http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Объявление


Форум для тех, кто любит играть.
Нет анкет. Нет ограничений. Только игра.

18+
Полезные ссылки:
FAQ
Обратиться к игрокам
Шаблон оформления шапки
Оставить заявку на игру
Почитать закрытые разделы:
лог: Читатель
пасскей: 1726354


Вопросы и обсуждения
► Если не пришёл пароль после регистрации: • вам сюда.

Каталог: партнеры

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 4


Случай в университете - 4

Сообщений 91 страница 115 из 115

91

Полотенце выскользнуло из ослабевших пальцев и шмякнулось на пол. Сердце программиста  колотилось где-то у горла и Шону казалось, что он сейчас задохнётся, даже ноги отказывались держать своего хозяина и, не будь Гастингс припечатан к чему-то прохладному и слабо вибрирующему - давно бы уже сполз на пол, осоловело мотая головой.
Мыслей не было. Совсем никаких. В голове поселился приятный вакуум и жил там ровно до той поры, пока горячие губы на его губах не дрогнули.
"Ты вообще мужик, Гастингс?"
- Придурок! - Шон врезал кулаком по груди Дэзмонда, отталкивая от себя, но, скорее, больше производя шума, нежели действительно причиняя хоть какой-то вред. - Ты..  - Он оттолкнул Дэза уже двумя руками, тут же, правда, вцепившись и рывком меняясь с комбезовцем местами, припечатывая к холодильнику уже Майлза. Что-то звякнуло, но программиста это не волновало. Дэз просто издевался над ним, даже за человека, похоже, не считая. Мало ему было в том подвале?!.. Почему он так?..
Жгучая обида жила ровно до того момента, пока Шон не перехватил взгляд Дэзмонда - растерянный, где-то даже немного испуганный, тёмный и также постепенно исполняющийся такой же жгучей обиды и горечи. Собственные эмоции тут же сменились.
Шон вдруг почувствовал, что еще секунда - и он потеряет что-то важное, вот прямо сейчас и, наверное, навсегда. От осознания этого факта паника сдавила горло и АВТишник не нашел ничего умнее, как податься навстречу, зажмурившись и целуя плотно сжатые губы. Руками для верности крепко обнимая комбезовца за шею.

...Спрятав лицо где-то на плече Дэзмонда, Шон невнятно и с явной обреченностью пробубнил:
- Майлз.. ну почему с тобой все так.. непонятно?

92

***
- Майлз хватит пить! - Эцио отобрал бутылку и строго посмотрел на друга. - Ты совсем расклеился. Не понимаю, что тебя так расстроило. Ну, поцеловал Гастингса, с кем не бывает, - рассеянно пробормотал Аудиторе, витая мыслями где-то далеко-далеко.
- С кем не бывает? - взвыл Дэзмонд, залпом допивая оставшийся в рюмке коньяк. - Ты вообще соображаешь, что несешь?
- Соображаю, - неожиданно раздраженно рявкнул итальянец. - Я по крайней мере с ботанами не целуюсь!
- Он не ботан, - тут же набычился Дэз, отбирая у друга бутылку. - Нормальный он!
- Так чего ты надираешься?
- На себя посмотри. Можно подумать, никто не замечает, как ты на профессора да Винчи слюни роняешь. И блеять и мычать начинаешь, когда он тебя вызывает. Э, Эцио, чувак, да ладно тебе! Не уходи. Ну, извини, вырвалось. Эцио!
- Останусь, если ты перестанешь нести херню.
- Уже перестал.
- Вот и умница. А теперь будь хорошим мальчиком, иди в кроватку, а утром, когда протрезвеешь и приведешь себя в порядок, вали к своему Шону. Кстати, какой-то он потерянный уже два дня ходит. Поссорились?
- Неа, -Майлз зевнул, прикрыв рот ладонью. - Мы даже не виделись. Я на пары не ходил. Не знаю я. Похоже я крупно влип, чувак.
- Влюбился?
- Иди в жопу, Аудиторе! Ты бы хоть слова выбирал!
-  Я и выбираю, - невозмутимо отозвался итальянец. - Влюбился, спрашиваю, в очкарика?
- Угу, - булькнул коньяком Дэз, старательно избегая смотреть на друга. - Так, говоришь, потерянный какой-то?
В голосе Майлза явственно слышалась надежда.
- Ну...
***
- Привет! - на третий день после их эпичного поцелуя у холодильника Дэз-таки нашел в себе смелость подойти к другу Малика. - Что после занятий делаешь? Шон, да подожди ты!
Отловить рыжего оказалось не так просто. Поэтому догнал его Майлз только в парке, чем и воспользовался. Куда проще оттащить юркую заразу за ближайшее дерево, чтоб не удрал, чем с упорством гончей преследовать АВТишника по темным коридорам университета.
- Пойдем в город погуляем. Если ты не занят, конечно...
Настоящее свидание. Он долго думал, прежде чем решился.

93

- Привет, привет.. - задумчиво потянул Шон, сдвигая очки на переносицу и уставившись на мнущегося Дэзмонда. Он уже успел почти отойти от событий трехдневной давности, и при мысли о комбезовце уже почти не случалось ни аритмии, ни внезапного зависания вкупе с затупом. Почти. Вот стоило Майлзу появиться, как все признаки интеллектуальной  деградации вернулись, по крайней мере понадобились долгих несколько секунд, чтобы Шон сообразил - его зовут на свидание. После этого гениального открытия мозг программиста еще на некоторое время отказался обрабатывать информацию,  а тело, воспользовавшись ситуацией, начало прикидывать пути к отступлению и побегу.
"Что делать?!" - вот, в голове снова приятная пустота. Не зря говорят: влюбился - пиши пропало. Коварная любовь сгубила столько величайших гениев, и вот теперь Шон попался в те же путы, хотя всегда был уверен - дела амурные не про него. Ну ладно, втрескался. Как уже было сказано - гениальные умы прошлого тоже этим страдали. Но в кого?!.
Снова вскинув взгляд, Гастинс принялся рассматривать посланца судьбы. По всему выходило, что Судьба у него - редкой троллиной породы, потому что посланник ее на прекрасную деву совсем не походил. Мало того, что парень. Так еще и Дэзмонд Майлз!.. Высокий, симпатичный, интересный... тьфу, не то!..
Гастингс медленно ушел в фейспалм. Предательские скулы тут же покраснели, вместе с кончиками ушей. Нет, конечно, всегда можно отмахаться тем, что он занят и вообще. Сессия! Однако с упрямством комбезовца Шон был знаком не понаслышке, да и, быть предельно честным, погулять все же хотелось. Да, черт возьми, погулять с Майлзом!
"Какой кошмар.." - мучительно приобретая естественный окрас, подумал АВТишник, переводя дух. Вслух же ответил.
- В принципе, если ненадолго.. то можно. Куда отправимся? - и наконец вскинул взгляд на своего преследователя, решившись, после трех дней осознания, поглядеть в глаза свалившемуся на него наказанию счастью.

94

- Куда? - да, этого вопроса Майлз не предвидел. Всей решимости и фантазии только и хватило на то, чтобы сделать само предложение, подробности Дэз продумать как-то забыл. - Да просто погуляем. Гастингс, - он и так заметно нервничал, а под пристальным взглядом рыжего и вовсе озверел. - Тебе что, обязательно культурную программу предоставить? Может, еще в оперу сводить?
Зря он вспылил.
Дэзу никогда особо не удавались долгие разговоры, а с Шоном тем более. Куда проще было общаться с тем же Пацци или Ла-Ахадом. Никаких тебе церемоний, сказал "Пошли гулять", значит, пошли. И никто не спрашивает "А куда?", "А зачем?". Эх, надо было с Эцио посоветоваться, тот разбирается в этих тонкостях куда лучше него.
- Слушай, - Дэзмонд ненавязчиво оттеснил рыжую заразу к дереву и навис над ним, хмурясь и закусив нижнюю губу. - Не выделывайся ты хоть раз, а? Что ты жмешься, как деревенская девственница? Если ненадолго, если мама разрешит... Ты мужик или где?
Да, про мужика это он как-то зря ляпнул. Не к месту, это точно.
- Я кафе одно неплохое знаю. Дай договорить, подожди. Там нормальное такое место. Мороженое, лимонад, кофе, зелень там разная в горшках. Любишь мороженое с шоколадом и карамелью? Там самое лучшее. Ну что, идем?

95

- Ммммм, - глубокомысленно изрёк Шон, что при желании можно было трактовать и как "идем" и как "да мне и тут неплохо". Как только неугомонный комбезовец притиснул его к дереву, как интеллектуальная деградация достигла критической массы и мозг совершенно отключился, оставив на постоянном повторе только воспоминания об эпичных приключениях у холодильника и собственном абсолютно неадекватном поведении там же. Рыжий быстро облизнулся, пытаясь взять под контроль разошедшееся воображение. Что там Дэз говорит? Шоколад? Карамель?. Мороженное? Ах да, опять уточняет про мужика. Дался ему этот мужик! Извращенец чертов!

Ткнув пальцем в широкую грудь, Гастингс  попытался чуть отодвинуть от себя Майлза, чьи охотничьи инстинкты явно доминировали над здравым смыслом: вроде бы погулять зовет, а в дерево вжал так, словно слопать собирается.
- Что, прямо сейчас? Или все же, следуя первоначальному плану, после занятий? - кажется, только занудство спасало рыжего АВТишника от окончательной капитуляции перед грубой силой. - Я люблю мороженное. С шоколадом и карамелью. И кофе.  Пиво не люблю. Договорились. В шесть, на выходе из парка. Будь добр, не опаздывай, а то уйду без тебя. - И продолжая вещать что-то таким же занудно-менторским тоном, Гастингс поднырнул под руку Дэза и ловко увильнул в сторону лабораторий.
"Фух, пронесло..."
На какой-то ми ему показалось, что вот сейчас, вот прямо в эту минуту. Майлз так опасно наклонился, и..
В ужасе закрыв лицо руками, Шон чуть не врезался лбом в двери корпуса. Посторонился, пропуская преподавателей и, пребывая мыслями все еще очень далеко, скрылся окончательно.

Надо сказать, стараниями неандертальца день был безвозвратно испорчен. Шон все время возвращался мыслями к разговору, сомневаясь, правильно ли поступил, соглашаясь на.. свидание! Самое натуральное свидание! Или не совсем натуральное?.. В общем, он разбил пару колб, провалил эксперимент и чуть не сжег материнскую плату. Сосредоточиться выходило только на вопросах "что надеть?", "что делать?", "а не поздно ли еще сменить имя на Пепито и сбежать в Парагвай?"

В итоге, он сам почти опоздал на встречу, в последний момент сменив одежду на обычные джинсы (хотя носил он их достаточно редко, предпочитая брюки и рубашки) и толстовку.  Спрятав мерзнущие руки в карманы, Гастингс поправил ремень сумки и прищурился, надеясь рассмотреть у выхода из парка знакомую долговязую фигуру.

96

Пока Шон, как порядочный студент, честно не косил пары, Майлз, не в силах усидеть на месте, выдернул из университета Альтаира и Эцио, и утащил за собой в сторону спортзала. В помещении в это время проходили тренировки у первого курса, было шумно, несло потом и тестостероном. Втолкнув товарищей в мужскую раздевалку, Дэзмонд запер дверь и со вздохом повернулся к порядком озверевшим друзьям.
- Какого?! Ты охренел, что ли? На кой хрен ты сюда нас припер? - возмущению Ла-Ахада не было предела. Оно и понятно: сидел себе спокойно, любовался своим Маликом и СМСки похабные строчил. А тут, на тебе, потревожили. С Аудиторе дела обстояли еще хуже. Он терпеть не мог прогуливать занятия. И Дэзмодн был просто счастлив, что вытащить друга пришлось не с урока профессора Да Винчи. Этого Эцио бы ему точно не простил.
- Ладно вам, мужики, сядьте и заткнитесь. Мне ваша помощь нужна.
Друзья хором скептически хмыкнули, а Аудиторе еще и бровь поднял для верности.
- Ты кого-то убил, - вкрадчиво поинтересовался Эцио, щуря глаза. - И теперь тебе надо спрятать труп?
- Ты смертельно болен и не знаешь, как сообщить своим близким? - с надеждой поддержал друга по несчастью Альтаир.
- Идите в жопу, уроды, - обиделся Дэз и нервно передернул плечами.
Друзья бессовестно заржали и, наконец, расслабились.
- Ну, говори уже!
- Я ГАСТИНГСА НА СВИДАНИЕ ПРИГЛАСИЛ! - на одном дыхании выпалили Майлз и со стоном опустился на скамью
- Даааа, - многозначительно протянул Эцио, возводя очи горе. Признаться, эта новость его порядком ошеломила.
- Разряд, доктор! Мы его терем, - давясь похабным ржачем, прохрипел Альтаир и повис на шее у Аудиторе. - Эцио, чувак, как ты недоглядел?
- Да пошел ты! На себя бы посмотрел. Таскаешься за своим Маликом, как..., как..., - обиженно взвился Дэз, закатывая рукава куртки.
- Как? - нехорошо прищурился Ла-Ахад, моментально вскакивая на ноги и становясь в боевую стойку.
- Цыц, девочки, - разнял готовых сцепиться парней Эцио и уже спокойно продолжил. - А от нас ты чего хочешь?

Спустя три часа охрипшие и ржущие парни вытолкали красного, как свекла, Майлза из общаги.
Вид у Дэзмонда был смущенный, взъерошенный и какой-то непривычный. Эцио где-то умудрился раздобыть темно-шоколадные классические брюки, судя по ткани, жутко дорогущие, и кроме всего прочего пожертвовать другу свою лучшую кремовую рубашку и замшевые туфли. Альтаир выудил из недр собственного шкафа длинный бежевый плащ и в тон брюкам коричневый шарф, на насмешки, последовавшие за появлением на свет столь впечатляющих предметов гардероба, попросту показал кулак и вдаваться в подробности, откуда у него такие вещи, не стал.
Короче говоря, Майлза, разодетого, как модель из модного мужского журнала, с почестями вывели из общаги, судя по всему, чтобы не дать ему сбежать переодеваться в обычную одежду. И подтолкнули к выходу из кампуса.
Кроме всего прочего, Эцио сунул ему в руки крохотных горшок с жутко колючим кактусом, в порыве энтузиазма стыренный в холле.
- А это еще зачем? - мрачно поинтересовалась жертва эксперимента и недобро прищурилась.
- Это - цветы! - авторитетно заявил Аудиторе и прежде, чем Майлз успел что-либо ответить, уволок истерично похрюкивающего от смеха Альтаира подальше от эпицентра.
- Упыри вы, а не друзья! - зло прорычал вслед Дэз и отправился к месту встречи.

- Это тебе! - протягивая кактус, злорадно провозгласил комбезовец, появляясь из-за дерева прямо перед виновником своих сегодняшних душевных и физических страданий. - Скажешь хоть слово, Гастингс и ты труп!  - пообещал Дэз, демонстрируя кулак.
Выражение лица Шона просто не поддавалось описанию.
Майлз тяжело вздохнул, мысленно прокляв тот день и час, когда обратился за помощью к друзьям.

97

- А. М. Не буду, - рука Шона нервно дернулась к переносице, потом замерла и, наконец, разлохматила рыжую прическу. АВТишник недоверчиво поглядел на кактус, затем осуждающе - на Дэзмонда.
- Хотя нет. Буду. Я видел его в холле. Очень трогательно с твоей стороны ограбить родное заведение, но мы сейчас же отнесем его обратно. - Вскинув бровь, Гастингс уставился комбезовцу  в глаза, безжалостно его гипнотизируя. - Или по крайней мере оставим где-нибудь здесь, чтобы на обратном пути вернуть имущество университета на место.
Таскаться с кактусом Шона абсолютно не привлекало. Тем более, что он и так чувствовал себя ужасно неуютно в непривычной одежде и, при виде Майлза, сто раз пожалел, что не надел что-то более пристойное. Вон, Дэзмонд, даром, что неандерталец, но одет..
"Как Бог" - ехидно подсказало сознание, и Шон не мог не согласиться. Наверное, ходи Дэз так постоянно, у него отбоя бы не только от женского внимание не было. Плащ сидел на высоком комбезовце, как по нему сшитый, и весьма ему шел, тон одежды был подобран отлично и все цвета принадлежали к классу особо любимых Гастингсом. Теперь уже Шон чувствовал себя выбравшимся из-под забора гопником рядом с шикарным высоким красавцем, в которого превратился давешний неандерталец.
Но что самое печальное - никак не удавалось перестать пялиться на комбезовца. Хорошо хоть, рот по большей части удавалось держать закрытым, а то челюсть так и норовила пуститься в путь к ногам.

98

Расстаться с кактусом оказалось намного проще, хорошо, сам Шон подсказал, куда девать эту дурацкую колючку. Само собой, возвращать его на общажный подоконник Дэз не собирался. Сейчас погуляют, посидят в кафе, заболтаются, и рыжий забудет о "цветочке". А за ночь его точно кто-нибудь стырит.
Оставалось самое сложное.
"Действовать по плану, действовать по плану..., - судорожно вертелось в голове, пока комбезовец пытался изобразить на своей физиономии приятную улыбку"
Получался какой-то нервный оскал, но Шона это, похоже, не сильно смутило. Так что спустя минут двадцать Майлз почти полностью расслабился и снова стал самим собой.
Разговор вначале не клеился. Вот о чем, спрашивается, разговаривать с очкариком, если не о Малике с Альтаиром, придурке Пацци или курсовой? И почему ему казалось, что с Шоном так легко? Чертовски сложно, особенно, когда на тебя направлен пытливый взгляд, в котором против воли ищешь привычную ехидную издевку и не находишь. Даже жутко делается.
Ах да, сам план, тщательно продуманный и наскоро набросанный на вырванном из блокнота Эцио листочке, Дэз бережно хранил во внутреннем кармане плаща. И сейчас, как никогда, испытывал потребность заглянуть в него, чтобы освежить в памяти некоторые пункты.
"Прогулка, кино, ужин... Или ужин перед кино? Черт! И не грубить, Эцио пятнадцать раз повторил. И сказать, что он хорошо выглядит, ну или что-нибудь в этом роде. Вот нафига? Он что, девчонка? Понятное дело, что хорошо! Стал бы я с гремлином по Милану гулять"
Дэзмонд страшно стеснялся и комплексовал, но привычно скрывал это шуточками и показной бравадой.
Шон тоже казался каким-то другим, не похожим на себя обычного, особенно в этих джинсах и спортивной куртке. Одежда ему шла, но Дэз так и не смог определиться, нравится ему такой новый Гастингс или нет.
- Слушай, я тут подумал, - они сидели на скамейке в парке и трескали мороженое. Причем, Шон уже второе, а Дэз никак не мог расправиться с первой порцией и то и дело облизывал тающий на глазах рожок. - У меня билеты в кино есть, Альтаир купил, хотел Малика пригласить, но тот оказался вечером занят, - врать было неудобно, но признаться, что сам покупал билеты, было еще страшней. - Третья часть "Риддика". Пойдем? Там классно. Вин Дизель, все дела. Фантастика, кажется. Ты фантастику любишь? - Майлза прорвало, он никак не мог заткнуться, чтобы Шон не сморозил что-то типа "Да ну, не интересно, давай лучше в библиотеку заглянем". - А потом можно перекусить где-нибудь.
Откровенно говоря, он бы уже сейчас перекусил, желательно кого-нибудь, в идеале Аля или Эцио. Пополам, чтобы больше советов не давали. А то сидит, как дурак, потеет в этом чертовом плаще и не знает, о чем говорить.

99

- Ух ты! Риддик! - Шон от неожиданности цапнул от рожка больше, чем хотелось бы, и чуть не подавился. Мороженное было вкуснейшим.
- Мне нравится. Конечно, с точки зрения науки, в частности, физики, а также биологии, все, показанное там, предстает по меньшей мере псевдонаучным бредом, но.. - Гастингс перехватил медленно звереющий взгляд Дэза и быстро нашелся, - но это же фантастика, а с точки зрения кинематографа кино отличное, и актерский состав весьма впечатляет...
"Фух, вроде пронесло"
Странно, но раньше Шону и в голову не приходило, что его рассуждения могут кого-то... обидеть. Как может обидеть хорошо обоснованный научный подход, прекрасная логика и доказанные факты? Однако с Майлзом все было.. как-то не так. И иногда Гастингс чуял тем, научное обоснование чего еще не было доказано, то бишь интуицией, что кое в какие рассуждения углубляться не стоит. И это тоже было по меньшей мере странно.
- В общем, здорово, что тебе достались билеты, - разобравшись с мороженным, Шон вытер пальцы и посмотрел на спутника. - На сколько сеанс?

Внезапно в кустах напротив мелькнуло что-то белое. Мелькало оно уже раз третий, потому волей-неволей, привлекло внимание Шона. Прищурившись, тот всмотрелся в окружающую среду. Кусты затихли.
"Странно. Был бы шпионом, решил бы, что за нами следят" - Гастингс пожал плечами и снова повернулся к Дэзмонду,  однако теперь уже стараясь не выпускать из внимания подозрительную растительность.

100

Всю следующую неделю Майлз летал, как на крыльях, чему немало поспособствовали парочка удачных прогулок с Гастингсом, последовавших за первой встречей, приближающаяся защита курсовой и пинок от научного руководителя, придавший воспарившему в небеса комбезовцу дополнительное ускорение.
Альтаир с Маликом вообще срослись, как родные, и Дэз видел друга теперь только по утрам, когда они оба собирались на пары. К счастью, этот факт его не бесил, как раньше, тем более, что Шон каким-то образом умудрился приучить его каждый вечер заниматься проектом. И на поиски Ла-Ахада просто не оставалось времени.
Дэзмонд был свободолюбивым хищником и дрессировке поддавался плохо, но все же рыжему автишнику удалось заставить его делать то, что нужно. Майлз исправно портил зрение за ноутбуком и книгами, даже иногда помогал Пацци разобраться в его данных. За эти дни их общение понемногу выровнялось, и Вьери даже перестал смотреть на него, как на предателя рода человеческого. То ли его страсть к рыжей Клеопатре подостыла, то ли понял, что на фоне Майлза у него нет ни единого шанса.
Дэза устраивали оба варианта. Ссориться ни с кем не хотелось, даже с Пацци, тем более сейчас, когда у него только-только все начало так удачно складываться.
Его больше беспокоил тот факт, что рыжая ящерица слишком быстро научилась вить из него веревки.
Друзья весело ржали после каждого "распоряжения", которые Гастингс деловым тоном отдавал своему верному защитнику, а Дэз заводился с пол оборота, разражаясь на товарищей и не понимая, с каких пор Шон стал его мамочкой. Требования и условия автишника больше напоминали ультиматум, чем заботу, что бы там Аль с Эцио не говорили.
И больше всего бесило то, что Шон отказывался с ним гулять, пока Дэз не сделает определенный объем работы.

- А он у тебя тиран, - улыбнулся Эцию, глядя с каким несчастным видом смотрит на затухающий экран сотового Майлз.
- Нет, он у него стерва, - хохотнул Альтаир, пыхтя от натуги, запихивая под диван гору скопившегося на полу хлама.
- Ты что делаешь? - на подначки друзей Дэз не велся, уже привык. - Нафига пихаешь? Надо же разобрать!
- Не, не надо, - отрицательно покачал головой Ла-Ахад и бросил на друга долгий умоляющий взгляд. - Ко мне сегодня родственники приедут. Надо по-быстрому, потом разберем. Слушай, Дэз, может ты переночуешь у Пацци?
- К Пацци сестра приехала, - Эцио потянулся за чашкой, но рука флорентийца дрогнула, и часть горячего кофе из чашки пролилась прямо на торчащую из-под дивана задницу Альтаира.
Попавший в ловушку друг, треснулся затылком о дно дивана и приглушенно взвыл. Эцио поспешил извиниться перед матерящимся диваном и с безмятежным видом снова принялся за кофе.
- А почему бы тебе не остаться у Шона? - без тени насмешки спросил Аудиторе у Дэзмонда, стараясь больше не трясти чашкой. - Объясни ему ситуацию, он поймет. Что здесь такого?
- Я..., - Дэз растерялся, не зная, что ответить. - Я не знаю. Мне кажется, он точно не захочет. Тем более, что у него завтра защита.
Эцио только улыбнулся.
- А ты спроси. И вообще, Дэз, если вы будете только СПАТЬ, это никоим образом не повредит его защите, поверь мне.

101

- Нет, нет, нет и еще раз нет. - Шон стратегически отступал к окну, удерживая агрессивную оборону. - Нет. Потом за тобой набегут твои шумные друзья и вы устроите тут попойку, а у меня защита проекта завтра. Это очень влажно.. то есть важно для меня! Важен проект, а не ты. То есть ты тоже, конечно, важен, но после защиты. И до, конечно, тоже, - чувствуя, что начинает путаться в аргументах, Гастингс сделал еще шаг назад. Картины, совершенно неожиданно всплывшие в голове вслед за озвученным предложением Дэзмонда переночевать вместе заставили краску бросится в лицо, а когда Шон оглянулся на свое по-спартански узкое лежбище, рыжего автишника еще и в жар бросило.
- Разве что на полу. У тебя есть спальник? У меня нет, значит все. Не получится. Не выйдет ничего. - Шон беспомощно заморгал - когда в дверь постучали, он как раз снял очки и потирал переносицу, открывать пошел наощупь и теперь чувствовал себя весьма неуверенно перед надвигающимся комбезовцем.
В кругу друзей, на людях и в прочих общественных местах их роли были четко распределены: Гастингс твердо решил слепить из неандертальца человека разумного  и сурово бдил за выполнением своих ценных рекомендаций. Результаты не заставили себя ждать и буквально через несколько дней необразованный дикарь начал получать свои заслуженные (и, несомненно, первые в жизни) оценки "отлично". Он - Шон - командовал, Дэзмонд выполнял.
А вот оставаясь с "дикарем" наедине автишник терялся, хотя чаще всего удавалось не подавать виду, что чувствует он себя неуютно, смущается и вообще часто не знает, что сказать, потому что поливать комбезовца сарказмом вроде как уже неуместно, ввиду их внезапно организовавшейся... дружбы, а что говорить другое - Шон часто не представлял. С Маликом они мгновенно находили точки соприкосновения в гауссовых и хиггсовых полях, а вот Дэз... вряд ли ему такое интересно.
Все прочие идеи совместного времяпровождения отдавали такой похабщиной, что Шон начинал пугаться сам себя и отчаянно краснел.

102

- Так, спокуха! - Дэз неплохо шарил в рэкете и уступать свои позиции не собирался. Тем более этому очкастому умнику, ему палец дай - руку отхватит по самое ухо! В смысле, заставит над проектом всю ночь работать, причем не у себя в комнате, а где-нибудь в коридоре на коврике. Шон мог, тот еще садист! - Не части ты так, я не успеваю, как это.. обрабатывать информацию. Какие нафиг друзья? Ты же сам сказал, что у тебя завтра защита. И на кой мне спальник, если у тебя кровать есть? Ну, на полу лягу, если что. Мне пледа за глаза хватит, а под голову рюкзак положу.

В качестве весомого во всех смыслах аргумента Дэз демонстративно потряс небольшим видавшим виды рюкзаком перед носом автишника. Мол, все свое ношу с собой и чужого мне не надо.

- Так что я сегодня ночую у тебя, - Дэз решительно шагнул вперед, впечатывая тощий зад Гастингса в подоконник, и широко улыбнулся. - Ты же не откажешь бездомному другу в теплой постельке и чашке пива на ночь! Ну, или молока, черт его знает, что ты там перед сном пьешь. Малик бы не отказал, ну! Бери пример с товарища, как говорится. Не будь занудой. Сиди и работай, я тебе что, помешаю?

Скорей всего, Малик Альтаира с такой просьбой выставил бы за дверь, даже не дослушав, но Майлзу очень хотелось верить, что Шон не думает о своем друг так же, как он.
Упрямство Гастингса немного раздражало, но его смущение, - а то, что Шон смущен, сообразило даже такое бревно, как Дэз, - вызывало такой бешеный азарт, что отступиться Майлз уже не мог. А чтобы закрепить свои позиции, он оперся ладонью на подоконник и навис над хозяином вожделенной койки.

- Мы же друзья, Шон? - с нажимом вопросил Дэзмонд, жопой чуя, что делает что-то явно не то, но тело двигалось как-будто само, игнорируя  все здравые импульсы мозга. Наклонившись к уху Гастингса, он с упреком напомнил. - Я же за тобой в библиотеку таскался и на ту дурацкую конференцию тоже! И прочитал все, что ты мне дал. И книги тебе помогал донести. И даже не трогал целый вечер, когда тебе надо было срочно доклад написать. Я же хорошо себя вел, ехидна ты бессовестная! Неужели нельзя хотя бы раз проявить ко мне доброжелательное отношение?! И гостеприимство, сейчас оно бы точно не помешало.

Шон был слишком близко, а здравого смысла у Дэза слишком мало. Поэтому он не додумался ни до чего лучшего, чем звонко чмокнуть ошалевшего Гастингса в ухо. Не из мести, хрен его знает, зачем вообще. Вот просто захотелось. Точнее, захотелось другого, а вышел смачный такой звонкий чмок. Чтоб его! Эта зараза даже реакции нездоровые вызывает, не то что не может друга на ночь приютить. Неправильный какой-то очкарик, он это еще в первую встречу заметил.

103

- .....!!!

Чтоб вы знали, чмок в ухо, тем более такой звонкий и смачный, на какой расщедрился комбезовец, совершенно не вызывает ни романтичных чувств, ни нежности. Он скорее напоминает выстрел в мозг из хлопушки, когда перед глазами осыпаются разноцветные конфетти, а одно ухо совершенно не слышит. И романтичного в этом мало. Так мало, что оно утягивает в минус все то романтичное, что было ДО.
-  Ты с ума сошел?! - взвыл Шон, хватаясь за ухо и пытаясь удержать упархивающие из него обрывки знаний по предстоящему проекту. - Дэзмонд, чудовище ты эдакое, что творишь?! - учитывая критическую близость объекта обсуждения рядом с оратором, орать пришлось вполголоса. Ну не умел программист самозабвенно вопить в лицо, как некоторые. Воспитание, чтоб его.

Аргументы, приводимые атакующей стороной были весьма сильными и били по чувствительным местам. Ведь Дэз действительно посетил конференцию и послушно прочел всю предложенную литературу. Конечно, не предполагалось, что сейчас он ткнет ее списком в лицо своему благодетелю, но Гастингс относился к таким издержкам с терпением.
Возможно, и была справедливость в его словах. Немного совсем. В конечном итоге, если не к Шону, то куда сейчас мог отправиться этот неандерталец? Воображение услужливо подбросило десятки мест, причем тут же щедро пририсовало рядом с временным бомжем толпу радостных девиц, несомненно легкого поведения и отчего-то Пацци, незаметно устраивающего ладонь на колене Майлза...

- Ладно. При условии, что ты не будешь мне мешать. Дэз, у меня защита завтра. От этого зависит очень многое, - в голосе программиста впервые промелькнули просительные нотки. Промелькнули и исчезли.
-Можешь занять кровать. Все равно спать я сегодня не планирую..
"Во-первых, хрена лысого я теперь усну, чтоб тебе икалось, неандерталец! Во-вторых.. гребаный проект, как невов.. хм. Готовиться! Я должен готовиться!!"
- И отодвинься уже наконец! - Гастингс уперся ладонями в широкую грудь, пытаясь сдвинуть нависший над ним Сизифов камень. Поясница, от непривычного прогиба уже ныла. Казалось, еще немного, и Шон упрется лопатками в гребаный подоконник, но уже с той стороны открытого окна.

Отредактировано Shaun Hastings (2016-08-28 22:39:10)

104

Не ожидавший такой бурной реакции на, казалось бы, невинную шалость, Дэз послушно отступил от подоконника, резонно рассудив, что после его выходки никакое доминирование не поможет вернуть все, как было. Тем более, что своего он добился: Шон согласился пустить его переночевать и даже уступил кровать. А это уже немало.

Боясь теребить судьбу за причинное место, Майлз честно попытался слиться с окружающей средой, чтобы не мешать Гастингсу влюбляться в его драгоценный курсовой проект. Ну, у людей вкусы разные, кому что. И если кто-то очень занудный любит заниматься церебральным самоудовлетворением с книжками - какое его, Дэзмонда, вообще дело?
Так что он устроился с планшетом на кровати, воткнул в уши наушники и погрузился в игру, которую ему на прошлой неделе закачал Альтаир и до которой у него так и не дошли руки. А все из-за этого рыжего недоразумения, чтоб его!

Дэз не знал как правильно определить отношения, в которых он уже неделю находился с Шоном, поэтому называл это "дружбой". Друзья называли по-другому, за что регулярно получали то в ухо, то в пузо. Так вот, с момента начала их странной дружбы у Дэзмонда куда-то подевалось свободное время. Он вечно был чем-то занят. То помогал Шону что-то куда-то отнести, то бегал в библиотеку за книгами, то сам читал, потому что к вечеру, если он хотел пойти в город погулять, ему непременно нужно было пересказать Шону прочитанное, то сам садился за учебу, причем почти без пинка.
Эти внезапные и, по мнению Майлза, не очень радужные перемены беспокоили, но почему-то тут же становились неважными и забывались, стоило только рыжей ехидне одобрительно покивать в ответ на какую-то особо умную мысль, наличию которой в своей голове Дэз удивлялся не меньше, чем факту, что Шон может общаться с ним, не подкалывая и не издеваясь.

Игра наскучила быстро. Его раз двадцать убили, пару раз он тупо не смог завершить квест, а один раз сдуру не сохранился. Дэз совершенно не мог сосредоточиться, то и дело возвращаясь мыслями к сидящему в полуметре от кровати Шону. Работал рыжий в очках, и это почему-то так умилило Майлза, что он, отложив планшет в сторону, поудобнее устроился на кровати, подложил руку под голову и принялся наблюдать. Оказалось, смотреть на сосредоточенного Шона намного интересней и приятней, чем пытаться побороть явно дефективных монстров в глючной игре.
Сейчас он мог в мельчайших подробностях рассмотреть все. И то, как смешно завивается на виске рыжий локон, выбиваясь из общего творческого кипиша на голове Шона. И что воротник его домашней футболки растянулся (наверное, любимая, чего там, у Майлза у самого было таких любимых целых две штуки). И то, как Шон забавно хмурит брови и грызет карандаш. Выглядело, по мнению Дэза, ужасно неприлично, даже пошло, но Шону, как ни странно, шло. Но больше всего ему нравилось смотреть, как Гастингс поправляет очки.
Черт, он с этим придурком точно фетишистом станет!

Дэз поймал себя на том, что улыбается, как полный идиот. Но взгляда не отвел. Все равно рыжий занят и ничего вокруг не замечает. А он честно исполняет свое обещание. Сказали - не мешать, вот и не мешает. Сидит, то есть лежит тихо, как мышка.
И сна ни в одном глазу.

Отредактировано Desmond Miles (2016-08-28 22:30:01)

105

Казалось, еще немного, и Шонов  скрип зубами будет слышен по всей комнате.
АВТишнику очень хотелось вскочить и заорать: "Я так и знал!!!"
Нет, положа руку на сердце, предъявить Дэзмонду было нечего, кроме его обжигающего взгляда, от которого хотелось подергать на груди футболку, проветривая взопревшее тело и приложить лед к пылающим ушам. Казалось, комбезовец просто издевается! И вместо того, чтобы погружаться в чтение хотелось бесславно скосить глаза и удостовериться в том, куда Майлз смотрит. И если все же на него, то... то..
То что?
Эта простая и логичная мысль придавала сил и помогала глубже нырнуть в пространство цифровых технологий. В отчаянии, Шон уже почти разгрыз несчастный карандаш, чего раньше за ним никогда не наблюдалось.

А ведь он предполагал, что так будет! Что наличие этого неуправляемого, непредсказуемого, язвительного и абсолютно дикого урагана в одном пространстве, равном пяти квадратным метрам с ним, Шоном Гастингсом, в итоге приведет к катастрофе! Потому что сосредоточиться, да еще и под таким взглядом, было ой как сложно.

"Ничего. Рано или поздно ему надоест. Он уснет. И я тогда поработаю."

В воображении мгновенно нарисовалась картина - вот Дэзмонд, вытянувшись на его, Шона, кровати спит. Лицо такое спокойное, умиротворенное, длинные ресницы чуть дрожат..
Карандаш в зубах хрустнул и Шон, не удержавшись, все же бросил быстрый взгляд на своего гостя.

106

- Ух! - задохнулся от восхищения Майлз, когда многострадальный карандаш, наконец, не выдержал и сломался. Он с таким нездоровым интересом следил за тем, как Шон его догрызает, что совсем забыл, что обещал не отсвечивать и сидеть тихо. Но разве можно оставаться спокойным, когда прямо перед носом происходит столько интересного!

Если бы кто-то сказал ему месяц назад, что он будет с умилением на морде созерцать ботана, погруженного в свои расчеты, Дэз бы даже драться не полез, просто поржал бы над убогим. Потому что это нереально и по-дурацки. А теперь вот лежит и едва слюни на АВТишника не пускает.

- И часто ты так с карандашами? - хихикнул Дэз, не выдержав напряженного молчания. - Надо будет тебе на день рождения целую упаковку купить, чтобы грыз себе на здоровье, будешь свои клыки стачивать. И чашку петри, яд сцеживать, -  окончательно погрузившись в мечты, Майлз перевернулся на живот, подмяв под себя подушку и уставился на Шона горящим взглядом.

Уши у Гасингса горели, что рождественская ёлочка, и Дэз мысленно поставил себе "зачет". Доставать Шона было особенно приятно, когда он не плевался ядом и не язвил, а по-человечески так смущался. Очень мило и трогательно, как девушка в аптеке, впервые покупающая презерватив.

- А ты что, правда решил не спать всю ночь? Говорят, перед важными экзаменами, ну или в твоем случае, защитой, необходимо хорошенько выспаться. Чтобы мозги потом хорошо работали. Но ты же у нас гений, да? Ты им вообще отдохнуть не даешь. Эх, Шон, не заботишься ты о своем здоровье! Давай, что ли, помогу. А потом спать. Я же несерьезно по поводу кровати, я на самом деле могу на полу поспать. Мне ничего не будет. А вот ты после бессонной ночи будешь похож на бешеную летучую мышь. До защиты не допустят.

Дэз стек с кровати и, оказавшись за спиной Гастингса, оперся ладонью о стол и наклонился, чтобы лучше видеть то, что Шон так увлеченно читал с монитора ноутбука.
- Кстати, у тебя уши красные! - довольно констатировал факт Дэзмонд и наклонился еще ближе, чтобы полюбоваться приятным зрелищем.

107

- Ты что творишь?! - Шона, кажется, заклинило. И тут же как ветром сдуло со стула, при этом программист умудрился виртуозно разминуться с комбезовцем и оказаться на другом конце комнаты. Румянец с ушей потек на щеки.
- Почему не спишь?! Я тебе кровать свою уступил, а тебе все мало?! Зачем подкрадываешься?! Да что ж ты за человек-то такой!

Гастингс умом понимал, что то, что сейчас происходит, очень сильно похоже на истерику, и только эта мысль, повторенная в голове несколько раз, помогла взять себя в руки. И правда, ну что он пристал к человеку, наверняка просто свет ему спать мешает, может, вообще стоит взять ноутбук и уйти готовиться на общую кухню, а вернуться уже потом, когда это чудище уснет..
Все эти мысли вяло переваливались в голове, а сам Гастингс поймал себя на том, что залип взглядом на фигуре комбезовца, вдруг осознав, какой тот.. и высокий, и подтянутый.. и как ему, подлецу, домашняя одежда идет. Понимал, что, возможно, завидует - само-то выглядит, как самый обычный ботан, ни роста, ни осанки, без очков так вообще бесполезный. И чего Дэз к нему прицепился - из жалости, разве что? Ну или уму-разуму поучиться, хотя и в этом Шон понимал - он не совсем справедлив. Майлз схватывал все на лету и недаром был старостой.

Сказывались две предыдущие бессонные ночи, во время которых Шон дозубривал свою речь на защите и подготавливал наглядности. Или кофе было слишком много. Гастингс заметил, что пальцы у него мелко дрожат и спрятал руки за спину.

- Прости, - нехотя буркнул он отводя взгляд.  - Если тебе свет мешает, я на кухню уйду. Хотя.. С чего это Я должен уходить из своей же комнаты, объясни-ка мне пожалуйста?! - совершенно против воли, но программист завелся снова, чувствуя, как бешено колотящееся сердце подскочило почти к горлу.

108

Такой реакции Майлз не ожидал. Шон разволновался не на шутку, даже повысил голос и отскочил на два метра, чего раньше никогда не делал, и Дэзмонд только сейчас сообразил, какого дурака свалял.

- Эй, - он сделал шаг вперед, хотел взять Шона за руки, чтобы успокоить, объяснить, что не хотел он его пугать и вообще пакостить не хотел, но тот спрятал руки за спину и Дэз передумал. И так наворотил дел, хуже не придумаешь. - Прости. Ну, дебил я, сам же говорил, что мозгов у меня нет, - он говорил тихо, с трудом выдавливая слова. - Прости, слышишь? Я не подумал! И мешать тебе не хотел. Я ж не знал, что тебе... тебя так от моего присутствия воротит. Я не буду больше, серьезно. Обещаю. Спасибо, что приютил. Я б все равно не заснул на твоей кровати, так что я сам виноват, не предупредил. Я лягу на полу. А ты это, учись спокойно, только не сиди до утра. Поспи хотя бы несколько часов. А на меня забей. Можешь считать, что я тут, чтобы охранять твой беспокойный ботанский сон, - Дэз криво улыбнулся, пытаясь хоть как-то наладить контакт.

Неловко потоптавшись на месте, он взял плед, одну из подушек и устроился на полу, с наслаждением растянувшись во весь рост. Намного лучше, чем на узкой кровати. На Шона Дэз старался не смотреть. Ему было стыдно за свое поведение и немного обидно из-за того, что наговорил ему очкарик.
Обычно люди от него не шарахались, ни парни, ни девчонки. Вообще-то ему было все равно, но в этот раз противное чувство, будто кто-то дал под дых, а потом еще и в челюсть, исчезать не хотело. Скольких нервов ему стоило смириться с тем, что эта ядовитая ящерица ему на самом деле нравится, сколько по этому поводу было выпито с верными друзьями! Про предательницу ориентацию он вообще старался не думать. Хотел поцеловать, а сдуру чмокнул в ухо, хотел прикоснуться к волосам и ляпнул про красные уши. Ну просто король пикапа!
Осознавать, что тот, кто не безразличен, с трудом выносит его присутствие, оказалось очень неприятно.

- Я одну подушку спер, ничего? - Дэзмонд покоился на Шона, решив быть паинькой и больше его не раздражать. Но заканчивать разговор вот таким неловким молчанием не хотел. - И это... ты прав. Ты не должен никуда уходить из своей комнаты.

109

В комнате стояла гробовая тишина, но легче совершенно не стало. Да, Шон что-то промямлил в ответ, да, попытался вернуть непутевого комбезовца в свою постель (стыд-то какой). Безуспешно. Тогда засуетился, набрасывая Дэзу на пол все запасные одеяла, два спальника и комплект постельного. На полу образовалось ложе, рядом с которым Шонова кровать выглядела спартанской. Ямой. В которую следовало прыгать с воплем "ЭТОСПАРТА!".

Шон уселся обратно за стол и даже смог повторить еще раз речь. Понял, что в голове сейчас совсем не она.
Тяжелое, неприятное чувство, будто пнул доверчивого щенка, скакавшего у  ног, нарастало медленным снежным комом.  Когда размеры кома достигли горла и заткнули его спазмом, Гастингс рвано вздохнул.
Нет, ну что за человек?! Как?! Как он умудряется такое вытворять? Как может вызывать желание прицепиться, даже лежа на полу, молча, отвернувшись к стене?!
Тяжело вздохнув, и осознав, что учебы не выйдет,  программист с шумом встал. Потянулся. Подошел к разлегшемуся на полу комбезовцу и с тяжелым вздохом сел рядом на спальник, скрещивая ноги по-турецки. Повозился, находя удобное положение, вздохнул еще раз и ткнул пальцем в плечо.
- Дэзмонд. Я наговорил лишнего. Прости. Вел себя, как... "истеричка" ...идиот. Не злись на меня. - Что еще нужно сказать, чтобы тяжелый ком внутри ушел без следа, Шон не знал. Но совесть снедала с каждой минутой все сильнее. Память услужливо напомнила, что Майлз, между прочим, помочь хотел. С проектом. А он, Гастингс, на него наорал. И на пол выгнал.
Сцепив зубы, программист медленно выдохнул.
- И с чего ты взял, что меня с твоего присутствия воротит? Бред какой-то. Ты меня.. я.. Я просто сосредоточиться не могу!

Отредактировано Shaun Hastings (2016-08-29 20:47:25)

110

- А я уснуть, - не выдержав, пожаловался Дэз, чувствуя, как против воли по роже расплывается идиотская счастливая улыбка. Перевернулся на спину, закинув за спину руки, чтобы случайно не звездануть раскаявшуюся рыжую ехидну по носу. И с тяжелым вздохом подвел итог их эпичных баталий. - С этим надо что-то делать!

Шон был смущен и растерян еще больше прежнего, и до Майлза медленно, но верно начало доходить, что тот совсем не собирался его обижать. Скорей психанул на нервах, вот и разорался. Дэз и сам бы сейчас на кого-нибудь с удовольствием поорал, чтобы избавиться от дурацкого чувства неловкости. Но на Шона он орать не мог - факт! Это они с Пацци еще на прошлой знаменательной пьянке выяснили, когда рыдали в объятиях друг друга по поруганной хулиганской гордости, а верный друг Аль остался в родной общаге. Вот с ним он любое недоразумение улаживал без проблем. Покатались по полу, отметелили друг друга, сгоняли в аптеку за йодом, потом в магазин за пивом - и все дела. А Шон... Шон был другим.

- Слушай, я же не злюсь. Я просто ... сам не знаю. Тоже не могу, ну это...

Последние остатки связного объяснения утонули в грустных глазах сидящего рядом АВТишника. Нет, расстраивать Гастингса намного хуже, чем бесить. От самого себя чуть тошно не стало. Дэзмонд чуть не взвыл от отчаяния.

- Давай ты мне свое защитное слово прочитаешь, а? Не знаю, смогу ли я тебе чем-то помочь, но хоть попробуешь сосредоточиться. Мы с Альтаиром так всегда делаем. Правда, стебем друг друга в процессе, но с тобой я этого делать не буду, чесслово! И это помогает, что ли, не знаю. Лучше тут передо мной разок перенервничаешь, зато потом будет легче. Типа, это уже кто-то слышал, а значит, не страшно.

Дэзмон резко сел, снова оказываясь слишком близко. не рассчитал с дуру расстояния, но Шон не шарахнулся от него, только ощутимо напрягся. Майлз улыбнулся, отмечая про себя, что друзья все-таки у него редкие бараны. Ну кто в здравом уме может подумать, что они встречаются, если Шон все время старается держаться от него на приличном расстоянии. Самому Дэзу постоянно жутко хотелось это расстояние сократить до неприличного, но очкастая кобра каким-то чудом приучила его уважать свое личное пространство, чего он сроду ни с кем другим не делал.

- Мир? - Дэз протянул Шону раскрытую ладонь в знак полнейшей капитуляции.

111

- Мир, - отчего-то севшим голосом потянул Шон, вкладывая ладонь в крепкое рукопожатие. Крепкое, потому что вцепился в руку оказавшегося слишком близко Майлза, как утопающий. Осталось еще дернуть на себя, блин.
Чтобы окончательно не поддаться каким-то невероятно непристойным идеям, которые радостно заклубились в мозгу вместе с прикосновением к теплой ладони и незапланированной близостью, Шон чуть отодвинулся, дотягиваясь до распечатанных листов и серьезно посмотрел на Дэза поверх очков.
- Будешь ржать - скормлю тебе эти бумажки, Дэзмонд, так и знай, - пришлось откашляться, чтобы убрать досадную хрипотцу: от близости  комбезовца было жарко и голос то и дело садился.
- И советую приготовиться, для неокрепшего сознания этот текст может оказаться убийственным, - наверное, впервые Шон не язвил, а просто шутил, причем улыбался так, что понятно было - шутит программист по большей части над собой, намешавшим в защитную речь кучу высоконаучной белиберды.

112

Дэз даже не подумал обижаться, просто устроился поудобней, облокотившись спиной о кровать.

Он не знал, сколько прошло времени и на сколько растянулась защитная речь Гастингса. Он слушал, как завороженный, не отрывая взгляда от лица докладчика. Вначале он честно пытался понять, о чем идет речь, но где-то на второй минуте засмотрелся на то, как Шон поджимает губы и хмурит брови, когда делает паузы, и окончательно плюнул на тщетные попытки вникнуть в смысл защитного слова.
В конце концов, он предлагал всего лишь внимание аудитории, а не экспертную оценку, тем более, что в расчетах Шона все равно ни шиша не смыслил.
Шон почти не заглядывал в распечатки, из чего Дэзмонд сделал верный, но отнюдь не утешительный вывод: его парень/друг/любимая кобра (нужное подчеркнуть) - хренов перфекционист! Иначе нафига, скажите, пожалуйста, кому-то просиживать ночь напролет над речью, которую знаешь наизусть?! Особенно, если накануне такая важная вещь как защита.
Шон хочет выступить  безупречно, и он действительно готов не спать ради этого всю ночь. Дэз такие жертвы не просто не понимал, но и не одобрял, считая, что недостаток сна нанесет организму куда больший вред, чем невысказанная похвала от профессора. Но сейчас почему-то почувствовал не раздражение, а гордость.
Наука шла Шону, как моднице дорогое платье. И занимаясь ей, он выглядел вполне счастливым.
В другом случае Дэзмонда разочаровала бы такая пропасть между ним и тем, к кому он испытывает симпатию, но чем более странным казался ему Гастингс, тем сильнее он хотел узнать его.

- Офигенно! - не очень научно, но зато честно высказал свое авторитетное мнение Дэз. Признаваться, что в основном пялился на докладчика, а не вникал в смысл его речи, он не стал. Хотя, из того, что уловил, сделал вывод, что все равно ни фига бы не понял, даже если бы слушал, не отвлекаясь на не совсем приличные фантазии.
"Нет, мы точно не друзья!"
Дэз облизал пересохшие губы и отвел взгляд, стараясь не смотреть на переводящего дух после долгого выступления АВТишника.
- Все у тебя получится. Вон как шпаришь, без подсказок. Так что хватит зубрить, забирай давай свои пледы-одеяла, я тебе не принцесса на горошине на сорока перинах спать, и топай в люлю. Завтра будешь свеж и бодр, как огурец с грядки. И без синяков под глазами.
Дэз одобрительно похлопал Шона по плечу, но заставить себя сразу убрать руку не смог, задержал на некоторое время, сжимая пальцы на худом плече и безжалостно сминая ткань футболки. Хотел еще что-то добавить, но передумал, нахмурился и отвернулся, напоследок пройдясь ладонью по руке Шона, от шеи до пальцев, и принялся перекладывать пледы обратно на кровать.

113

Гастингс искренне пытался рассмотреть издевку, но не вышло. То ли Дэз оказался тем еще актером, то ли и впрямь отозвался искренне. Впрочем, если задуматься и перебрать в памяти все, что АВТишник помнил и знал про Майлза - сомнения отпали сами собой. Прямой, как палка, безжалостный, как сошедший с рельс поезд, Майлз был совершенно не знаком с лицемерием, и скорее рубанул бы жестокую правду в глаза, а потом смущенно извинялся, нежели так же в глаза врал бы.
После речи предполагались вопросы аудитории, ответы на основные и самые напрашивающиеся из них Шон также собирался озвучить, но они уже, видимо, никого не интересовали.
Майлз сжал его плечо так, что, кажется, попавшая под большой палец ключица угрожающе хрустнула, затем отвернулся, а Гастингс так и замер, потирая горячий след, оставленный на руке чужими пальцами.
Потом опомнился.
- Эй, стой. Так дело не пойдет, - он перехватил целеустремленного комбезовца и покачал головой. - На полу довольно холодно и мне совершенно не улыбается утром слушать твое нытье по поводу простуженной спины. Или забирайся в кровать, или оставь одеяла со спальником. И никаких "но"! - грозно возвысил голос программист, напоминая, кто в доме хозяин. И быстро, пока Майлз не испортил эффект, ретировался в ванную, где принялся задумчиво чистить зубы, приводя в порядок внутренний раздрай.
Кто знает, может, и правда удастся уснуть и нормально выспаться?

Обратно в комнату Шон вернулся умытый и почти успокоенный. Снял очки, положив на тумбочку у кровати, потянул с плеч домашнюю футболку, намереваясь сменить ее на более удобную для сна. На комбезовца старался не смотреть.

114

Дэзмонд даже не подумал возражать, послушно кивнул и бросился собирать с пола одеяла, перебрасывая их обратно на кровать. Если Шон думал, что его придется уговаривать, то он сильно ошибался. И вообще, строгий Гастингс настраивал Дэз на какой-то дурацкий лад, он чувствовал себя не то десятилеткой ("Да, мам!", "Как скажешь, мам!"), то ли старшим братом, на глазах которого младший впервые закадрил девушку ("А мальчик-то совсем вырос"). Поэтому пока Шон плескался под краном, Дэз с нервным хихиканьем старательно застилал кровать.
Когда Шон вышел из ванной, Дэз уже удобно устроился с краю. Кровать был неширокой, так что на то, чтобы раскидывать во сне руки-ноги надежды не было Но если повернуться боком, например, можно и вдвоем неплохо выспаться. Если, конечно, Шон во сне не пинается и не стаскивает одеяло.
- Я не могу у стенки, - неуверенно протянул Дэз, представляя, как пытается согнуть свои длинные ноги и как это не нравится коленям. - Ничего?
Гастинг меньше него по габаритам, вот пусть коленками обои и подпирает. Сам Дэз честно отодвинулся на самый-самый краешек, мол, смотри, какой я воспитанный, не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством.
На секунду ему показалось, что Шон сейчас устроит новый виток разборок по поводу спальных мест, но обошлось. Тот молча переоделся и забрался на свое место, попутно больно заехав коленом по животу. Почему-то не верилось, что случайно.
- Спокойной ночи.
Спать не хотелось совсем, Дэз все еще не мог перестать думать о том, каким вдохновленным и взволнованным выглядит Шон, когда говорит о том, что его на самом деле волнует. Совсем не похож на себя обычного. Ни сарказма, ни колкостей, даже ежа не включает. Хотелось научиться разбираться в чертовых кодах или хотя бы найти в этом что-то для себя интересное, чтобы слушать пространные объяснения, от которых в прошлый раз Пацци чуть ласты не склеил.
Хорошо, хоть Гастингса подобные глупости  не интересовали. Отвернулся, глаза закрыл и уснул.
Дэзмонд долго прислушивался к тихому дыханию, гадая спит его драгоценная ехидна или только притворяется, и когда решил, что все-таки скорей первое, обнял Шона за талию, удобно устраивая руку у него на животе, притянул к себе, прижимаясь к его спине, уткнулся носом в растрепанные волосы на затылке и закрыл глаза.

115

Уже почти провалившись в сон (подсчеты, хватит ли его сбережений на билет в Парагвай отлично наводили сонливость), Шон внутренне дрогнул от чужого прикосновения, мгновенно припоминая с кем он и где он. Бросило в жар, а сердце заколотилось так,  что удивительно было, как Дэзмонд этого не почувствовал своей широкой лапой. Живот рефлекторно поджался, и Гастингс замер, как мышь под веником.
И не скажешь же ничего! Только и остается, что лежать, дыша через раз, и сдерживаться от того, чтобы не начать сдвигать задницу подальше от прижавшегося к оной комбезовца. Караул. Майлзу, как назло, стало ещё теснее и он, будто нарочно, прижался совсем плотно. АВТишник почувствовал, что ещё немного - и просто задохнётся от жары, сдерживаемого дыхания и непотребных мыслей.
Пришлось шевелиться, чуть откидывая одеяло и таки упираясь коленками в холодную стену. Стало чуть-чуть полегче.
А потом Шон совершенно устал напрягаться, и расслабился. В конце концов, они уже целовались и раз - даже на глазах всего курса. Чего уж теперь.
От притока кислорода закружилась голова, и внезапно стало так хорошо, что Гастингс даже улыбнулся немного, ощущая горячее дыхание затылком. Выдохнул, устраивая свою руку поверх Дэзовой и снова провалился в сон.


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 4