http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. VI: Berlin. Gerstein's House.


Amen: deadly vortex. VI: Berlin. Gerstein's House.

Сообщений 31 страница 59 из 59

31

Фрау Кёрц подняла взгляд на иезуита. В ее глазах стояли слезы, но она была сильной женщиной. И она не позволяла себе плакать больше. И так слишком много слез было пролито в эту войну.
- Я вам верю, святой отец.. - тихо произнесла Хельга, - а вот вам, Господин Герштайн, не слишком.
Она гордо вскинула голову. Взяла в ладони чашку и отпила кофе.
- Но на моей памяти это первый раз, когда вы кривите душой, - женщина слабо слыбнулась, - да и кофе действительно чудесный. Я вас прощаю.
Ее слова заставили Герштайна улыбнуться.

32

Рикардо тоже улыбнулся. Он отдаленно мог понять, как страдала эта женщина, работая в доме офицера СС и видя, что творится в стране. Однако сейчас следовало разговорить ее, как и Курта, чтобы они оба оттаяли сердцами.
Иностранцу, как уже говорилось, можно все. В том числе и выглядеть полным идиотом...
- Спасибо за комплимент моему единственному кулинарному таланту. Я тут на днях, кстати, попытался испечь пирог с яблоками. Оказалось, это очень травмирующее занятие, - он повернул левую руку ладонью кверху. На подушечках указательного и среднего пальцев была срезана кожа. - Видимо, пироги с мясом у меня получатся лучше, - он вспомнил свою реплику в ответ на шутливое возмущение фрау Шрекк.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-16 12:49:28)

33

- Вы совсем, как Господин Герштайн, - фрау Кёрц чуть улыбнулась, - он однажды сильно прижег себе руку маслом, когда я, как раз, пыталась объяснить ему, как правильно выложить фарш на сковороду и не обжечься..
- Это была случайность, - Курт насмешливо фыркнул, - а руки я обжигал постоянно и раньше, работая в лаборатории. 
Он подвернул рукав. Действительно, местами на коже имелись темноватые пятна, как и случалось обычно после кислотных ожогов.

34

Рикардо с уважением посмотрел на запястья Курта:
- Ого, да ты практически ветеран научного фронта. С боевыми шрамами. Все очень серьезно... Фрау Кёрц, а фарш на сковороду он тоже в целях научного эксперимента выкладывал?

Молодой иезуит вспомнил, как, будучи маленьким, он пробирался на кухню в отцовском доме и зачарованно следил за работой поваров. Они носились от плиты к плите, командуя тремя поварятами, ругались, воздевая руки над головой, и сообщали поминутно, что они безнадежно опаздывают и что хозяин их уволит. Однако тем не менее все и всегда успевали - даже если к обеду ожидались гости. что случалось нередко.
Хорошая еда считалась в доме Фонтана очень важным делом. Все подавалось, что называется, с пылу с жару, красиво разложенное и нарезанное, и приготовленное тонко, по правилам французской кухни - Фонтана-старший в молодости был франкоманом, и старых пристрастий в кулинарии придерживался свято. Ел он немного, но любил все изысканное и первосортное. Был переборчив в еде, так что угодить ему было делом непростым.
Сам же Рикардо унаследовал непритязательность матери во всем - от обстановки до питания. Это значительно упрощало его жизнь, проводимую в постоянных разъездах.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-16 12:22:40)

35

- Да, но это был скорее мой собственный научный эксперемент, - женщина рассмеялась.
Герштайн успокоенно вздохнул. В обществе Рикардо к фрау Кёрц быстро вернулось хорошее расположение духа, как и к нему самому. Здесь и сейчас с ними все было нормально.
Какой-то нечеткий, приглушенный звук раздался с улицы, и Курт отвернулся, чтобы плотно прикрыть окно. В этой комнате отголоски полуденного марша были совершенно ни к чему.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-17 11:07:52)

36

- И что вы таким образом хотели выяснить? - поинтересовался Рикардо, отвлекая внимание женщины от нацистского марша за окнами. - Степень выживаемости среднестатистического ученого в чужой и враждебной среде? В таком случае, судя по всему, хозяйка пансиона, где я живу, тоже вполне себе естествоиспытатель, - закатил глаза Фонтана.
Он быстро взглянул на Курта и обрадовался, отметив. что тот уже выглядит не таким подавленным.
Не сказать, что самому Фонтана сейчас было проще - никогда еще его плеч не отягощал груз такой ответственности и вины, такой великой миссии. Плюс к тому Рикардо, будучи достаточно замкнутым и самодостаточным человеком, сейчас максимально открывался, изо всех сил стараясь не утратить связи со всеми теми людьми, которым нужна была его помощь. Вчера ночью, сидя над отчетом, он еле сдержался, чтобы не разрыдаться от душевной боли и стыда, причиненных ему воспоминанием о фуражках в приемной нунция, и мысли о том холоде, с каким его встретят в Ватикане.
Но пока что у него получалось держаться, и это самое главное.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-17 13:32:07)

37

- О, вы так проницательны, - Хельга засмеялась.

Заметив резкую перемену в поведении иезуита, Курт подошел ближе и сел на свободный стул, рядом с ним. Он не рискнул взять своего друга за руку или плечо, припоминая, что Рикардо начинал заметно нервничать при этом, и просто надеялся, что его молчаливое присутствие рядом даст Фонтана понять - он не один на один со своей печалью.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-17 13:38:02)

38

Фонтана еще раз искоса взглянув на Герштайна, понял, что для того не осталось загадкой его состояние. Вздохнул, пожав плечами, и улыбнулся.
- Думаю, мы вам на кухне только мешаем, - он поднялся и легко поклонился фрау Кёртц. - Курт, ты обещал устроить мне что-то вроде спального места, - он подавил зевок. - Похоже, после ночного бдения над отчетом я не в лучшей форме.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-17 13:56:04)

39

- Идите отдыхать, господа, - фрау Кёрц поднялась и накинула передник, - я приготовлю ужин.

Курт проводил Рикардо в гостинную.
- Прощу прощения.. за беспорядок, - он кивнул на пустые бутылки и полную пепельницу на столе, - я сейчас это приберу.
Герштайн подошел к шкафу и достал свежее постельное белье.
- Тебе удобно будет спать на диване? Я могу предложить тебе свою комнату, а сам останусь ночевать здесь, - Курт пожал плечами.

40

- Да, удобно, и мне для сна нужно немного - максимум пару часов, - Рикардо огляделся. - А можно тебя попросить? Сыграй что-нибудь, - он расстегнул сутану и бросил ее на кресло, оставшись в брюках и белой рубахе с черным жабо. - Мне под музыку спится лучше.
На самом деле такой уж нужды в музыкальном сопровождении сна у него не было - просто Рикардо не хотел, чтобы Курт сидел в тишине. Что Герштайн не уснет, он был уверен.

41

- Конечно, - Герштайн аккуратно застелил диван и, сняв пиджак, чтобы рукава не стесняли его движений, сел за фортепиано.
Он не был уверен, что может понравится Рикардо и принял решение исполнить кое-что из произведения "Der Freischutz". Чувственные, живые звуки музыки наполнили комнату. Курт настолько глубоко ушел в игру, что не заметил, что начал тихо подпевать, припоминая слова оперы фон Вебера.

42

Рикардо уснул почти сразу же, как коснулся головой диванного валика. Знакомые мотивы Вебера, впрочем, он узнавал даже сквозь сон - музыка наполняла его, переливалась яркими красками, словно калейдоскоп - темно-алая увертюра, словно живое пульсирующее бархатное сердце, ало-золотые брызги вокальных партий, черно-зеленые мотивы сцены в Волчьем Овраге...

Но вот он заснул глубже, словно провалившись в черноту, и сразу же очутился на дне мутного озера. Задохнулся, рванул ногтями ворот рубахи, но потом осознал, что может дышать под водой - она вливалась в легкие, вязкая, как речной ил, заполняла его всего, сковывала движения. Рикардо казалось, что он превратился в живую тяжелую статую, что сейчас он врастает в донный песок, и жизнь в нем замирает...
Откуда-то сверху блеснул острый луч, раздался крик, похожий на предсмертный вопль лисицы, сраженной шестой волшебной пулей, и легкие словно содрогнулись, выталкивая из себя липкую дрянь, песок отпустил, и вода сама подняла Фонтана вверх, к болезненно бьющему по полуослепшим глазам, но все же спасительному свету.

Иезуит резко сел на диване, утирая холодный пот со лба.
- О Господи...

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-17 16:28:20)

43

- Рикардо, - Герштайн сел на край дивана, осторожно придержав своего друга за плечи и с тревогой посмотрел в его побледневшее лицо. Играя, он не слышал, чтобы Фонтана метался во сне, но когда Рикардо вскрикнул, Курт на самом деле испугался. Забыв о негласных табу, он осторожно отвел влажные от пота черные пряди с лица иезуита и успокаивающе произнес, - что ты видел? что тебе снилось?

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-17 16:46:03)

44

- Да так, ничего... бред полный, я  как будто тонул. Вернее, не тонул, а дышал водой и медленно увязал в песке... в общем, будто был обречен стоять там, внизу, живой статуей, но потом кто-то меня позвал, - выпалил Рикардо на одном дыхании, инстинктивно подаваясь вперед, к Герштайну, и утыкаясь лбом ему в плечо. - Бред, да, - повторил он, успокаивая самого себя.
Не отстраняясь, иезуит сделал попытку улыбнуться.
- Мне всегда говорили, что спать на закате солнца - вредно. Который час?

45

Герштайн нахмурился. В эти дни кошмары снились ему часто, но он не мог припомнить их. Иногда он просыпался с чувством, что ворот рубашки или узел галстука сдавил ему горло, и он не может дышать. Остаток ночи Герштайн, как правило, проводил у окна, одержимый смутными подозрениями и тяжелыми мыслями.
- Уже стемнело. Почти восемь. Хочешь, я сделаю тебе чай или кофе? - Курт осторожно провел ладонью по жестким волосам Рикардо.

46

Фонтана молча кивнул. От этой осторожности, с которой обращался с ним Герштайн, что-то вдруг так заболело внутри - как в детстве, когда на улице солнце, а тебе нельзя гулять, горло обложено и температура, а мир темнеет за стеной слез и уже никогда не пустит тебя обратно, и так все и останется - мир снаружи, а ты - в себе, на негнущейся простыне - зачем их так убийственно крахмалят? - и в окно влетает ласточка, а нянька говорила, что ласточка - вестник смерти, и все вокруг жалеют тебя только потому, что скоро тебя не будет с ними, и все это знают, а тебе не говорят...
А мир - будет. Без тебя. За стеной слез.
Несправедливость - казалось тогда.
Благодать - понимал он сейчас как никогда более ясно.
Смигнул и сказал уже вслух:
- Да, пожалуйста. И надо позвонить в пансион.

47

- Я сделаю тебе чай. А затем позвоню фрау Шрекк, - Герштайн вышел из комнаты, оставив Рикардо одного.
Фрау Кёрц уже не суетилась на кухне. Она ложилась рано, а время комендантского часа уже приближалось. Пока готовился чай, Герштайн позвонил фрау Шрекк. Старушка была крайне обеспокоена, но Курт уверил ее, что с ее дорогим постояльцем все в полном порядке, просто дальняя дорога утомила его и Фонтана решил остаться в Берлине.
Пожелав фрау Шрекк доброй ночи, Герштайн взял чашку и, все таки решив добавить в чай пару капель успокоительного, вернулся в комнату для гостей.
- Выпей, - присев на край дивана, он протянув Рикардо горячую чашку.

48

Пока Курт ходил за чаем, Рикардо успокоился. Поднялся с дивана, прошелся по гостиной, зачем-то взял пару аккордов на пианино.
Надо брать себя в руки - хорош дипломат... Он вернулся к дивану, сел и уронил голову на скрещенные руки.
Сон все не отпускал. Фонтана даже не услышал, как вошел Курт.
- Спасибо, - кажется, глаза снова ясные.
Он благодарно улыбнулся и принял кружку из рук Герштайна.
- Ты позвонил? Что там наша любимая женщина? - отхлебнув чаю, спросил он.

49

- Наша любимая женщина очень беспокоиться за тебя, но я заверил ее, что ты будешь в порядке, - Герштайн чуть улыбнулся, но ему было все еще неспокойно, - ты был расстроен чем-то днем.. в разговоре с фрау Кёрц. Что тебя беспокоит?
Откинувшись на спинку дивана, Курт снова обернулся к Фонтана.

50

- Даже не сказать, чтобы расстроен, - Рикардо уселся удобнее, удерживая чашку обеими руками, - просто непривычно для меня. Мне полночи придется рассказывать, чтобы ты все понял, - он улыбнулся, - а ты и так знаешь, в чем суть. Меня иногда к земле пригибает объемность нашей задачи...
Молодой человек опустил взгляд и неуверенно договорил:
- Я вдруг понял, что ничего не умею и не знаю, понимаешь? И в то же время четко вижу, что должен делать, вплоть до... - он осекся. - Ладно, не будем об этом. Не хочу настраивать себя на неудачу.

51

- Ты не должен беспокоиться об этом, - Курт лучше других мог понять чувства, терзающие Рикардо. Он был старше наследника семьи Фонтана почти на пятнадцать лет и должен был ощущать себя готовым к этой войне, но та же боль и неуверенность существовали и в его душе. И он ничего не мог поделать с собой, - мы делаем верное дело сейчас, я знаю.. а такие дела никогда не даются легко. В тяжелые моменты меня поддерживает мысль, что я не один. Я бы хотел, чтобы ты вспоминал об этом тоже, когда тебе будет тяжело, - Герштайн улыбнулся, надеясь, что его слова окажутся верными, - о том, что ты не один.

52

- Я знаю, Курт, но... видишь ли, в Риме все очень непросто, - Рикардо кусал губы, пытаясь подобрать подходящие слова. - Папа, хотя и не испытывает симпатии к гитлеровскому режиму, наравне с коммунистическим, все же молчит, сохраняет нейтралитет. Возможно, его даже интересует спасение католической общины, а не сохранность сокровищницы Ватикана... Однако воздействовать на него можно только публично, чтобы он не смог не дать ответа, а это очень рискованно - в том случае, если Папа согласится на встречу с тобой... подожди, я сейчас объясню, - он остановил Герштайна. - Вот представь, что он тебя слушает, и все это делается известно кому-то из его приближенных, сотрудничающему с германской разведкой... А потом информация попадает к Гиммлеру. А ты возвращаешься в Германию обнадеженным. Ясен ход моих рассуждений?

53

- Тогда тебе придется продолжить без меня, - Герштайн посмотрел в глаза иезуита долгим, спокойным взглядом, - как только эта информация станет доступной внутренней разведке, а это случится, Гиммлер попытается избавиться от меня. Любым путем. И, если что-то случится со мной, ты должен будешь закончить эту войну. Сам. Но до тех пор я могу помочь тебе. Я знаю, что тебя гнетет мысль о возвращении в Рим, - Курт мягко улыбнулся, - так я отправляюсь на службу каждый раз, зная, что почти каждый из них с удовольствием пустил бы мне пулю в спину, после событий в приемной нунция. Но пока я нужен им как специалист, они не могут избавиться от меня. Так же, как Ватикан не может отрицать твою значимость.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-18 03:18:52)

54

- Моя значимость зиждется на очень непрочном фундаменте, - пожал плечами Рикардо, - хотя нет, на прочном, но фундамент этот  возводил не я. И даже не мой отец. По сути, я не более чем попросту человек, которому посчастливилось родиться в благородном семействе.
Он поставил чашку на стол.
- Что касается тебя - твое положение тоже очень шатко. Незаменимых людей нет, история уже успела нам это доказать. Так что... - он поднялся и стал ходить по комнате, заложив руки за спину. - Подытожим наши активы и пассивы. Что против нас? Государственная машина, нет, две, Ватикан - это тоже государство. Две системы, которые мы, прекраснодушные идиоты, вознамерились заставить работать так, как это нужно нам. Хорошо, - иезуит коротко рассмеялся. - Что за нас? Кое-какие наши связи, твои материалы и близость моей семьи к Папе. Ну - и вера, - улыбнулся он, - возможно, горы она и может двигать, но на все прочее зачастую бывает попросту неспособна.
Фонтана резко повернулся на каблуках.
- Нужно продумать схему твоего возможного визита в Рим. А также...не отказывайся от моей помощи касательно семьи, - попросил он. - Я располагаю определенным средствами, за счет этого можно устранить причину твоей уязвимости, перевезя твоих близких в безопасное место. Но - не сейчас еще, сейчас это вызовет слишком большие подозрения... если раскроется. Мы должны будем убрать с нашего пути как можно больше препятствий. Этим я и займусь.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-18 09:25:43)

55

- Я не отказываюсь, но сейчас, как ты сказал, необходимо повременить с этим.. - Герштайн сцепил пальцы в замок, подперев подбородок, - с отцом они в безопасности, пока что. Сейчас главное ничем не выдать себя, чтобы не навлечь угрозу на них. Я выполняю свою работу, выполняю ее.. хорошо. Со временем штабу придется поверить в то, что я начал разделять идеи Рейха. Это даст нам немного времени. С поездкой в Рим проблем не возникнет, если в это время я не буду отрапортован в командировку. Я воспользуюсь транспортным отделом Вермахта, у меня есть связи там, и никто нечего не узнает.

56

- А я займусь делами в Риме, - ответил Рикардо, - и пока что не буду называть твоего имени. Как только пойму, что есть возможность начать решать вопрос, не подставляя тебя под удар - сразу сообщу.
Он улыбнулся:
- Меня не будет как минимум месяц. Обещай не напиваться слишком часто.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-18 13:10:27)

57

- Обещаю, - Герштайн улыбнулся и поднялся. Забрав опустевшую чашку, он подошел к двери, - а ты обещай мне не рисковать головой понапрасну. Ложись отдыхать, Рикардо. Уже поздно. Разбуди меня, если снова будут мучать кошмары.

58

Фонтана кивнул.
- Спокойной ночи. И спасибо. Постараюсь больше не смотреть всякий бред.
Ему совершенно не хотелось спать - он снова вошел в привычный для себя ночной ритм жизни. Вынужденный подстраиваться под встающего с рассветом Орсениго, Рикардо не высыпался и всю первую половину дня плохо соображал, как в тумане присутствуя в качестве секретаря в кабинете нунция во время различных встреч и переговоров. А сейчас, после ночных бдений над отчетом, священник вообще с трудом представлял себе, как можно уснуть сейчас, когда нет еще и полуночи. Однако в гостиной он приметил несколько томов в углу - следовательно, будет чем заняться.
- Я пока, с твоего позволения, зажгу свечу. Хочу почитать, - он указал глазами на стопку книг.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-10-16 16:25:36)

59

- Ты можешь оставить включенным верхний свет, если хочешь. Комната фрау Кёрц располагается этажом выше, а меня освещение не беспокоит, - прикрывая за собой дверь, Герштайн произнес тихо, -  доброй ночи. Не засиживайся до утра, тебе тоже нужно отдыхать.
Сам он еще не собирался ложиться, но ему не хотелось тревожить Рикардо лишний раз. Он надеялся, что успокоительное и горячий чай помогут, и его друг будет спать без кошмаров хотя бы этой ночью.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-18 13:47:12)


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. VI: Berlin. Gerstein's House.