http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Объявление


Форум для тех, кто любит играть.
Нет анкет. Нет ограничений. Только игра.

18+
Полезные ссылки:
FAQ
Обратиться к игрокам
Шаблон оформления шапки
Оставить заявку на игру
Почитать закрытые разделы:
лог: Читатель
пасскей: 1726354


Вопросы и обсуждения
► Если не пришёл пароль после регистрации: • вам сюда.

Каталог: партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 4


Случай в университете - 4

Сообщений 61 страница 90 из 115

61

То, что Шон узнал от Пацци перевернуло его мировосприятие в корне. И, вроде бы, Вьери не сказал ему ничего такого, и не сделал, но бешеное сердцебиение никак не желало успокаиваться, а лихорадочный румянец упрямо держался на скулах.
Можно ли читать по глазам? Сейчас Шон был уверен, что можно. И, сгоняв на ресепшн к вахтерше и забрав передачу из дома, первым делом вытащил линзы и нацепил на переносицу очки. Странно, но так он чувствовал себя.. более защищённым.

Как в таком состоянии общаться с Маликом - он не знал. Потому что вся история, что он собирался рассказывать, теперь представлялась в совершенно новом свете. И щедро подставлять под отработки Пацци, у которого еще и перелом оказался сейчас уже не хотелось.
Он вообще страшно запутался и теперь собственное поведение казалось не настолько ясным самому себе, как он думал раньше.

В итоге в обещанное время он отправил другу сообщение с предупреждением, что задерживается, и, взяв про запас еды (не иначе, собрался задабривать разгневанное божество), вновь отправился в медблок. Уже было позднее время и вряд ли бы медсестры обрадовались посетителю, поэтому Шону пришлось приложить максимум усилий, чтобы остаться незамеченным. Едва переведя дыхание, он молнией скользнул к двери и, чуть приоткрыв створку, просочился в палату к Майлзу. Темнота в комнате внезапно натолкнула его на мысль, что страдалец уже может спать.
"Ничего. Тогда просто оставлю еду в тумбочке"
Шон помнил, что Дэз был не дурак пожрать и прекрасно представлял, какое уныние наводит на комбезовца больничная еда. Хоть что-то для него сделает.
Стараясь двигаться бесшумно, он побрёл к койке.

62

- Пришел? - голосом ворчливой старухи, к которую бесстыжие внуки навестили только на смертном одре и то ради завещания, проскрипел Майлз, открывая глаза и садясь на кровати.
Охрану что ли поставить у палаты? Что-то он сегодня слишком популярен, принимает посетителей в постели, как какой-то августейший монарх, так и тянет сказать какую-нибудь пакость, вроде: "Да принесите уже мне, наконец, ночную вазу, сударь!"
Бред какой-то.
Гастингс застыл посреди палаты, прижимая к груди большой пакет. Он снова был в очках, и сейчас Дэзмонд был ему очень благодарен за это.
Вот он, рыжий ехидный очкарик, одна штука. Получите - распишитесь. И забудьте о парне, сидящем так близко, что можно рассмотреть каждую веснушку и длинные девчачьи ресницы, и эти глаза, и теплое дыхание в шею и нежную мягкую кожу, которую до сих пор помнят губы. И собственное паническое "Я не гей, вашу мать, ну не гей же!"
Так проще, особенно теперь, когда он понял, что нет, не гей, на Пацци-то у него ничего не встало, на Альтаира как-то тоже, хотя они по полу столько раз катались, сколько молодожены в медовый месяц не трахаются, а Шон ему действительно нравится. Как-то подозрительно нравится.
Но теперь все понятно. Это не он ориентацию сменил, это просто очкарик какой-то неправильный попался.
Если на него уже и Вьери запал...
- Апельсины? - капризно скривил губы Дэз, не желая прощать вот так быстро и сразу. Пусть помучится.

63

- Пришёл, - покаянно начал Шон, и замолк, лихорадочно соображая, что сказать дальше. Дэз его сам выручил, и Гастингс с каким-то облегчением устремился к кровати, опуская пакет на тумбу.
- Нет. Не апельсины. А что, надо? Могу сбегать. Вообще-то тут бутерброды с мясом, сыр, бананы, сок и.. - Может, шоколад все же совать в пакет не стоило? Тогда это казалось отличной идеей, а теперь, в свете, точнее, во тьме нынешнего положения, выглядело как-то совсем... многозначительно. Но отступать было поздно.
- И шоколад, - мужественно закончил автишник, лихорадочно выдохнув, и отступая на маааленький шажок от кровати. Уж больно угрожающе смотрел на него Майлз.
- Он, знаешь ли, стимулирует выработку серотонина, что является прямым помощником в улучшении твоего состояния. Конечно, фрукты закрепят результат, а еще неплохо бы бывать на солнце...
"И сексом заняться" - не вовремя подсказал внутренний эрудит. Шон поперхнулся и отчаянно покраснел, так, словно Дэзмонд мог подслушать его мысли.
Помолчал и как-то совсем жалобно уточнил.
- Сильно болит?
Надо было срочно менять тему. На важное.

Отредактировано Shaun Hastings (2013-02-22 23:45:49)

64

***
Пара началась пять минут назад, а Дэзу уже захотелось слинять из душной аудитории, в которую снова согнали студентов с двух факультетов и отправиться побегать по парку или поплавать в бассейне. Что угодно, только бы не затхлый воздух пропитанного студенческим духом помещения и заунывные псалмы мистера Родерика. По-другому манеру говорить этого преподавателя назвать было нельзя: лично Майлз понимал от силы первые три слова.
За окном весело дразнилось теплое солнце, Альтаир до почечных колик достал тем, что каждый раз, получив очередную смску или прочитав какую-то пакость на фейсбуке, тыкал ручкой Дэза в бок, тем самым отвлекая его от созерцания рыжей макушки автишника, маячившей через три рядя от Майлза.
Последние пару недель они виделись намного реже. Нет, это не значит, что рыжее чудовище отстало от друга Альтаира, Гастингс исправно терроризировал Дэзмонда, тот исправно шарахался по кустам и подсобным помещениям, стараясь выискивать места, куда занудный очкарик заведомо не захочет соваться. Но Шона не смутил ни спортзал, ни женская душевая. Зато ввалившийся в святая святых комбезовец сильно впечатлил женскую сборную по софтболу. Если бы не Гастингс, короче, Дэз до сих пор вспоминал тех девиц с содроганием.
Но самое обидное, вокруг Шона теперь везде и всюду крутился Пацци.
Вьери с видом преданной хозяину овцы верно пасся метрах в двух от рыжей ехидны. Его парни все так же продолжали задирать Шона, но уже как-то вяло, без огонька, а их предводитель смотрел большими овечьими глазами на предмет своей страсти и с учащенным сердцебиением жевал очередную порцию фастфуда, который употреблял в непомерных количествах.
Дэза от этой пасторальной идиллии коробило похлеще, чем Ла-Ахада от вида глубокой воды. Но признаваться в этом не спешил, только-только устаканившиеся отношения с Шоном и так висели на волоске.

- Все, надоело мне это овечье ранчо, - неприязненно пробормотал Дэз и понял, что произнес это вслух.
- Чего? - содержательно осведомился Альтаир, на какое-то время прекращая тыкать друга в бок.
-  А чего Пацци вокруг Гастингса хороводы водит? Как павлин в брачный период.
- А тебе что? – Ла-Ахад внимательно посмотрел на друга. Таким он Майлза еще не видел. Таким сосредоточенно-озабоченным.
- Ничего, - буркнул Дэз, ревнивым взглядом провожая бутерброд, мелькнувший в руке соседа слева. – Достает. И все.
- У них,  вроде,  темы курсовой похожи.
- Да ладно! Не звезди!
- Отвечаю, сам слышал. Вьери специально свою поменял недели две назад, зато теперь расчеты Шона ему вполне могу пригодиться. Вот и крутится.

- Слышь, Гастингс, можно тебя на пару слов? Мне нужна твоя помощь.
Стоящий в пресловутых паре метрах Пацци навострил уши, тряхнул отросшим руном и даже перестал жевать. Шон медленно обернулся и удивленно воззрился на запыхавшегося от быстрого бега Дэзмонда.
Еще бы, тот так задумался, что даже звонок провтыкал. И главное,  о чем! Всю пару вспоминал, когда впервые заметил, что очкарик больше не носит очки. И не заметил, как пара закончилась. Насилу догнал.

65

- Чего тебе, чудовище? - прищурился Шон, рассматривая замершего комбезовца. Привычка щуриться появилась в ответ на отсутствующее ощущение очков на переносице - запасные Шону не подошли, а чтобы заказать вторые взамен уничтоженных Вьери (как ни странно, он извинился, хотя оплатить новые не предложил), нужно было найти время и выбраться в оптику. Потому пришлось нехотя вернуться к линзам. Теперь Шон видел все куда лучше, хотя не сказать, что был этому сильно рад. К примеру, Пацци, словно заколдованный, все время попадался на глаза. А теперь еще и Дэзмонд изрядно озадачил программиста тем, что оказался обладателем идеально вылепленных скул и нижней челюсти: когда-то Гастингс вплотную изучал анатомию и даже пытался рисовать. И именно сейчас вдруг понял, что особо никогда Майлза вблизи не рассматривал, а стоило бы.
Или не стоило.

После того памятного разговора - если можно назвать те скованные несколько фраз беседой - Шон заходил к Дэзмонду еще несколько раз. Груз с души свалился, Майлз не злился на него, а травмы оказались не настолько кошмарными, как рисовалось автишнику. Оттого совсем скоро их общение вошло в привычную колею: Шон язвил, Дэз огрызался и пытался позорно бежать. Пока он был в медблоке последнее выглядело, как нырок под одеяло с головой и попытка прикинуться трупом, потом, получив свободу, комбезовец стал куда проворнее. А в последнее время навалился курсач, да еще и Вьери, стремясь, видимо, закрепить хрупкий мир, возникший было между ними, вдруг сменил тему своей курсовой на что-то, связанное с расчётами и прогнозированием, повергнув в шок и немое оцепенение всех ведущих преподавателей по его предметам. Зато при каждом удобном случае он приставал к Шону с расспросами, а тому не влом было напрячь мозг еще и на сторону. И все бы хорошо, но видя поведение вожака, честная компания Пацци тоже решила припасть к источнику мудрости, а потому последние несколько дней стали для Гастингса вообще фееричными, и теперь уже он искал тайные закутки, куда бы за ним не явились мрачные типы с набившей оскомину "слышь, очкарик.."

"Назовет меня очкариком - прибью!" - отчего-то подумалось Шону, пока он вопросительно изгибал бровь, глядя на то, как Майлз пытается отдышаться.
- Неужели ты тоже осознал бесплодность попыток набрать самостоятельно хотя бы план к твоей курсовой и решился на крайний шаг - просить помощи у образованных?

Отредактировано Shaun Hastings (2013-03-01 01:42:50)

66

Мерзкая ухмылка на роже Пацци вернула Дэзу дар речи. Еще эта влюбленная овца над ним не ржала.
- Когда мне понадобится твоя помощь в этом вопросе, ящерица ядовитая, я обязательно расклею объявления по всему универу. А пока мне всего лишь нужен Малик. Как сам видишь, - Майлз развел руками, - его на паре не было.
Зачем ему Малик? На кой черт он вообще про него вспомнил? И Альтаир, кажется, все слышал.
Хмурый взгляд, брошенный на него другом, соседом и, можно сказать, кровным братом, не предвещал ничего хорошего.
Майлз уже от всей души жалел, что остановил рыжую заразу в коридоре. Надрать бы ему уши, так предупреждение это дурацкое. И подраться уже нельзя.
Обидеть Дэза было трудно, но Шону это почему-то удается с завидным постоянством. А он-то подумал, что между ними все изменилось. Черт, изменилось. Не было между ними ничего, нет и не будет.
Теперь он и сам не понимал, какого хрена вообще прицепился к этой самовлюбленной язве. Жрать даже перехотелось, а Аль же звал в столовую, там, вроде, сегодня оладьи с клюквенным соусом дают.

67

всем нужен Малик XD а он в душе. с Леонардо о_О

Что-то, а обезоружить Шона у Майлза получилось. Автишник растерянно уставился на комбезовца, пытаясь сообразить, зачем ему понадобился Аль-Саиф, и почему это он сам не может быть полезен.
А потом прищурился.
- Малик, значит.  "А у Альтаира спросить не судьба."  Мне он самому нужен, так что становись в очередь. А пока ждёшь, можешь сходить в столовую. Там сегодня оладьи. С клюквенным соусом. - Неизвестно зачем уточнил Гастингс, стараясь изжить из голоса последние нотки незапланированной обиды. И недовольно поджал губы. Зато Пацци при известии о сегодняшнем меню изрядно повеселел, и, вдруг дезертировав к Дэзу, хлопнул того по плечу.
- А что, пошли и впрямь сходим! - Теперь уже Альтаир таращился на друга с невыразимым изумлением, но сказать ничего не успел - с гордым "Удачи в этом нелегком путешествии!" Шон отвернулся, задрав нос, и, прижав к груди планшет, словно щит, направился прочь. В душе разверзалась странная пустота, в которую улетали обрывки неоформившихся мыслей. Малик. Вот так вот. Наверное, для Альтаира старается. Вот уж, у кого все хорошо. У Аля с Дэзом. У Малика с Алем. У Пацци с... с фастфудом! Да. А у него..   - Шон уныло покосился на планшет, - у него даже с курсовой все плохо. Чёртов неандерталец, это же уметь надо так настроение портить! А ведь утро так замечательно начиналось и мистер Родерик рассказывал сегодня столько интересного!
Мысль о том, что можно было бы прямо сейчас вызвонить Малика с совещания студсовета, сунуть в руки необразованного терминатора мобилу и с удовольствием послушать, что ему от Аль-Саифа надо была прекрасной, но несвоевременной. Однако любопытство уже поселилось в душе естествознателя и покой давать ему не собиралось. В итоге, описав приличный круг, Гастингс оказался в столовой.
Хотя и ненавидел блинчики.

68

Пацци вздыхал, бросал тоскливые взгляды на дверь, нес какую-то ерунду, слишком громко смеялся и постоянно норовил похлопать то Дэзмонда, то Альтаира по плечу. Короче говоря, вел себя, как полный придурок.
Майлз сидел, как на иголках, то и дело хмурился в ответ на слишком громкие взрывы хохота и косился на Альтаира, безмятежно дожевывающего уже третью порцию оладьей. Пацци Ла-Ахад, конечно, не обогнал, поглощать еду в таких количествах мог только Вьери. Дэз подозревал, что тоннами фастфуда Пацци заедает свою внезапно проснувшуюся гомосексуальность, но зато в этом плане на свой счет был абсолютно спокоен. Ему не то, что порция, кусок в горло не лез.
А два жвачных напротив окончательно отвращали от вкусно пахнущих румяных кружочков, политых кроваво-красным сиропом.
- Аль, звездани его, мне нельзя, у меня уже есть предупреждение, - Дэзмонд раздраженно передернул плечами и отодвинул тарелку, к которой даже не притронулся. - Достал уже.
- Да ладно, - удивленно протянул Ла-Ахад, обеспокоенно глядя почему-то не на Пацци, а на друга. - Ты чего не ешь?
- Не хочу, - буркнул Майлз, подпирая подбородок рукой. - Будешь?
- Давай, - Альтаир не стал отказываться, пододвинул к себе тарелку и бросил на Майлза еще один подозрительный взгляд.
- Ты вообще как себя чувствуешь? - Друг никогда не отказывался от еды и сейчас вел себя совершенно неадекватно. Раздражался по поводу и без, смотрел куда-то... вдаль. И, что самое ужасное, не хотел есть!
- Нормально.
Взгляд Пацци, обращенный в сторону входа в столовую стал каким-то особенно тоскливым, и Альтаир машинально тоже перевел взгляд на дверь. В дверном проеме показалась рыжая шевелюра маликова друга. Шон остановился на входе и огляделся. Дэзмонд оглянулся через плечо и заметно напрягся. Притихший Пацци перестал жевать, а Альтаир вдруг вспомнил, что сегодня так и не увидел Малика, широко улыбнулся и помахал рукой, привлекая внимание Гастингса. Вот кто ему расскажет, куда делся Аль-Саиф.
- Шо..., - Договорить Альтаир не успел, по голени вдруг звезданули с такой силой, что на глазах едва не выступили слезы. - Твою ... ! Ты вконец охренел, Дэз?! - сил хватило только на то, чтобы прошипеть. - Придурок!
Но друг сидел с таким видом, как будто не имел к произошедшему никакого отношения, разве что впился побелевшими от напряжения пальцами в стакан с морковным соком.

69

Поклёп! о_О

Совещания и собрания студсовета Малик ненавидел лютой ненавистью, но отмахаться от почётного звания президента у него не получалось четвертый год. Прошлый год, который они с Шоном провели в Оксфорде, был просто раем, потому что запрячь студентов по обмену в общественно полезную студенческую деятельность никто особенно не желал: всё равно они через два семестра уедут, потом придется новую жертву искать. А здесь, стоило только вернуться, как студсовет радушно оскалился улыбками изголодавшихся волков, распахнул широкие объятия, окружил и прижал к стенке, развеяв все надежды, а временный заместитель вздохнул с облегчением. По крайней мере, так это видел Аль-Саиф.
"Враги, кругом одни враги", - программист стремительным шагом направлялся к столовке. На часах было еще 15 минут пары, на которую он не попал из-за совета, будь он неладен, а выпитый утром кофе давно испарился из организма. Есть хотелось зверски, но обламывать, когда цель так близка - любимое дело законов подлости.
— Малик! Я вас искал, зайдите на минутку, хотел с вами обсудить несколько моментов.
"Да йопт!" - уныло подумал АВТшник, оборачиваясь и приветливо улыбаясь дипломному руководителю. Нет, диплом - это страшно увлекательно, конечно, но... а как же еда? Такая близкая столовая, манящая ароматами выпечки, растаяла, как мираж, и отодвинулась ещё на двадцать минут. В такие моменты Малик остро завидовал не обременённым ничем троечникам, которые вовремя кушали и не пропускали даже полдник.
Когда же Аль-Саиф, наконец, переступил порог обители вкусной и нездоровой еды, он сам себе не верил. Вдруг это обман зрения? Вдруг он сидит где-то ещё, кто-то отчаянно жаждет его мнения, а это всё просто галлюцинация? Щипать себя парень не стал, поверил реальности на слово. Вернее... в общем поверил.
Счастье, что под конец перерыва очередь почти рассосалась, и оголодавшему программисту удалось сразу же взять два бутерброда и сок.
Однако не успел он развернуть и надкусить благословенную булку с котлетой, огурцами и кетчупом, как натолкнулся на кого-то, стоящего столбом едва не посреди столовой. При ближайшем рассмотрении это оказался друг Гастингс.
— Привет! — обрадовался было Малик, но выражение лица друга его насторожило. Быстрый взгляд по сторонам - компания из трёх комбезовцев за одним из столов, которая смотрела прям на него. Физиономии у них у всех были настолько странными, что программист аж бутерброд выронил, мгновенно почуяв неладное.
Грустным взглядом посмотрев на ускользнувшую из рук еду, парень скорбно поднял павший столь низко бутер и понёс его к мусорке.
— Чего это с вами со всеми? — на ходу поинтересовался он.
Ладно, по крайней мере у него есть другой бутерброд. Его-то он не упустит!

70

Первичная растерянность сменилась странным злорадством.
- Привет, - догнал Шон друга, пристроившись в ногу по пути к столику, за которым вольготно уничтожали мучное Пацци, Альтаир и Дэзмонд. - Да вот, тебя сегодня все искали, особенно эти два брата-акробата. - Он кивнул на последних, торжествующе улыбаясь. Если Майлз рассчитывал, что избавится от Шона, переключив свое внимание по примеру друга на Малика, то он жестоко просчитался.
- Подвинься, - в наглую подтащив еще один стул, Шон вклинился между сменившим цвет Вьери и неандертальцем, оказавшись почти прижат плечом к последнему.
Конечно, можно было бы пристать с этими вопросами к Альтаиру, но опускаться до подлости по отношению к присутствующему тут Аль-Саифу Гастингс даже ради сладкой мести не стал. - Я слышал, свежий взгляд со стороны помогает в решении проблем. Есть еще метод великого рандома и отличнейшая теория вероятностей - о ней-то вы точно слышали! Так вот. Оставим высокие материи. У меня не ладится вот тут, тут и тут, - рыжий увлеченно тыкал стилусом в подсунутый под нос Дэзмонду планшет, на котором пестрел щедро разбавленный комментариями код. - Быстро говори, какие решения первыми приходят в твой светлый, незамутненный ум.

Отредактировано Shaun Hastings (2013-03-12 17:45:07)

71

- Чего? - обалдев от наглости рыжего и извергнутого им информационного потока, из которого он понял только предлоги, Майлз ошалело уставился куда-то в веснушчатую переносицу Шона и почувствовал, как на щеках пунцовыми пятнами проступает лихорадочный румянец. Чертов очкарик, он снова в линзах. Сейчас комбезовец с тоской и нежностью вспоминал прозрачные стекла в тонкой металлической оправе.
Рядом раздалось утробное рычание обиженного бизона, напротив заржал верный конь, простите, друг, а на лице Аль-Саифа появилось выражение полного непонимания. Дэзу резко захотелось сползти под стол.
Ну, Гастингс! Ну, ядовитая скотина! Язык вырву.
- А я откуда знаю? - отчаянно взвыл Дэзмонд, отпихивая от себя планшет и усиленно борясь с желанием засветить умнику в глаз. - Вон, у Пацци спроси. Говорят, любовь способна творить чудеса. Может, и это жвачное себе мозги отрастило.
Обидные слова вырвались до того, как Майлз сумел прикусить себе язык. Черт его дернул. А все этот очкарик.
- Слышь, Вьери, я это... сдуру... извини.
Пацци молчал, а взгляд Ла-Ахада стал вдруг жестким и понимающим.
- Ну ты и мудак, Дэз, - спокойно объявил друг, и Майлз, стараясь не встречаться ни с кем из сидящих за столом взглядом, поспешно кивнул. С Альтаиром он был полностью согласен, мудак, еще и какой. - Ты лучше поешь, а то окончательно озвереешь.
- Покажи, - неожиданно раздался спокойный голос Пацци. Придвинув к себе планшет, он некоторое время изучал адские письмена, после чего ткнул стилусом куда-то в край формулы. - Мне вот этот кусок кажется подозрительным, но я не уверен. Я не очень хорошо разбираюсь в кодах, Шон. А у тебя здорово получается.
Майлз сунул в рот злосчастную оладью и, не чувствуя вкуса, принялся сосредоточенно ее жевать. Таким дерьмом, как сейчас, он себя еще никогда не чувствовал. Судя по повисшему молчанию, присутствующие были с ним абсолютно согласны.

72

Малик, наконец воссоединившись с вожделенным бутербродом, ушёл в глубокий фейспалм и делал вид, что поглощён исключительно едой. Хотя по всей позе друга, и даже по движению челюстей было предельно ясно, что все его отношение к происходящему можно было выразить в две фразы: "WTF" и "Сделайте меня это развидеть".. И правда, оно ему надо - их разборки, и так на совещании, наверное, пытались мозги половником выхлебать, предварительно усердно их разжижая предложениями по улучшению студенческой жизни, одно нелепее другого...

Шон усилием воли отогнал лишние мысли и уставился в то место, куда (видимо, наугад) ткнул Пацци. Разумеется "подозрительным" комбезовцу показался альтернативный вариант кода, описывающего серию однородных функций, который волевым усилием Шон пробовал заменить на коллбэк, спрятав первоначальный вариант в комментарии, отчего огромный кусок в коде приобрёл веселую зеленоватую окраску. Да действительно, откуда Вьери знать о кодах хоть что-то, когда единственные цифры, с которыми они сталкиваются на занятиях - это подсчёт статистики и процента вероятности успеха спасательного мероприятия... Вздохнув, Гастингс поправил несуществующие очки и ринулся нести свет науки в тёмный ум - в конце концов, он сам это затеял, ему и расхлёбывать.
- Смотри. Здесь у меня спрятан альтернативный вариант для вот этого. По сути они идентичны, просто вариант с использованием нескольких функций общего назначения показался мне... прямо скажем покороче и поэргономичнее, нежели то, что я написал раньше.. и.. стой.. а вот здесь.. А, нет. Все верно, - разочарование, отразившее на веснушчатом лице было тем более забавным, что относилось оно к отсутствующим ошибкам в идеальной части кода.
- Хотя.. Вот в этом месте, смотри восьмисотая строка какая кривая.. - увлекшись, Гастингс почти мгновенно позабыл о висящем над столом траурном молчании, впрочем, оно быстро сменилось бубнежом Альтаира, предлагавшего Малику "оладушки", заинтригованным тоном Малика, уточнявшего, с какой целью его сегодня искали, а потом и сам Шон, окрылённый очередной идеей, подорвался, смазано извинившись перед сотрапезниками и унёсся на кафедру программирования, зачем-то потащив с собой Пацци.

- .. а потом просмотрели по второму разу, и в итоге вычислили ошибку! - сияющий Гастингс, уже вернувшийся с алгоритмических небес на землю и покинувший кафедру, радостно докладывался терпеливо ожидавшему его под дверью Вьери. - Так что, хотя указанное тобой место никаким боком не относилось к проблеме, все же можно считать эту маленькую победу реализованной благодаря тебе.
- Это все? - ровно уточнил Пацци, и на лице его появилось до оскомины знакомое надменное выражение. Так, что Шон сбился, забыв, что еще хотел добавить и с недоумением уставился на собеседника, медленно обретая почву под ногами. Он. У кафедры программирования. С Пацци. Радостно докладывает ему об успехах в борьбе с кодом.
Кажется, Пацци осознал всю нелепость ситуации еще раньше. Это ж сколько он тут торчал?..
- Д-да. Все, в общем-то, - сбился Шон, пряча планшет в сумку.
- Ну и отлично. Понадоблюсь - зови, - высокомерные тягучие нотки в голосе уже успели забыться, и сейчас неприятно резанули по слуху. Кажется, Вьери собирался сказать что-то другое. Что-то вроде "Оставь меня в покое и не приближайся ко мне больше, понял?!", но в последний момент передумал.
Гастингс задумчиво смотрел на удаляющуюся спину и озадаченно хмурился.

73

- Ну, чего застыл? Входи.
Вьери посторонился, распахивая дверь шире.
После обеда Майлз так и  ходил сам не свой. Шон с Пацци умчались на кафедру, Альтаир привычно потащился за Маликом по каким-то его делам, а он остался дожевывать чертовы оладушки и думать о несправедливости и подлости мироздания.
А вечером не выдержал и решил поговорить с Пацци.
- Можно? Ты, ну...
- Да ладно, проехали. Я уже и забыл.
Мысленно Дэз отметил, что рожа у новоявленного Ромео на счастливую и отдаленно не катит. Значит, не срослась любовь. Конечно, с этой рыжей ехидной срастется, как же.
- Выпить есть? - Майлз тяжело опустился на диван и уставился на хозяина комнаты.
Вьери не менее удивленно уставился в ответ. Он прекрасно знал, что Майлз не просто не пьет, но еще и не умеет, что в общем-то, вещи вполне себе взаимотерпимые, если их не начать смешивать.
Но началось все даже не с этого, а с фразы, брошенной Пацци после первой порции виски, выпитой в гробовом молчании.
- Знаешь, Дэз, лучше бы мы с тобой бабу не поделили...

Полбутылки ушло, чтобы запить осмысленное. Потом понеслось. Выяснилось, что Вьери понятия не имеет, как и когда все началось, и что Шона он на дух не выносит, только сам не понимает, зачем к нему лезет. Дэз авторитетно подтвердил, да, мол, ящерица ядовитая и чрезмерно языкатая, сам постоянно бесится, когда эту конопатую рожу видит.
Пацци замахал руками, доказывая, что Дэз не понимает, это совсем не то, что значит "бесит"? Майлз откровенно поделился тем, что ему хочется сделать с другом Малика в такие минуты, и Пацци вдруг согласно закивал, сдерживая нервную икоту: да, правда, бесит, даже у него таких мыслей не было.
Пили долго, шумно, вдумчиво. Поговорить было о чем.
- Да он мне даже не нравится! - взвыл Вьери, роняя стакан на ковер и обхватывая голову руками.
- Конечно, - пробухтел Дэз, становясь на четвереньки, чтобы поднять тару. - Конечно, не нравится. Чему там нравиться? Вся рожа конопатая, волосы рыжие, ресницы, как у девчонки и глаза..
Пацци как-то странно покосился, и Дэз счел за благо заткнуться, уж больно больной взгляд был у Вьери, он напомнил ему овец, которых ведут на стрижку, он как-то видел, когда к тете на ранчо ездил.
Потом долго выясняли, было ли у кого раньше с парнями и как? Пацци клялся, что нет, потом как-то странно покосился на Майлза, даже придвинулся ближе и с расширившимися от любопытства глазами вопросил:
- А с Ла-Ахадом?
Дэз подавился виски и закашлялся. Это, наверное, и спало Пации жизнь и вывеску.
- Сдурел? Ты еще у него спроси. Только некролог и завещание не забудь составить. Да и вообще...
"... у него Малик есть"
Черт, а ведь чуть вслух не ляпнул.
Нет, ну что это получается? Это уже какой-то гей-клуб получается!
- Хочешь попробовать?
- Все, Пацци, я домой. Мне уже хватит.

Они что, все такие? И как он раньше этого не замечал? У него все друзья... слово само просилось на язык, но было слишком обидным.
Нет, не все! Эцио! Точно, надо позвонить Эцио, он быстро всю эту дурь из головы выбьет.
Через пару секунд пьяный в стельку Дэзмонд, стоя в парке под каким-то деревом, объяснялся в любви своему другу, самому гетеросексуальному и прекрасному мужчине во всем университете.
- Аудиторе, - томно стонал в трубку Дэз, смахивая наворачивающиеся на глаза сентиментальные слезы. - Ты не представляешь, как я по тебе соскучился! Когда ты возвращаешься?
Но Эцио, судя по всему, был не расположен выслушивать пьяный бред друга.
Заявив, что вообще-то он вернулся два дня назад, и что если бы у них с Ла-Ахадом была совесть, мозги и они больше проводили времени на своем факультете а не обтирали стены у кафедры автишников, они бы уже давно встретились. А свои признания в любви Дэз может засунуть себе сам знает куда, хотя, судя по последним сплетням и его собственным стенаниям, с истинным назначением этого самого мечта он пока еще не знаком, что, конечно же, является вопиющим упущением со стороны его родителей, не поровших своего придурка-сына ремнем.
Половину сказанного Майлз попросту не понял, Эцио сейчас выражался слишком сложными конструкциями.
Поэтому обиженно икнув потухшему телефону, он попросту побрел спать.

Утро встретило ярким светом, ультразвуком будильника и жуткой головной болью. На парах Майлз старался не поднимать голову от крышки стола и не смотреть по сторонам.
Пацци не было, что означало только одно: соперник или друг, Дэз уже запутался, не выжил.
"Надо бы пойти хоть аспирина с минералкой занести."

74

___________

Сессия наступила запланировано, но все же как-то внезапно. Лекции закончились, шансы пересечься с комбезовцами на практических стремительно приближались к нулю. С одной стороны хорошо, вроде бы, с другой уже даже как-то непривычно.
Впрочем, в последнее время все было непривычно. Вьери то лип, как нездоровый, то теперь подходит только с важными вопросами и демонстративно холоден. Дэзмонда вообще не видать, и это почему-то беспокоит, но бежать и доставать его язвительными замечаниями не то, чтобы не хочется - банально нет времени.
Вот как сейчас: Шон несся к центральному Миланскому архиву, опасаясь не успеть до закрытия. А ему позарез нужно было посидеть над несколькими документами, чтобы подготовить нормальный доклад по истории развития ЭВМ.

В архив он все же успел, и даже засиделся не сильно допоздна, хотя, конечно, в итоге работники его все же выгнали. Топая обратно, программист ёжился - похолодало быстро,  как и стемнело, на улицах почти никого не было. Долговязая фигура, бредущая впереди, показалась странно знакомой.
Убедившись в верности своих догадок, Гастингс обрадованно припустил вслед за опознанным Майлзом.
- Привет! - пристроившись в ногу и сияя довольством, Шон хотел было уже фирменным жестом поправить очки, но тут вспомнил, что сегодня он снова в линзах. Эх! А ведь в очках он странным образом чувствовал себя рядом с Дэзмондом, словно увешанный опознавательными знаками "осторожно! ботан!".
- И чего тебе не сидится за конспектами так поздно? - ну вот, еще и дождь стал накрапывать. Следовало поторопиться, хотя, по мнению Шона, Дэзмонд и так несся, как угорелый. Или дело было в том, что у комбезовца и ноги длиннее, и шаг шире?..

75

- Привет!
Майлз так опешил, что даже остановился на секунду. Шон тоже притормозил и близоруко сощурился. Снова линзы нацепил, и забыл, что не в очках. Эта привычка щурится почему-то накрепко засела в голове Дэза. И, кажется, даже начала нравится.
Стоп. Что здесь делает Гастингс?
- Ты откуда так поздно?
Ну почему он просто не может кивнуть и пройти мимо? Ну, что ему стоит? Сам подобных героических усилий Майлз совершать не стал, все равно не смог бы. Он и так с трудом вынес эти несколько дней, то и дело порываясь вскочить и броситься выяснять отношения с язвой очкариком по поводам, которые вгоняли обычно флегматичного Эцио в глубокий ступор. Альтаир практически не отлипал от своего ненаглядного Малика, и Эцио предложил мечущемуся туда-сюда Майлзу делать курсовую вместе.
Спустя пару дней итальянец об этом пожалел, но взял себя в руки и воспринял буйное помешательство друга философски, поэтому только легко одергивал, когда Дэза начинало заносить на поворотах и незлобиво подтрунивал, предлагая Дэзу с Алем перевестись в группу Малика и Шона, чтобы, наконец, воссоединиться со своими возлюбленными. На угрозы начистить лицо Эцио не реагировал, поэтому Майлз только вздыхал и говорил, что безропотно примет на свои плечи непосильную ношу разбитой личной жизни и насмешек.
Эцио оставалось приложиться лбом о стол и икать от смеха, что он с удовольствием и проделывал под несправедливо обиженным и полным негодования взглядом друга.
А тут на тебе, встретил.
- Тебя проводить? - кажется, он даже покраснел, хорошо, что уже темно, дождь, и ничего не видно.
Шон подозрительно передергивал плечами, и Майлзу показалось, что на улице и в самом деле прохладно.

76

- Мммм.. - крайнее изумление выразилось в малопонятном мычании, и последовавшей за ним паузе. Шон так опешил, что даже забыл все язвительные реплики, заготовленные заранее, дабы ввергнуть неандертальца в пучины интеллектуального отчаяния. Расстались они в последний раз не в лучших отношениях и в памяти Шона это осталось как официальное признание их взаимодействия скорее, как соперническо-вражеского, с подколками, пикировками, в общем, возврат к тому, с чего все началось. И в эту стройную логичную схему предложение проводить, брошенное негромким, каким-то непривычно-смирным тоном никак не вписывалось. И собственная реакция, к слову, тоже. Вместо того, чтобы высмеять оппонента, гордо передёрнуть плечами и бежать по своим делам, которых конечно же очень много, он смирно вышагивал рядом, так и не решившись ответить Дэзмонду что-то вразумительное.
Впрочем, ответа тот, кажется, и не ждал, расценив молчание, как знак согласия.

- Я в архиве был, - неизвестно с чего решил поведать о своем дне Гастингс. Собственный тон показался не менее кротким, даже каким-то растерянным, и программист попытался взять себя в руки.
- Нужно для курсовой кое-что, а я из-за практик уже второй день к самому закрытию прихожу, и не успеваю отсканировать нужные мне страницы, и переписывать от руки, сам понимаешь.... - слово за слово, и он сам не заметил, как оживился, принялся жестикулировать, а в тоне появилось привычное и неистребимое ехидство. Только теперь оно было направлено то на работников архива, не умеющих отличить два с виду идентичных издания, но имеющих принципиальные расхождения и то и дело подсовывающих ему не ту книгу, то на преподавателей, троллящих студентов не менее активно, нежели сами студенты троллили друг друга, то, неожиданно, на себя, умудряющегося то и дело забыть надеть линзы и попадающего в ситуации одна нелепее другой из-за кротовьей слепоты...
Они уже прошли мимо общежития комбезовцев, плавно приближаясь к общагам АВТишников, а Шон не замечал, что перебирает ногами все медленнее, наслаждаясь обществом неожиданно хорошего слушателя.
Небо потемнело еще больше и принялся накрапывать прохладный неприятный дождик.

77

Неторопливо шагая рядом, Дэзмонд внимательно слушал увлечено жестикулирующего Гастингса, с каким-то ленивым удивлением отмечая, что ему нравится чувство юмора этого острого на язык язвительного АВТишника, особенно когда оно направлено не на него, а на других.
У Шона была удивительная особенность подмечать все детали, даже самые незначительные, поэтому описываемые им словесные портреты библиотекарей, преподавателей и других студентов были настолько реальны, что Майлз хохотал каждый раз, когда Шон рассказывал об их столкновениях с его могучим интеллектом.
В библиотеке Дэз и сам частенько попадал, что называется. Комбезовцев угрюмые призраки книжных полок и толстого слоя пыли почему-то не жаловали, а Дэза и его друзей - особенно. Разве что за исключением Эцио, того чуть ли не на руках носили и в этой паршивой библиотеке, и на кафедре. А Майлзу то выдавать литературу на руки отказывались, то вкатывали липовый штраф, то сажали за комп, в котором интернет глючил так, проще было библиотеку перерыть в поисках нужной информации. Поэтому когда у него возникала острая необходимость в услугах библиотекарей, Дэз зачастую бесстыже пользовался Аудиторе и Ла-Ахадом, зная, сто тот частенько околачивается рядом с Маликом, которому в библиотеке уж точно всегда рады.
Странно, и как он раньше не подумал? Шон, наверное, тоже часто туда наведывается. Может, попросить? Или потом как-нибудь.
- Да я тоже сейчас из-за курсовой тренировки задвигаю, - поведал свою величайшую обиду на мироздание Майлз. На самом деле его куда больше огорчало нововведение, которым тренер третировал их уже вторую неделю. - Ааа, да ну их! Тайсон (прозвище, которым наградили студенты огромного помешанного на дисциплине тренера, прижилось и среди преподавателей) совсем рехнулся. Ну, после той драки. Представляешь, зарядил нам, что раз мы такие неуправляемые и не дисциплинированные, и выдержка у нас ни к черту и терпение на обе ноги хромает, никакой тренажерки, пока сорок минут йоги не оттарабаним. Мужики в шоке. Ладно я, - Майлз пожал плечами, - а ты представь этих качков в позе собаки мордой вниз или растянутыми в шпагате! Кто не успел глаза закрыть - до конца тренировки икал. Такое ночью привидится - охренеешь отмахиваться.
Слушай, - Дэз тронул рыжего за рукав и нахмурился. - Дождь, холодно. Может, пойдем перекусим чего-нибудь? Ну, или выпьем. Можно ко мне, Альтаир уехал, а Эцио на свидание свалил. Если хочешь, конечно, - вспомнив о правилах хорошего тона, буркнул Дэз, чуя левой пяткой, что делает сейчас явно что-то не то.
К отказу он был готов. Успел даже заготовить безразличное выражение лица и небрежный тон, которым протянет так лениво "Ну, как хочешь... тогда бывай"

78

Трясясь от сдерживаемого смеха, Шон не сразу уловил суть последних высказываний.
Йога! Подумать только! Воображение тут же исправно малевало Дэза в позе лотоса, с благостно умиротворенным выражением лица, а потом и весь их спортзал в последней стадии расслабления.. Картина, надо сказать, представлялась та еще, и он уже даже почти решил как-нибудь проникнуть на тренировку, встать среди разбросанных по залу в позе трупа комбезовцев и сфоткаться, а потом выложить на фейсбуке с подписью "сила интеллекта". Мысль была шикарной, только расписание осталось у Майлза выведать.
Потом Шон резко замер, посерьезнев.
Действительно, неприятно похолодало, да и дел была гора, но.. в гостях у Дэзмонда он еще не был, и как выглядит общага комбезовцев изнутри посмотреть было любопытно. В плюс к этому что-то подсказывало, что откажи он сейчас и Дэзмонд вряд ли его еще раз когда-нибудь пригласит, упрямый же. И гордый.
От размышлений стало совсем холодно, и Шон решительно повернул обратно.
- Идём, - как можно небрежнее постарался пожать плечами он. - У тебя же чай есть? - На что это было похоже, Гастингс старался не думать. Равно как и о том, что совсем недавно был твёрдо убежден, что иного общения кроме словесных пикировок и ссор у него с комбезовцем случиться не может. А тут гляди ж ты. Уже без малого час трепятся. И весело...

79

- Есть! - не растерялся Дэз, хотя последний виденный им пожелтевший и сморщенный пакетик чая видел где-то в ящике на верхней полке еще с полгода назад. Обычно они с Альтаиром дома не готовили и уж тем более чаи не распивали. Обедали друзья обычно в университетском кафетерии, в гостях и в женском общежитии, куда часто наведывались. Девушки любили сильных высоких комбезовцев и таяли, стоило им только переступить порог кампуса, а эти самые сильные и высокие страсть как любили пожрать на халяву. Так что обе стороны были чрезвычайно довольны друг другом.
Но признаваться Шону, что живет, как троглодит, Майлз не собирался. Он еще помнил аккуратно прибранную комнату, бутерброды с сыром и вкусный чай, которым его угощал Гастингс.
Не мог же он ударить в грязь лицом перед этим очкариком?!
Дэзмонд недоверчиво покосился на темно-рыжие ресницы Шона и с тоской вспомнил очки в тонкой металлической оправе. И очкариком же теперь не назовешь. Куда катится мир!
Дождь усилился, и неожиданным друзьям по несчастью пришлось ускорить шаг. До общаги Дэза добирались почти бегом.
- Проходи, - Майлз распахнул дверь, зажег в прихожей свет и легко подтолкнул Шона в спину. Еще не хватало, чтобы кто-то пронюхал о том, кто у него в гостях. - Ты проходи, раздевайся, чистые полотенца на полке в душе. Справа. А я пока ... чай заварю...
Майлза как ветром сдуло.
- Вьери, у тебя чай есть? - комната Пацци была уже восьмой по счету. В предыдущих семи он узнал о себе и своих новоявленных привычках много интересного, но желаемым напитком так и не разжился. К Пацци идти не хотелось, но пришлось. Состоятельные кроты Пацци-старшие снабжали свое любимое двухметрово-центнерное чадо всем необходимым для нормального развития растущего организма. Того, что организм давно уже не только вырос, но и порядком оскотинился, ослепленные любовью родители упрямо не замечали.
- Есть - Вьери очумевшим взглядом уставился на взъерошенного Майлза и подозрительно уточнил. - А тебе зачем?
- Давай сюда, я сказал! - обрадовался  Дэз, вламываясь в берлогу Пации. Да, надо было Шона сюда привести, культурный шок был бы обеспечен. И пои хоть уксусом, вряд ли от своего любимого чая в первые пол часа отличит. Потом, конечно, привыкнет...
Хорошо, что они с Альтаиром вчера убрали комнату, к другу должны были приехать родственники.
- Майлз, ты охренел?
- А пожрать что есть?
- Точно охренел. Ладно, смотри сам в холодильнике, я занят.
- Ага. Спасибо, Вьери. Буду должен.
Пацци только у виска покрутил и потопал в комнату. Извиняющийся за форменное мародерство Майлз никоим образом не вписывался в его картину мира.
Сгрузив гору честно-ворованного съестного в кухне, Дэз с удивлением обнаружил Шона сидящим на диване в гостиной.
- А ты чего в душ не идешь? Давай, дуй, простудишься же. А я пока чайник поставлю. И не долго там, я следующий!
- Таак, будем ужинать, чем Бог послал. Что там он Пацци послал? Ага! Отличненько! - в пол-голоса бормотал Дэз, раскладывая сыр, паштет, хлеб и ветчины на отдельные тарелки. В ворохе оберток обнаружился пакет сгущенного какао и плитка шоколада. - Даже с десертом!

Отредактировано Desmond Miles (2013-04-20 10:57:16)

80

Колебания были сравнительно недолгими. С одной стороны, идея тащиться в душевую у Дэза была какой-то... странной, как минимум. И внушала определенные беспокойства,  да и всевозможные логичные последствия рисовались весьма далекими от невинных. Но в итоге Шон списал все на свое, как он уже успел понять, больное воображение, и таки двинул в сторону ванной.
Плескался он действительно недолго, старательно жмурясь, чтоб не вымыть линзы ненароком. Вытирался тщательно, простыть ему не хотелось. Зато согрелся. Оставив полотенце на плечах, чтоб периодически пытаться им просушить мокрые, ставшие почти темными волосы, Гастингс выпал к импровизированной кухне и присвистнул.
- Богато живете!
Перехватив инициативу по  распаковыванию продуктов, Шон вытолкал сияющего гостеприимством комбезовца в душ. Тот вначале упирался, у АВТишника даже сложилось впечатление, что Дэз боится, как бы рыжий не сбежал ненароком, пока тот будет мыться. Но потом, словно решившись, он все же мигом скрылся за створкой.

Стук во входную дверь сквозь шум воды был наверняка не слышен, зато Гастингс его прекрасно разобрал. Поразмышляв с минуту, насколько уместно ему будет открывать дверь вместо хозяина, он все-таки решился, проходя в коридор.
- Дэз, мне там нужно.. - Пацци не договорил, форменно уронив челюсть и рассматривая Шона, раскрасневшегося после горячего душа и с полотенцем на плечах. Потом медленно шагнул в комнату. Гастингс, оторопев от подобного внимания, невольно попятился. Вьери сделал еще шаг и как-то уж больно осторожно прикрыл за собой дверь. На лице  его отражалась такая гамма чувств, что выделить преобладающую Гастингс бы не решился.
- Эмм. Привет, - пробормотал он, силясь улыбнуться. - А я тут.. в гости заглянул. А ты тоже рядом живешь, да?
Ничего не ответивший Пацци продолжал надвигаться на рыжего, невольно сдававшего на попятный и  дезертировавшего к столу. Неширокие комнаты в общагах не давали особо пространства для манёвров и безжалостная столешница в итоге врезалась аккурат в гениальную пятую точку.

81

По возвращении из душа, мокрый и довольный Дэз застал в своей гостиной весьма пикантную сцену. Вьери мрачней дождевой тучи, широко расставив ноги и выпятив нижнюю челюсть, тяжелым взглядом гипнотизировал, вжавшегося в стол Гастингса. Ну, чисто картина «Муж вернулся из командировки, а тут любовник в душе!»
Майлз бочком-бочком протиснулся мимо широкоплечего сокурсника и решил  сразу, не вдаваясь в долгие лирические отступления, прояснить ситуацию.
- Чего приперся, Пацци? – в ответ на ошалевший от подобной наглости взгляд, Дэз набычился и попер напролом. – Вали отсюда, тебя на этот праздник жизни не звали.
- Охренел, Майлз?! – Вьери всегда заводился с пол оборота, особенно когда дело касалось еды. – Можешь считать меня бесплатным приложением к той горе жратвы, которую ты выгреб из моего холодильника.
- Так ты из-за жратвы? - в голосе Дэза послышалось облегчение.  Ладно, чувак, расслабь булки, а то еще немного, и Гастингс нервным тиком обзаведется. Ты чего накинулся на него, как Отелло на Дездемону? Не молился он на ночь, не молился, он только своим кибернетическим богам молится, тебе не понять. Расслабься, Гастингс, он не кусается, только когда очень голодный. Но мы же его сейчас накормим!
Почему-то называть Шона по имени при сокурснике он стеснялся. Слишком интимно что ли.
- Спасибо большое, кормилец ты мой! - с непередаваемым сарказмом прогудел Пацци, с трудом отводя взгляд от АВТишника и двигая в сторону кухни.
Майлз бросил на Шона извиняющийся взгляд и развел руками, мол, не думал, что так получится.
Мысленно пообещав при случае накормить однокурсника мышьяком, чтоб не приперался когда не надо, Дэз вздохнул и поплелся готовить ужин.
- Шон, поможешь?
Прикусил язык, но поздно. Похоже, ему самому нравится звать очкарика по-имени.
О том, что на нем из одежды только банное полотенце на бедрах, Дэз как-то не подумал.

82

Конечно, велико было желание остаться в комнате - Шон где-то в глубине души понимал природу этого желания, но оправдывался тем, что кухни в студенческих общагах, у тех, кому повезло иметь собственную в блоке из двух комнат, простором не отличаются, и что в комбинации с не маленьким Пацци и не хрупким Майлзом там случится столпотворение. Однако Дэзмонд не оставил ему выбора и рыжий потащился следом, просачиваясь на кухню и замирая между двумя врагами-товарищами, испепеляющими друг друга взглядом. Между ними, как пограничная полоса - гора еды на столе и он сам.
- Таак, что тут у нас?  - бодро вопросил рыжий, усиленно шелестя пакетами и стараясь не смотреть на то, как заправленный край полотенца, обмотанного вокруг бедер Майлза медленно выползает из узла. Интересно, он всегда так ходит? С собственных волос продолжало капать, а ведь вытирался же! Особо колоритная капля все время набегала с челки и висла на кончике носа, но Гастингс, занятый усиленным раскладыванием еды, только раздраженно смахивал ее рукавом.
- О, чай! Отлично. Согреться не помешает, - прозвучало как-то двусмысленно, или Шону просто так показалось, и он поспешил пояснить, оборачиваясь к сопящему Вьери.
- Мы пока сюда шли под дождь попали..
"Таак, Гастингс, отлично. Теперь еще это "мы" и рассказ про то, что вы с Майлзом где-то перед этим вдвоем шарились. Все, считай, расписался, штамп поставил.."
Кажется, открывать рот было не лучшей идеей. Как и открывать дверь.
Хотя, возможно, все это Шону просто мерещилось.

83

надеюсь, мы вам не слишком помешаем)

- Да брось, оставайся. У меня все равно сосед, как кот Шредингера – он есть и его нет одновременно, ночует у своей девушки в городе. Переночуешь у меня, а завтра поедешь домой…
Вслед за весьма символичным стуком из прихожей раздался голос, узнаваемый своим истинным итальянским произношением, а спустя пару секунд на пороге воздвигся и сам Эцио, по инерции продолживший:
- Дэз! Моя просьба может показаться тебе странной…
Но когда мозг с опозданием в несколько мгновений осознал ту картину, которую видят глаза, Эцио понял: какой бы ни была просьба, по сравнению с тем, что сейчас происходит на кухне его друга, даже вторжение иноземных креветок показалось бы обыденным событием. И ладно бы только Майлз с Шоном, он бы понял, но каким боком тут замешан Пацци?
«Кажется, я много пропустил», - отстранено подумал Эцио, лицезрея разгуливающего рядом с Гастингсом в одном полотенце друга.
Путем нехитрых мыслительных операций вычленив из присутствующих самого лишнего, Аудиторе со свойственной ему витиеватостью собрался было обрушиться на своего земляка, но в спину его ощутимо пихнули, и в без того маленькую кухню  протиснулась невысокая девушка в короткой юбке, майке с символикой футбольного клуба «Милан», кедах и тонкой вязаной шапке, из-под которой выбивались темные тугие кудряшки.
Ощущение 586й серии мексиканского сериала настойчиво усиливалось.
Девушка, прищурив темные глаза точно так же, как и стоящий рядом комбезовец, сунула ему в руки беззвучно мигающий телефон.
- Уже третий раз разрывается, - и когда Аудиторе выскочил из комнаты, повернулась к присутствующим, неловко расправляя чуть помятую майку.
- Здрасьте. Эцио не успел нас представить. Я Клаудия, и не знаю, кто из вас с кем живет, но мы пришли попросить лишнее одеяло. И учебник по экономтеории, хотя Эцио очень сомневался, что мы его здесь найдем… - Все это девушка выпалила с улыбкой, старательно не замечая повисшую тишину и застывших как в игре «море волнуется раз» парней.
Первым, как ни странно, очнулся Пацци.
- Ничего себе, сколько лет, сколько зим…
- Столько бы еще тебя не видела, Пацци. – Девушка сложила руки на груди, но, тем не менее, довольно приветливо улыбнулась, несмотря на сказанное.
- Я думал, ты осталась во Флоренции.
- Я и осталась, просто на игру приехала…
Пока неожиданные знакомцы обменивались новостями, Эцио, успевший договорить по телефону, просочился вдоль стены к так и замершим в позах античных статуй Дэзмонду и Шону.
- Привет, привет. Шон, не ожидал тебя здесь увидеть! Я бы на твоем месте закрыл бы форточку, прямо на сквозняке сидишь. Дэз, ты б тоже оделся – простынешь. И да, я точно знаю, что у тебя есть одеяло, за чем я, собственно, и пришел… - Несмотря на явно разбитую их приходом напряженность, Аудиторе приходилось прикладывать недюжинные усилия. чтобы не рассмеяться. Друг ему это не простит, а потому флорентинец старательно балагурил, утаскивая Майлза из кухни.
- Я не уверен, что мне надо знать, что здесь происходит, но скажи мне, что у тебя все под контролем, - сказал Эцио, самостоятельно и совершенно беззастенчиво открывая платяной шкаф друга и вытаскивая оттуда искомое одеяло. Чуть нахмурился, прислушиваясь к голосам Клаудии и Пацци, обсуждающим четвертьфинал кубка Италии. Так и не согласившись с мнением Вьери, что судья выдал красную карточку заслуженно, девушка, вероятно, решила обратиться к Шону как к третейскому судье: «Ты смотрел этот матч? Там же была чистой воды симуляция!». – И какого черты ты щеголяешь тут своим недостриптизом?

84

- У меня было все под контролем, - недовольным тоном сообщил другу Дэзмонд, натягивая первые попавшиеся штаны, - пока не приперся Пацци. Эцио, будь хорошим мальчиком, забери его куда-нибудь пока я ему рожу не начистил. Достал уже. Мне осталось только перед Вьери отчитаться, что делает в моей комнате Гастингс. Мы, между прочим, под дождь попали, а потом я предложил принять ему душ, а тут это прожорливое копытное заявилось, - до Майлза не сразу дошло, что он оправдывается, - ну, да, я его пригласил, хотел поговорить. Мне что, не о чем с другом друга моего друга поговорить? Фубля! Что я несу?
Дэз мрачно покосился на друга. Почему-то ему показалось, что тот едва сдерживается, чтобы не заржать.
- Слышь, Аудиторе, кончай скалиться, - обиделся Майлз, испытывая неудержимое желание ткнуть друга кулаком в бок.
Когда они вернулись в кухню, их ждало очередное потрясение. Шон мирно обсуждал с Клаудией подробности матча. Дэз аж рот раскрыл. Он и не подозревал, что Гастингс так здорово шарит в футболе, раньше ему казалось, что все АВТишники знают мяч только по картинкам из букваря.
Пацци мрачно жевал собственную еду, зорко следя взглядом за Клаудией. Девушка, громко смеялась, усиленно делая вид, что не замечает страстных взглядов друга детства.
- Послушай, Вьери, - как можно любезней и миролюбивей начал кампанию по выдворению непрошеных гостей из комнаты Дэз. - Помоги Клаудии отнести одеяла. Эцио, эээ... ну, я свою эконом теорию рыжему из 112-ой одолжил. Сходи забери, что ли.
- Ты как всегда, Дэз, - сестра Эцио скривила губки и подмигнула Шону. - Тактичный, как локомотив. Пойдем, Пацци! Мужики нужны, чтобы носить за прекрасными дамами тяжелые вещи. Нет, ты не спеши, съешь еще кусочек на дорожку. Не дай Бог в обморок упадешь!
- Ну, ты! - обиженно взвыл итальянец, вскакивая из-за стола.
Эцио на прощание улыбнулся и показал Майлзу неприличный жест.
Дэз вполголоса выругался и обернулся к застывшему посреди кухни Шону.
- Ну что, ужинать желание не отпало? Если, конечно, это примитивное всеядное не сожрало всю нашу еду, - старательно отводя взгляд, Дэз придвинул стулья ближе к столу и облегченно вздохнул.
Да уж, правду говорят: с такими друзьями и врагов не надо.

85

- Прямолинейно. - Шон внезапно хмыкнул, провожая взглядом резко удаляющихся с кухни гостей. Осталось странное ощущение тишины и спокойствия, как после нашествия цыганского табора. Эти итальянцы такие активные. Эцио мог заменить троих, а то и четверых говорливых студентов.
Шон помнил, что у них с Аудиторе есть общие интересы, а потому относился к другу Дэзмонда более чем благожелательно. Да и Клаудия оказалась весьма интересной особой. И, кажется, она нравится Пацци. Потому что, пожалуй, впервые за долгое время Шон не ощущал на себе пристального, давящего взгляда бывшего врага.
- Я все так же не откажусь от чая, - улыбнулся рыжий, накидывая на голову полотенце и просушивая еще влажные волосы. - Да и, пожалуй, от остатков еды тоже. - Он весело посмотрел на Дэзмонда из-под махровой ткани, подмечая, что комбезовец таки удосужился натянуть штаны, но про футболку как-то позабыл, то ли вообще не ощущая холода, то ли умышленно сверкая торсом, весьма, к слову, приличным. Шон, внимательно осмотрев не скрытые одеждой возможности, с тоской констатировал, что слишком мало занимается спортом.
- У тебя потрясающие друзья, - скрывая внеплановое смущение, Гастингс ехидно фыркнул. - Мне показалось, или с такими и врагов не надо?..

86

- Не надо, - неожиданно послушно кивнул Майлз, не отвлекаясь от сложных манипуляций по приготовлению чая и бутербродов. Обычно всей этой фигней занимался Ла-Ахад, а Дэз всегда исправно мыл посуду и разогревал в микроволновке бутерброды с сыром. - Эцио и Альтаир - мои лучшие друзья, - с чего бы ему делиться подобными личными вещами с этим очкариком? - Но иногда мне хочется сбежать от них на Луну.
Вранье. Пять минут назад он душу готов был заложить, чтобы вся эта итальянская когорта убралась из его комнаты куда подальше, а сейчас страстно желал, чтобы Аудиторе вернулся. Можно даже вместе с Клаудией и с Пацци.
На Дэза напал какой-то странный ступор. До этого светлого дня он и не подозревал, что умеет смущаться. Рыжий стоял слишком близко и был слишком домашним, совсем не похожим на прежнего Гастингса.
Странно, но сейчас Майлз даже не так остро реагировал на его фирменный едкий сарказм.
- Ешь давай, - нарочито грубо Дэз подпихнул к гостю чашку с чаем и разогретые бутерброды. - Ты что, помогаешь Пацци с курсовой?
Прозвучало, как упрек, и Дэз тут же отвел взгляд от дрогнувших рыжих ресниц. Какого черта он влез с этой курсовой? Оно ему надо?
- Ну, мне Пацци говорил, что у вас одна тема и вы вместе работаете.

87

- Работаем вместе - громко сказано, - фыркнул Гастингс, уделяя внимание чаю и еде. Он беззастенчиво расселся на стуле, напротив Дэзмонда. Маленький столик не давал особо пространства для жестикуляции, Шону и так казалось, что они с Майлзом сидят нос к носу.
Кто бы мог подумать.
Ведь каких-то несколько недель назад Шон вообще не знал о существовании этого комбезовца, иногда до трогательного напоминавшего ему Халка из супергероев, а чуть позже - искренне считал его человеком весьма неприятным. И надо же - гоняют чаи на кухне, словно лучшие друзья. Как прихотлива жизнь.
- Просто мои расчёты могут пригодиться в его работе. Не понятно, зачем он вцепился в тему по статистике, он же в ней не понимает ничего... Но старается, - одобрительно кивая, Шон не забывал уделять внимание бутербродам, которые получились очень вкусными.
- А как твой курсовой? - в памяти всплыл их последний разговор на эту тему, когда Дэзмонд заявил, что ему нужен Малик. А вот кстати!.. Эта мысль давно не давала Шону покоя. Тщательно прожевав, он сделал глоток чая для храбрости, и уставился Майлзу в глаза.
- К слову. А зачем тебе тогда Аль-Саиф понадобился?.. У вас с ним тоже.. - Шон на миг замялся, подыскивая нужную формулировку, - темы курсовых тождественны?
И откуда это странное смущение?

88

- Аль-Саиф? - Майлз растерялся. Он в упор не мог вспомнить, зачем тогда искал Малика. Да он просто повод придумал, кажется, но Шону же так не объяснишь. - Эээ, я уже не помню. Нет, курсовой у нас точно разный. А, да ну его, какая разница?
Соскучился по своем драгоценному Малику? Оно и понятно, он вот тоже иногда скучает по Ла-Ахаду. Не друзья, а гады ползучие, совсем об окружающих забыли.
- Знаешь, Шон, я хотел перед тобой извиниться, - Дэзмонд отложил бутерброд и с ним, кажется, смелость. - За себя и за Пацци в общем. Ну, за то, что мы тебя постоянно доставали. Вот.
О чем дальше говорить, он не знал. Не рассказывать же Гастингсу, что ему нравится проводить с ним время, еще не так поймет. Особенно после признаний Пацци, тут кто угодно параноиком станет.
- Будешь еще?
Чай Шон успел допить. Точнее, проглотил залпом, когда Майлз выродил из себя покаяние во грехах своих тяжких. Похоже, он умудрился удивить очкарика.
- Я поставлю, - не дожидаясь ответа, Дэз рванул с чайником к плите и там и решил подождать, пока вода закипит, сосредоточено заглядывая под крышечку каждые пять секунд.

89

Гастингс достаточно долго молчал, переваривая услышанное и чувствуя, что пропустил где-то какой-то подвох. Дэз сбежал к печке, пританцовывая около чайника и выглядел весьма сосредоточенным, даже можно сказать мрачным. Неудивительно - пришлось извиняться за Пацци и за то, в чем, в общем-то, не виноват. Ведь изначально это он, Шон, увидел в комбезовце корень всех зол и препятствие к счастливому написанию курсовой для них с Маликом. Помнится, это именно он преследовал Дэзмонда, а вовсе не наоборот.
Нехорошо как-то выходило - Гастингс совсем смутился, однако справедливость требовала смелых действий. Подорвавшись с резким вдохом (будто собрался нырять в омут), он подошёл к сопящему над чайником Дэзмонду и аккуратно коснулся ладонью плеча.
- Ну тогда.. и ты меня извини.. Ну, за неандертальца с дубинкой и все остальное. Я на самом деле так не думаю, ты умный очень, и весело с тобой, и.., - чувствуя, что его понесло куда-то не туда, Гастингс шарахнулся в сторону, панически отступая к выходу из кухни.
- И вообще, мне пора уже. Курсовая. И друзья твои придут, а тут присесть негде. Да и вообще, засмеют потом, что с ботанами общаешься. Так что я лучше пойду, - скороговоркой бормотал Гастингс, кажется, впервые за время общения с Майлзом, поменявшись с ним ролями - теперь уже АВТишник не знал, как скорее скрыться от пронзительного взгляда каких-то чрезмерно внимательных глаз. Стянув с волос полотенце, Шон растерянно оглянулся, соображая, куда бы пристроить мокрую ткань - не убегать же с чужим добром.

90

- Подожди!
Стратегия никогда не была любимым предметом Майлза. Откровенно говоря, он вообще смутно представлял, что это такое. Нет, логическое мышление у комбезовца было неплохо развито, но Альтаир часто говорил другу, что тот сначала делает, потом думает. Но почему-то когда делает, интуитивно принимает верное решение. Дэз, в отличие от Ла-Ахада, совсем не был уверен в этой своей интуиции, считая непосредственное постижение истины без логического анализа, основанное на воображении, эмпатии и предшествующем опыте женским, а потому, не очень полезном методе познания.
Сейчас же он вообще ни о чем не думал. А из всего сказанного Шоном уловил только главное: что тот не считает его тупым недалеким уродом, ему приятно находиться рядом, но почему-то вдруг срочно понадобилось сбежать. Логическую цепочку Дэз выстроить так и не смог, поэтому выключил за ненадобностью мозг и на полную врубил инстинкты, которые подсказывали поймать и задержать то, что так отчаянно стремится удрать.
Одним прыжком настигнув пятящегося к двери Гастингса, Дэз перехватил его руку, стараясь причинить минимум боли, заломил за спину и прижал к ближайшей вертикальной поверхности, которой оказалась дверца холодильника.
- Подожди! - дыхание сбилось, а сердце бешено колотилось в груди, хотя он едва сделал пару резких движений. - Хватит от меня бегать, ящерица ты ядовитая! Нам надо поговорить. Наверно, мне так кажется... все как-то не так. Какого, мать твою, черта вообще происходит? - самозабвенно орал Майлз, не в состоянии оторвать взгляд от широко распахнутых удивленных глаз и торчащих во все стороны мокрых рыжих волос.
Вид у АВТишника был такой растерянный, что Дэзмонду вдруг стало стыдно. Зачем он так кричит? Еще и матом. Мать бы за такое поведение с девушкой точно бы по шее надавала. Мокрым полотенцем, она это умеет. Стоп, с какой еще девушкой? Что за хрень в голову лезет?
- Ты вообще мужик, Гастингс? - чувствуя, как дрожат руки, пробормотал Дэз, дотрагиваясь кончиками пальцев до побледневшей веснушчатой щеки, едва сдерживаясь, чтобы не провести большим пальцем по длинным темно-медным ресницам. - Какого черта ты так на меня... Шон... очкарик чертов...
Договорить Майлз не смог. Зрачки в конец обалдевшего Шона расплылись во всю радужку, потемнев, как море перед грозой. Майлз не удержался, наклонился и прижался губами к приоткрытым от удивления губам Гастингса.

Отредактировано Desmond Miles (2013-06-08 08:15:41)


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 4