http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Freestyle » Просто вместе...


Просто вместе...

Сообщений 31 страница 60 из 99

1

Фандом: ориджинал, современный мир.
Жанр: повседневность, романтика, ангст.
Рейтинг: NC-17.
Основной/желаемый пейринг: Микаэль|Мэттью.
Пожелания к игре: приватная игра. 
Краткое описание временного промежутка:Их встреча была случайностью. Вечерами, как и всегда, в пабе так много народу, что яблоку негде было  бы упасть. Но они друг друга заметили. Эл с хитрым прищуром несколько минут неотрывно наблюдал за Мэттом и тот улыбался первому, не разрывая зрительный контакт. Уже через пять минут они сидели за одним столиком, прозаично накачиваясь алкоголем - говорили мало.   То, что они окажутся в одной постели этой ночью - было предрешено. К чему слова?
Никаких намеков на нечто большее. Одна ночь. Надо заметить, одна очень горячая ночь. Все просто. Мэтт не раз встречал таких мужчин. Утром, оставляя свой номер телефона, он ни на что не надеялся. "Клочок бумаги с, наспех записанными, цифрами наверняка выкинется в мусорную корзину", - думал он, даже не стараясь заменить пару цифр в своем номере, как обычно делал после подобных встреч. Но ему позвонили.  Михаэлю было скучно? Вполне вероятно.  Телефонный разговор был коротким. Последующая встреча - страстной.
Они встретятся еще? Определенно. Им стоит обсудить их связь? Вздор! Это лишь ненужная болтовня. Стоило прекратить? Наверное. Но зачем, если их все устраивало? Или не устраивало?

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-10 14:36:21)

31

Медлить не стали - из бара вышли сразу же. Сели в машину Эла - Карнаган пришел пешком. На самом деле, Мэтт чувствовал себя немного странно - впервые с Хайнером ему было уютно, он чувствовал себя расслабленно. Может, опять таки виной был алкоголь, но, скорее всего, признавать этого все так же не хотелось - его зарождающаяся влюбленность к этому мужчине. В машине было немного душно. Мэтт провел по руке Эла от плеча до запястья, привлекая к себе внимание, облизнул губы, пытаясь вспомнить что хотел сказать - кажется, хотел попросить включить кондиционер, прикусил губу. Со стороны могло показаться провокацией. Михаэль одернул его, немного раздраженно и слишком деловито, словно устанавливал границы дозволенного - так оно и было. Но парень не обиделся, лишь лениво махнул рукой, мол, "фиг с тобой". Адрес назвал, а после стал вести себя предельно тихо. Ехать совсем недалеко - подумалось, что пешком было бы даже быстрее. В машине немного укачивало, но стоило только из нее выйти, как сразу стало лучше. Карнаган поднимался первым - вел. Перед дверью, правда, немного тупил - Хайнер даже ключ попросил. А Мэттью вдруг подумал о том, что Эл еще не был у него дома. Дом. Шатен не считал эту квартиру домом. Его дом остался далеко отсюда - в Оралндо. Здесь же, просто место временного проживания. Оно и выглядело  так. Пусто, неуютно, серо и, почему-то, холодно.  Мэтт не возлюбил эту квартиру с первого взгляда - совсем ничего родного, но и менять ничего не хочется. Все равно дома он появляется редко - частые дежурства - в его рабочем кабинете было намного уютней, там чувствовался его дух; случались и ночи у приятелей и любовников.
Карнаган видел, что Михаэль скривился, осматривая его неприхотливое жилище, и усмехнулся этому. А что тот ожидал увидеть?
Забавный Эл, - с толикой какой-то непривычной пока нежности подумал Мэтт. Хайнер неодобрительно смотрел и вздыхал. На долю секунды парню стало стыдно перед "гостем". Но у него есть проблемы поважней непокрашенных стен и неосвоенной до сих пор квартиры. Например, эта дурацкая влюбленность или неопределенность, неуверенность в своем будущем, в его почти тридцать лет. Быть может, именно в этот момент Карнаган почувствовал острую необходимость кардинально изменить свою жизнь. Так иногда бывает, когда ты пьян. Но он не знал, что хотел поменять. Это трудное решение, для человека, что привык плыть по течению, но верил в судьбу и ему везло. Поменять что-то возможно стало бы роковым решением. Может поэтому он не менял  даже эту нелюбимую квартиру? Пару лет назад - порывался вернуться домой, в солнечную Флориду, но передумал. Кажется, тогда была тяжелая неделя на работе и не одна - сложный пациент, дежурства. Забылось как-то - замотался. Возможно, стоило. Тогда бы он встретил Хайнера, конечно. Но было ли это к лучшему? Впрочем, что рассуждать о том, чего уже никогда не произойдет? Эл снова отвлек его от раздумий. Отвел в спальную комнату и приказал, именно приказал, раздеться и ложиться спать. Раздевался Карнаган медленно, нехотя, отвернувшись к Элу спиной. Он, вообще, неосознанно стал вести себя так, будто последнего тут не было - совершено не наигранно. Хотя, сказать по правде, не хотел, чтобы Хайнер уходил. Мэтт задумчиво расстегивал пуговицы на кардигане, с легким вздохом стаскивал его с себя, следом майку - все отправилось на атаманку у подножия кровати, убирать все в шкаф было откровенно лень. Голова немного кружилась и он потер виски, надеясь избавиться от болезненного ощущения. Он редко страдал отходником, даже когда сильно напивался, но ему показалось, что завтра утром голова будет болеть.

32

- Ложись уже, - усмехнулся Эл.
Словно и не любовники, а, скажем, друзья. Или влюбленные, которые собираются вместе не только чтобы переспать. И когда Карнаган наконец улегся, укрылся, Михаэль накрыл сверху еще каким-то темным пледом - в спальне было холодно.
Пора было уходить.
- Не забудь завтра извиниться, - напоследок поддел Эл, уже стоя в дверях, готовый их закрыть. Ну не сказку же рассказывать мальчишке. - Спокойной ночи, Мэттью.
И только оказавшись по другую сторону, провел ладонью по лицу, сам с себя поражаясь. Спокойной ночи, Мэттью.

Домой так и не уехал. Утро встретило холодным весенним солнцем. Хайнер сел на диване, который ночью сослужил неплохую службу, и отправился варить кофе.
Деловито хозяйничал, открывая шкафчики и разыскивая кофе, сахар, вообще какую-либо еду. Очень уж хотелось дождаться пробуждения Карнагана.
Потом, не выдержав, уже выпив чашку кофе и выкурив первую за день сигарету, вернулся в гостиную, сложил нормально груду одеял, вообще навел порядок.
Вчера слишком устал, чтобы ехать домой - такова официальная версия. Неофициальная была где-то между "интересно, как поведет себя с утра" и "хочу остаться". В этой необжитой квартире, которая не нравилась и даже раздражала (как не был похож Мэттью на свое жилище), Эл все же остался. Деловито расположился вновь на кухне, с новой кружкой кофе, просматривая новости с планшета. Просматривал больше бездумно.
Странно было оставаться здесь на ночь. Без секса, без какого-либо дела, просто оставаться.
"По крайней мере, наладились отношения".
Какие, блин, отношения?

33

Эл уложил его спать - необычно. А еще как-то по-особенному тепло. Вовсе не от второго пледа, которым потрудился укрыть его Хайнер. Мэтт почти сразу забылся беспокойным сном, но наутро так и не смог вспомнить, что ему снилось. Проснулся Мэттью неожиданно и резко, будто его кто-то включил. Но подниматься с кровати не спешил. Посмотрел на часы, лежащие на прикроватном столике, - почти десять часов. Как бы не хотелось поваляться, пора вставать. Он присел на кровати - почувствовал, что голова немного побаливала. Больше неприятных последствий, после вчерашнего не было, как и ожидалось. Все таки поднялся, но из спальни не выходил, сначала в ванную - под душ. На водные процедуры ушло порядка двадцати пяти минут, чтобы переодеться еще минуты две-три. Дальше Мэттью не знал чем себя занять. Есть не хотелось, разве что кофе. Карнаган открыл дверь и немного постоял на пороге. Удивился - прибрано. Как назло со стороны кухни послышались шорохи. Признаться - струхнул, быстро прошел на кухню и удивился еще больше. Михаэль, как не в чем не бывало, сидел за столом.
- Привет, - помялся Мэтт. Немного неловко, будто это он в гостях. - Кофе захотелось, - Он оправдывается?
Шатен помотал головой, отбрасывая странное ощущение и прошел на кухню - налить себе кофе.
Почему он не ушел? Что здесь делает? - Впросы в его голове возникали быстрее, чем он находил на них ответы. Вернее, ответы вообще не находились.
Но, в глубине души, он был рад, что Михаэль тут. Мэттью поставил свою чашку с кофе на стол и посмотрел на гостя.
- Тебе налить еще кофе? - спросил он, и не дожидаясь ответа - налил. Усмехнулся сам себе. Поставил чашку перед Хайнером. Уселся наконец за стол, отпил кофе.
- Удивлен, что ты здесь. Но, раз уж ты тут, я, наверное, должен сказать тебе спасибо. - Немного сухо, не больше, чем того требует этикет - голос совсем не выдал того, что на душе. Его фонтан эмоций, легкую радость вперемешку с грустью и нежностью - непонятно почему. - Так вот, спасибо.   

34

Мэттью наконец соизволил проснуться. Эл услышал шум, потом, кажется, открыли воду, но звуки глушила дверь. Через минут тридцать или больше на кухне появился хозяин квартиры.
Налил кофе, сел за стол.
Растрепанный - и после душа, и после вчерашней миниатюрной пьянки в одно лицо. Эл смотрел на него - просто, как смотрят с утра на человека, прежде чем пожелать доброго утра.
Едва не пожелал. Все это слишком смахивало на обычное утро влюбленных - именно то, против чего Михаэль старался оградить себя долгое время.
- Будешь должен.
Ночь с ее вседозволенностью ушла, утром по крайней мере старался править разум. И Эл решил ему внять. Выключил планшет, закрыл чехол, поднялся. Пиджак был аккуратно повешен на стуле - на плечи, застегнуть пуговицу, резким движением поддернуть манжеты.
- Старайся не напиваться в таких барах, мальчишка.
Наставление, которое никому не было нужно, до коридора - всего ничего. Хайнер остановился у дверей из кухни, обернулся.
Он вдруг почувствовал себя старым и глупым. Или трусливым. Теоретически, умным было бы просто представить этот случай как само собой разумеющийся, потому и в самом деле ничего не случилось. Потом пойти домой, переодеться наконец, может быть, еще немного поспать. Покормить красавца-кота, который наверняка уже считает хозяина последней сволочью, забывшей про питомца и пустую миску.
На практике он абсолютно не знал, что делать теперь с Мэттью. Позвонить в следующую пятницу, субботу? За столом сидел все тот же мальчишка - хм, врач, почти тридцать лет, абсолютно не умеющий или не хотящий заботиться о своем жилище, имеющий каких-то друзей (или все-таки это был любовник?).
- Ну, я пошел, - произнес наконец Эл, с какой-то абсолютно не свойственной ему нерешительностью-задумчивостью.

35

Пол чашки кофе выпил залпом, прежде, чем Мэтт услышал ответ мужчины. После - отставил чашку. Этот строгий тон вызвал улыбку.  С такой улыбкой он и наблюдал как Хайнер собирается - просто не смог стереть ее с лица. Мэтту представлялось, что он сможет отпустить Михаэля с легкостью - у него нет права его задерживать. Но, когда тот остановился в проходе и так удивительно-нерешительно оповестил о своем уходе, шатен встал из-за стола и повернулся к Михаэлю. Тот казался расслабленным, но Карнаган не сомневался, что это была лишь видимость.
- Так чего же не идешь? - спросил он, в противовес своим словам уцепившись за рукав мужчины - не хотел отпускать. Глупо, конечно. Но Эл же не спешил уходить. Мэттью подошел поближе, встал почти вплотную - другой рукой позволил себе погладить плечо Хайнера. - А если я сделаю так еще раз, неужели ты не отвезешь меня домой? Не позаботишься о своем знакомом - так безответственно, ты же старше!? Может, возьмешь надо мной шефство? - прошептал он на ухо Михаэлю. Определенно, испытывал. Ненужная болтовня. Все, чего он хотел - немного воспользоваться замешательством мужчины, урвать свое - поцелуй. Совсем не такой, какие были у них обычно. Мэттью целовал изучающе, ласково, с новым в их отношениях трепетом. Возможно, выдавал себя. Просто хотелось узнать - каково это вот так целовать Эла? Отстранился так же неожиданно, как и начал. Это требовало усилий, но Михаэль не должен этого понять. Хотя бы этого. Мэтт его отпустил. Улыбнулся. Сейчас он ощущал себя заложником ситуации, которая постепенно начинала вырисовываться. Теперь, так казалось, они уже не просто знакомые, что неплохо проводят время в постели. Но кто?

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-22 13:16:10)

36

Этот мелкий черт провоцировал, но ведь Эл сам не знал, уходить или оставаться. А последующий поцелуй был странным. И он, и Мэттью, находящийся так близко, что вот - протяни руки и обними - все было странным.
Весь чертов вечер, теперь еще и утро. Хайнер готов был поддаться на эту ласку, как кот, соскучившийся по хозяину. И вроде хозяин - не хозяин, потому что ты гуляешь сам по себе, и не нужен тебе абсолютно, но все равно возвращаешься.
Чего Мэттью хочет добиться такими поцелуями? С чего он вообще это затеял? Поведи тот просто в спальню, начни раздевать, веди себя как обычно - Эл бы понял.
"Ты ему нравишься?"
Поцелуй закончился, а Михаэль так и стоял, внимательно глядя на Мэттью. Ему абсолютно не нужны эти отношения. И он не тот, кто нужен Карнагану. Это стоит сказать сейчас. Расставить точки над i.
"Ты можешь сделать это после".
"Ты вообще не обязан что-либо расставлять. Это проблемы Мэттью".
В самом деле.
Шаг, поворот от косяка - Эл прижал Мэттью спиной к стене, к себе притянул за бедра, заставляя еще больше сократить расстояние. Целовал напористо, но словно вторя Мэттью в настроении - будем считать, что из интереса. И это нравилось, и хотелось увидеть Карнагана другим.
- А ты хочешь, чтобы взял?
Соскучился по Мэттью. Слишком остро среагировал на дурацкую провокацию, теперь целуя, словно требуя свое за эти недели. Губы, шея, впадинка между ключицами - а тот, кудрявый парень из бара - как он это делал?
Абсолютно уместная мысль, когда хочешь переспать! Поздравления, Хайнер.
- Ты спал с ним? С тем мужиком?

37

Вполне вероятно, Мэттью сглупил. Не стоило отстраняться. Он видел по Хайнеру – поцелуй вышел странным. Для Мэтта это тоже было так. В этих касаниях губ было больше интима, чем в сексе с первым мужчиной. Теперь же немного неловко.  Но когда Михаэль притянул его уже сам – безропотно сдался. Эл целовал иначе – Мэтт поддавался правилам. Их поцелуй – жадный, жаркий, ненасытный. Им мало. Обоим мало этих простых невинных прикосновений, этого крошечного отражения настоящего удовольствия. Не нужно быть гением, чтобы это понять.
Эл что-то спросил. Карнагану понадобилось немного времени, чтобы мысленно выдохнуть, отойти от этого маленького безумства и осознать, о чем был вопрос.
- Да, - судорожный шепот, который он издал в ответ, показался ему слишком пошлым. Новая порция поцелуев Михаэля обжигала кожу.
Хайнер отстранился и задал очередной  вопрос. Мэттью посмотрел ему прямо в глаза, до жути хотелось узнать, что тот вложил в этот вопрос. А потом он словно что-то там, в глубине этих необычных глаз, нашел.
- Ты все-таки ревнуешь, - ухмыльнулся Мэтт, почти рассмеялся, обворожительно. Его эта мысль как-то по-садистски грела. -  Твоя ревность беспочвенна –  и это веселит, - абсолютно спокойно и честно продолжил он. – Но сам ее факт, признаться надо, возбуждает. – Карнаган за шею притянул к себе Эла снова, прошелся поцелуями от подбородка до скулы и обратно. – Знаешь, теперь не я один чувствую себя идиотом – справедливо, по-моему...
Он ведь тоже мог что-нибудь спросить. Например: кто та девушка? Жена, девушка, родственница? На последнее Мэттью в тайне надеялся. Или спросить как Элу понравилось трахаться с тем парнем? Но почему-то не стал. Может, побоялся. Не хотелось, чтоб Хайнер ответил что-то, что явно не понравится, так же как не хотелось, чтобы он уходил, наоборот, хотелось продолжить,  и просто снова втянул мужчину в поцелуй.

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-22 13:35:56)

38

Ответ шепотом - как малый электрический разряд. И уже совсем не о шефстве, и насытиться бы этим "да", с легкой руки получив разрешение.
Хайнер и готов был продолжить, да только чертов язык Мэттью болтал о том, о чем не надо. Эл поднял голову, ускользая от ласки.
- Я не ревную, - прозвучало зло и неубедительно.
Сам спросил - сам спалился - сам осознал, что вообще спросил. Так держать! Поразительно, как Мэттью за вот такие провокации и умение вытащить на поверхность тайное, еще не оказался без головы. Михаэль умел держать лицо, умел быть хладнокровным мудаком, а Карнаган гулял по краю опасной пропасти и легкомысленно смеялся над ней.
Что еще хуже - можно было в ответ наговорить едкого и обидного, опустить его, но язык не поворачивался. Был зол? Очень и не пытался скрыть. Крепко держал запястья Мэттью, но хотелось не ударить - трахнуть.
И это нехитрое желание, продиктованное точно не головой, победило. Пусть целует еще, лишь бы не вздумал болтать очередную ерунду.
- И знаю лучшее применение твоему языку.
Сдался. С силой огладив ягодицы, намекая на будущее большее, начал раздевать. Ему нравилось тело Мэттью, еще в кабинете он поймал себя на мысли, что вспоминает, как тот выглядел без одежды, без странного, такого взросло-серьезного халата!
Не спал с ним. С тем кудрявым. Это вдруг успокоило злость. Мэттью по-прежнему его, и сейчас чертовски приятно отомстить ему, оставив без одежды и не дав раздеть себя. Вряд ли мальчишка засмущается, как девственница в первую брачную ночь, но ему явно хочется чего-то больше поцелуев в губы и шею. Как и ему самому. Чертовски мало.
- А вы скучали по мне, мистер Карнаган, - усмехнулся Эл.

39

Михаэль отрицал очевидное, зло смотрел на него, но Мэтт отвечал улыбкой, понимающей. Сейчас он действительно понимал его. Он и сам не хотел бы, чтобы вдруг стала очевидным его ревность к Хайнеру. Еще одна причина, чтобы не расспрашивать. И он, наверняка, тоже злился бы, рассыпался в словах, отвергая правду, так же как и Эл. Вот только у мужчины была другая причина - его Эго, у Мэтта все было проще - показать свою никому ненужную влюбленность - последнее дело. 
- Так займи его чем-нибудь поинтересней пустых разговоров, сладкий. - Да, он отвечал выпадом на выпад, провоцировал, скорее по привычке. Так было проще.  Сильные руки Эла и его уверенные прикосновения. Словно его собственное тело - территория Хайнера.  Он властен над Мэттью. Сейчас чуточку больше. Михаэль действует резко и откровенно, поощряет взглядом, сам этого, наверное, не замечая. Этот взгляд - предвкушающий, ненасытный.
И Карнаган, сначала было тянется к пиджаку мужчины, чтобы расстегнуть пуговицу, стянуть в ответ с того, хотя бы его. Но  на пол пути останавливается, близость Эла дурманит. Мэтт помогает себя раздеть и этим, пожалуй, выдает себя еще больше. Хайнер снова говорит. Наверное, тоже пытается задеть. Но, на самом деле, Мэт раздумывает. Скучал ли он? Реплика Михаэля не вопрос - утверждение. И, как бы не хотел Мэттью это признавать, но согласиться приходится, хотя бы про себя. Скучал.
- Это твое желание? - Шатен хватает за разворот пиджака, чтобы притянуть Эла к себе еще ближе, запрокидывает голову, улыбаясь. - Я его исполню, если ты исполнишь мое.

40

Вопрос отрезвляет. Настолько, что Эл смотрит и не понимает, как вообще угодил в эту западню.
Убрать руки от Мэттью кажется просто нереальной задачей, но он справляется. Остаются только пальцы, сжимающие ворот пиджака, близкие губы и обнаженное желанное тело.
"Просто возьми его и дело с концом. Он сам хочет!"
- Все это чертовски хреновая идея, Мэттью, - неожиданно серьезно произносит Михаэль и отстраняется окончательно.
Хайнер знал совершенно точно - если он останется сейчас, то завтра утром или сегодня вечером уйдет с полной уверенностью в своей победе и проигрыше Карнагана. Это будет любовным похождением, забавным рассказиком о том, как в него втюрился один доктор, и он его может иногда иметь, когда желание появляется.
Этого хотелось меньше всего. Михаэль не мог не признаться себе, что Мэттью ему нравится - а когда "нравится", это чревато. Не влюбленность (упаси боже!), но ничего хорошего все равно не получится.
Хуже всего то, что он нравится Карнагану. Вот это уже хреново, очень хреново. Играться серьезными чувствами - немного не в стиле Хайнера.
И все же вновь проводит ладонью по щеке и губам Мэттью, потом уходит в коридор, надевает туфли. Пусть кто-то из них будет взрослее и мудрее.
- Лучше нам все это прекратить. Я не тот, по кому тебе надо скучать, Мэттью. Серьезно. Поставим на этом точку, иначе тебе же будет больнее.

41

Мэтт знал, что поступал опрометчиво. Слова Хайнера лишь напомнили ему об этом. В конце концов, тот сказал именно то, о чем шатен старался не думать последние два дня, наверное. А может, и все время с начала их знакомства. Каранаган усмехнулся - Эл позаботился о нем. Серьезные, болезненные слова - предостережение, о котором если не сказать вслух, то будет хуже.  Михаэль прав, если больно уже сейчас, то дальше - только хуже. Мэттью проходит в коридор, чтобы посмотреть как Эл, теперь уже точно собирается уходить. Сейчас он не собирается его останавливать. Касается дрожащими пальцами своих губ и старается улыбнуться. Мизаэль прекрасно понимает, что Карнаган чувствует - они не дети. Шатен долго подбирает слова для прощаний - ни одно не подходит. Говорить "прощай" не поворачивается язык. Поэтому он молча закрывает за Хайнером дверь.
Проводив Эла, Мэтт прошел в спальню, развалился на кровати и укрылся с головой теплым пуховым одеялом, тяжело вздохнул. Ему жутко хотелось поорать, что-нибудь разбить или напиться. На что он рассчитывал? Он такой придурок! Обидно, он ведь прекрасно понимает - сейчас Хайнер поступил правильно. Это их единственный верный поступок. Карнаган вылезает из под одеяла, чтобы нашарить телефон в вчерашних штанах на атаманке. Посылает Ларсу короткое сообщение - в нем только восклицательный знак. Тот поймет. Иногда ему нужна дружеская поддержка - его коллега один из немногих, кто может эту поддержку оказать. Ларс приходит быстро - да и идти недалеко - соседний дом, не другая часть города. Мэтт открывает и приятель его по-хозяйски идет на кухню. Заваривает чай с травками и достает из пакета, который принес, небольшой тортик. Карнаган смеется - неожиданно искренне и понимает, что все нормально. Он не подросток, чтобы убиваться о неудавшихся, господи, даже не отношениях. Нечего убиваться - повода нет.

42

Это было правильно. По крайней мере, Хайнер так считал, идя к машине и прикуривая. И даже на следующий день. И через неделю. И даже через полторы.
Правда, как-то тошно стало.
Раньше было иначе - они с Мэттью, конечно, были не любимыми, а так - даже любовниками-то странными. Тем не менее, они кем-то там друг другу были. А теперь никто никому и ничего. Как и планировалось в самом начале.
Работа, встречи, даже с Джозефом выбрался, старательно не давая себе думать о том, что пытался таким образом забыть о Мэттью. Ладно, там нечего забывать даже.
Как-то мир пошел дальше, не рухнул, баланс восстановился. Жить можно было вполне спокойно. Но Джозеф удивительно не был похож на Карнагана.
Хотя с чего бы должен был?

Судьба любит удачные шутки. Норман как раз ушел домой от сестры, слава богу, что задержался Михаэль, потому что Элен резко стало плохо. При условии, что рожать ей было еще почти через месяц, Эл не то чтобы испугался - он был в ужасе. И пока ехал до больницы, в голове крутилось что угодно - от потери сестры до племянника.
Внешне старался быть спокойным, успокаивал и Элен, искренне надеясь, что врачи помогут. Ближайшей больницей была та, куда они тогда ходили, где работал Мэттью.
Правда, в тот момент Эл вообще об этом не думал. Норман был недоступен, дежурные врачи приняли, куда-то увезли Элен, толком ничего не объяснив. Врач вышел через минут пятнадцать, сообщил что-то там о серьезном положении, о том, что какой-то там риск, и Михаэль понял только, что вполне может так случиться, что утром он не увидит кого-то из двоих - мать или ребенка. А то и обоих.
Сказать, что Михаэль был в шоке - ничего не сказать.
Так и сидел в приемном покое, обхватив голову руками и пытаясь успокоиться. Нужно было успокоиться. Врач сказал, что привезли вовремя, еще бы немного, и шанса бы не было вообще. Что сделают что могут. А он больше ничего не может.
Собственное бессилие всегда казалось Хайнеру худшим проклятием, просто невероятным свинством от мироздания.

43

Люди странные существа. Ежесекундно противоречат своим словам и мыслям. Так, например, говоря: "я забуду" - помним больше. Говоря: "переживу" - страдаем еще сильней. Мэтт обещал Ларсу, что он не будет мучать себя, терзать. Иногда получалось. Время текло, бежало - плавно, день за днем. Карнаган был снова поглощен работой - вспоминать о Михаэле в такие загруженные дни приходилось редко. Ночью было холодно, как и всегда. И тогда можно было вспомнить горячие руки, страстно ласкающие. Конечно, можно было кого-то найти, забыться, но Карнаган не хотел - может, был не готов. Сильные эмоции трудно выкинуть из памяти, из сердца иногда еще тяжелей. Ларс ругал приятеля, называл дураком и кисейной барышней. Мэттью это смешило и он понимал, что раскисать действительно глупо. Потом у него начались ночные дежурства, на какое-то время, он спутал день с ночью. Когда ночью работаешь, а потом весь день спишь - времени на думы, зачастую бредовые, нет. После вернулся к приему в стационаре. Надо сказать, он по-настоящему стал справляться. Хотя бы немного - раз даже и думать забыл об одной из своих пациенток - Элен. Когда в его кабинет нервно постучались и, не дожидаясь ответа зашли - у молодой медсестры, наверное, новенькой, слегка дрожал голос.
- Доктор Карнаган, ваша пациентка, мисс Гилберт, сейчас в операционной в тяжелом состоянии, - сначала Мэттью даже не понял о ком речь - да и показывать это перед персоналом не хотелось. Подумал лишь о том, что после обеда, очень удачно, у него не было приема. Встал и пошел за медсестрой.
- Кто занимается ей сейчас? - единственное, что его волновало. Он должен быть уверен, что его пациентку не угробят.
- Доктор Томпсон. Но он сказал, что пациентка очень тяжела и он не хочеть брать на себя такую ответственность, - пролепетала девушка, Мэтт цыкнул, но все понял - все мы люди, даже врачи.
Он сообразил только тогда, когда возле операционной увидел знакомую фигуру - Хайнер. Тот выглядел так, что хоть сейчас на соседний операционный стол ложи. Мэтт словил себя на мысли, что хочется подойти и обнять ласково, поддержать - такого он позволить себе не мог. Но вот испытывать приступ неконтролируемой нежности по отношению к Эл, хоть и не хотел, но мог. Такой болезненной нежности Карнаган не испытывал ни к кому и не к чему ранее. Его сердце дрожало. Оно не билось - оно дрожало.
- Доктор Карнаган, - он не заметил, что приостановился - медсестру это, разумеется, не устраивало.
- Все нормально, Пэнни, - он прочитал имя девушки на бейдже, - Я зайду, а ты помоги мистеру Хайнеру, пожалуйста, - он указал на мужчину, - не то он сейчас свалится в обморок. - Девушка кивнула.
Ситуация в операционной была накаленной. У него ушло около двух минут, чтобы переодеться, а потом он просто заменил Трэвиса Томпсона - тот рассказывал о ситуации, пока Мэтт уже занялся делом. Впрочем, Трэвис остался - ассистировать, все таки, уважаемый доктор - стыдно. Как время текло потом, Мэттью перестал понимать. Перед ним была молодая беременная пациентка, которую он должен был спасти. Иначе не могло быть.

44

Сколько прошло времени - черт его знает. Мэттью он не заметил, поднял голову только когда подошла медсестра (и то, потому что тронула за плечо), что-то сказала. Хайнер едва не послал ее, чудом поняв только, что если поднимет шум - выпнут. И Элен останется здесь одна. Одна - это такое страшное слово сейчас.
Куда-то отвели, Михаэль попросил ближе к операционной, в нее, понятно дело, никто бы не пустил. Потом медсестра ушла, вернулась снова, что-то вколола. Стало спокойнее. Точнее, пофигистичнее. Михаэль даже добрел до автомате с кофе, выпил стаканчик, не ощущая вкуса, вернулся на свой "пост".
Мимо ходил персонал, больные. Потом он наконец дозвонился до Нормана. Тот даже не дослушал, бросил трубку, кинув короткое "еду".
В какой-то момент поймал за руку ту самую медсестру.
- Как она? Есть новости?
Девушка мягко освободила ладонь.
- Доктор Карнаган ей занимается. Как только появятся новости, я сообщу.
Карнаган. Хайнер криво улыбнулся. Мог бы возмутиться, мол, такого молодого, да чем он поможет! Но кто, если не Мэттью сейчас? Пусть уж он. Он сможет.
Очнулся от раздумий уже от присутствия Нормана. Высокий брюнет с очками-половинками на носу, донельзя серьезный и печальный сейчас. Да и вообще, это Элен была в их маленькой семье заводилой, это она ругала братьев, которые не умели ни отдыхать, ни веселиться. Норман молчал сходил еще за кофе, сел рядом.

Спустя бесконечность врачи наконец вышли. Эл вскочил, как только увидел Мэттью. Следом поднялся Норман.
- Она жива, доктор? Что с ребенком?
Михаэль боялся спросить. Он просто молча смотрел на Карнагана, ожидая приговора.

45

Мэттью собрался. Дальше, казалось, действовал на автомате. Операция продолжалась долго. Едва ли, кто-то расслаблялся. Карнаган хорошо сработался с Трэвисом, тот тоже  успокоился и Мэтта понимал с полуслова. Мэтт "выдохнул", лишь когда все закончилось - успешно. Иначе и быть не могло. Он был вымотан эмоционально. Такие операции - всегда стресс, ничего удивительного. Томпсон похлопал его по плечу и Мэтт измученно улыбнулся и кивнул - ответный знак одобрения. После распорядился, чтобы пациентку определили в палату. Два медбрата и еще Пэнни стали готовить Элен к перевозу - Пэнни он лично попросил проследить за больной, посидеть с ней до ее пробуждения, а как та очнется - сразу же позвать его. Потом Мэттью вместе с Трэвисом вышел из палаты, Карнаган остановился у ожидающих, Томпсон пошел, видимо, в ординаторскую. Глазами сразу же зацепился за Эла - сердце разрывается смотреть на него такого. С ним был еще один мужчина - спросил о состоянии Гилберт именно он, Михаэль же с надеждой взглянул на него. Карнаган побоялся представить, что было бы выйди он с плохими новостями.
- Все завершилось благополучно, опасность миновала. Она не потеряла ребенка. - Он говорил смотря лишь на Эла, понимал, что это неприлично, но ничего поделать с собой не мог. Все еще до жути хотелось подойти и обнять, пожалеть, взбодрить. Да что угодно! Все проведенные в одиночестве дни навалились на него большим грузом. Он не забудет. Он скучал. Кому это нужно? Черт! Не стоит снова думать об этом. Они встретились, он помог Элен, которая очень важна для Хайнера, кем бы она не была. Не стоит тешить себя ложными надеждами. - Вы сможете ее навестить, когда она очнется, а сейчас вам лучше самим поехать домой и отдохнуть - еле на ногах держитесь...

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-22 21:22:49)

46

От слов Мэттью камень упал с души. Такой огромный камень, что можно падать самому. Норман выдохнул, сложил молитвенно руки - даже когда не веришь в бога, в такие моменты начинаешь сомневаться в собственном атеизме.
- Слава богу! Спасибо, доктор.
Эл качнулся, сделал шаг и вдруг крепко обнял Мэттью.
- Спасибо, Мэттью. Ты не представляешь... просто не представляешь себе...
И что было бы, если бы Элен умерла, и что было вообще делать после этого. И что верил - Карнаган сможет помочь, и что ждал, и... и вообще много всего.
Хайнер отстранился, широко, радостно улыбнулся. Облегченно, устало, но счастливо.
- Мы подождем, пока она...
- Нет, мы поедем домой, Эл, - с нажимом произнес старший брат. - Доктор Карнаган прав, нам тоже нужно отдохнуть.
Перечить уже не было сил. Норману сейчас не расскажешь суть взаимоотношений (которых, кстати, и нет), так что пришлось уйти. Да и в машине брата уже начал дремать.
А очнулся и вовсе только к полудню. На столе лежала записка от Нормана, что Элен очнулась, и он поехал к ней, оттуда - на работу. Михаэль еще вчера сообщил, что не приедет в ближайшие день-два.

Цветы, короткий разговор - Элен была еще слаба, но вполне себе жива! Это главное. Палату уже успели завалить букетами друзья до приезда Михаэля.
- Я ведь говорила, что мне понравился этот доктор! - тихо смеялась сестра.
Потом уснула. Михаэль посидел еще немного рядом с ней, держа за руку, и решил, что стоит найти спасителя. Уж кому он теперь готов был продать душу, так это Мэттью Карнагану.
- Он в кабинете, - миловидная сестра дала направление.
Хайнер предусмотрительно постучал, услышал приглашение и открыл дверь.
- Можно, док? Я не стану отвлекать надолго, - он зашел в кабинет, встал за стулом, крепко сжав спинку. - Просто хотел еще раз сказать тебе спасибо. И что я твой вечный должник. Если бы сестру не спасли, мы бы с Норманом... не знаю. Наверное, пошли бы топиться, - мрачно произнес. - После смерти родителей она нам с братом как мать, наверное. Извини, я много болтаю, еще не отошел от вчера.
Выглядел Эл и вправду устало, не смотря на сон. Но куда спокойнее. И сейчас его абсолютно не волновало, что Карнаган видит черты характера, которые Михаэль предпочитал показывать только в кругу семьи.
- Знаешь, ты вправе меня ненавидеть за все, - вдруг сказал Хайнер. - Меня не переделать, я знаю - отвратный характер. Но я рад, что ты не стал распространять отношение на нее. Правда, Мэттью. Извини, что считал тебя глупым мальчишкой. Просто хотел сказать - если что-то понадобится от меня или брата - услуга, деньги... мы сделаем что угодно. Ответь только - с ней правда все хорошо? Она сможет... срок уже большой... что будет с ребенком?

47

Доктор перевел взгляд на мужчину, который был с Элом и только сейчас позволил себе рассмотреть его. Чем-то неуловимо похожий на Михаэля - наверное, брат (что дало Карнагану повод думать - Элен, все таки, сестра), мужчина разительно отличался от него - словно бледная его тень - волосы темнее, вид серьезнее и старше. Такой же взволнованный, но его, почему-то, Мэтту не хочется пожалеть. Чертов Михаэль! Он перевел взгляд обратно на Эла - объятия Хайнера были неожиданными, кажется, у Мэттью начали подрагивать руки. Мужчина беспардонно обращался к нему на "ты" (хорошо хоть персонала рядом не было) и не мог подобрать слова, чтобы поблагодарить. Шатен до жути хотел обнять в ответ, но тогда, вполне вероятно, Эл бы понял, что Мэтта тоже трясет. Еще и поэтому Карнаган был рад, что старший мужчина его поддержал - увел Хайнера домой, впрочем, он действительно думал, что мужчинам стоит поспать.
После Мэттью вернулся в свой кабинет, закрылся изнутри, сел на маленький диванчик и понял насколько устал - задремал.  Проснулся часа через три - поздний вечер. Идти домой смысла уже не было, да и не хотелось. Элен проснулась под утро. Карнаган пришел в палату сразу, проверил ее самочувствие и попросил еще немного поспать - ей это сейчас нужно. Порядка семи часов утра - она проснулась снова. Карнаган попросил Пэнни позвонить родственникам Элен - самому это делать не хотелось, даже не смотря на то, что ему это было сделать куда проще - телефон Эла из его записной книжки никуда не делся. А уже в половине восьмого к девушке постепенно начали приходить посетители. Карнаган попросил сильно не напрягать пациентку. Пускать родственников и близких - остальных попросить дать больной восстановиться. В восемь у него начинался прием - запись была небольшая и Мэттью втайне порадовался этому. Он все еще чувствовал себя немного разбитым. Когда в очередной раз к нему постучались, он не был готов увидеть, входящим в кабинет Михаэля. Его благодарности принимал стараясь не смотреть на него самого. Тяжело. Предлагает помощь, называет себя должником, извиняется за свое отношение к нему - немного раздражает. В остальном, Эл очень трогательный и милый. И это заставило Мэтта внимательно пронаблюдать за Хайнером, потом доктор вышел из-за стола, сложил руки на груди. Усмехнулся такой защитной реакции на Хайнера. Тот продолжал свою речь - благодарил за сестру (все таки, он рассудил правильно), беспокоился о ее будущем, о будущем ребенка.
- Эл, - остановить поток слов, которые просто выплескивал на него мужчина было необходимо. - Успокойся. Я выполнял свой долг. - Мэттью сделал глубокий вдох и продолжил. - Сейчас Элен чувствует себя стабильно - хорошо. С ребенком тоже, мы надеемся, будет в порядке. Прогнозы на это тоже хорошие. Элен останется в больнице, чтобы мы смогли проследить за ней и ее будущим малышом. Я занимаюсь ей лично. Надеюсь, ты мне доверяешь. Все будет в порядке.

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-23 11:50:34)

48

- Да. Конечно. Доверяю.
Он смотрел на Мэттью в полном осознании того, что просто не может подойти и обнять его. Иное отношение диктовало иные рамки. Карнаган скрестил руки на груди, Хайнер не смел позволить себе что-либо неофициальное, и оба говорили о серьезных вещах.
Это должно было, наверное, успокаивать, но было неловко. Совсем как тогда, на импровизированной прогулке. Правда, тогда был шанс просто затащить в какую-нибудь подворотню, дать себе волю.
Хайнер кивнул и вышел.
Выросшая стена не давала возможности перешагнуть через нее и дотронуться.
Но ведь так и надо. Того ведь и хотел.
И впервые Эл пожалел об этом.

Элен родила через три недели. Девочку. И та имела все шансы стать маленькой принцессой, потому что дяди с неохотой отдавали на руки матери. Еще некоторое время продержали в больнице, но наконец - выписка. Элен, уже вполне оправившаяся, шла под руку с Норманом, сбоку что-то щебетала подруга, восторженно размахивая руками. Эл, вполне счастливый жизнью, нес племянницу, совершенно наплевательски относившуюся к шуму вокруг и жаждущую поспать еще часов этак десять.
Уже почти у выхода увидел Мэттью. Подошел. Они встречались несколько раз, сугубо по делам Элен, разговаривали формально. Карнаган сдержал свое слово - ребенок родился здоровым.
- Скажи пока дяде Мэттью, - улыбнулся Хайнер.

49

Когда Хайнер ушел, Мэтт дал волю своим чувствам. Закрыл дверь изнутри, чтобы ему дали передохнуть. Сначала жутко разозлился. Его злило все: поведение Эла, его слова, извинения, неуместные предложения, невозможность прикоснуться к нему. Боже! Потом все тоже самое его расстроило. Он посмотрел на время - прошло десять минут. А казалось, что больше. Он дал себе еще две минуты, чтобы успокоиться. После открыл дверь и продолжил прием.
Как он и обещал Хайнеру, Элен он занимался лично. Контролировал все и беспокоился за пациентку не меньше ее родных. Пожалуй, так он не беспокоился ни за одного своего пациента. Кто-то из персонала даже спросил - почему? Тогда Карнаган отделался дежурными фразами о том, что каждый врач должен относится ко всем больным именно так и никак иначе. Он прекрасно понимал, что такой ответ вопрошающих не устроил. Но не мог же он сказать правду. Что его бывший любовник, к которому он до сих пор что-то чувствует просил позаботиться о его сестре, которая безумно дорога ему.  С Михаэлем он старался не пересекаться, что было задачей непростой. Когда виделись, общались сдержанно и официально - обращались друг к другу на "вы", преувеличено уважительно. И все же, в большинстве случаев, Хайнеру было проще общаться с тем же Норманом, старшим из братьев, или с самой Элен - это не трепало ему нервы - так он и делал. Роды принимал тоже сам. Врача-акушера выбрал из тех, кому доверял как себе. Элен сказала, что примет любой его выбор - у братьев он даже не спрашивал. Малыш, вернее малышка родилась крепенькой и здоровой. Но Мэттью, перестраховавшись, выписал мисс Гилберт и ее дочку только на следующий день. Проводил до того, как Элен пришли забирать - чинно пожелал удачи молодой маме и сказал, что она может обращаться к нему, если понадобится. Потом ушел, чтобы не встретить Михаэля. Но, как на зло, судьба вновь распорядилась иначе. И они встретились с ним в холле как раз, когда семья покидала больницу.       
- Я искренне рад, что ты счастлив, Эл, - прошептал Мэттью так, чтобы других, остановившихся не так далеко, это не смутило. Карнаган улыбнулся в ответ на улыбку Хайнера, аккуратно погладил малышку по голове. Теперь "прощай" показалось ему более уместным, чем тогда, впрочем, не менее болезненным. Но, так же как и в тот раз, даже "пока" сказать не вышло. Ему стоило развернуться и уйти, но он ждал пока Эл сделает это первым. Так было проще.

50

Чуть не спросил: "А ты?" Но это было так неуместно, что выглядело бы издевательством.
- Спасибо.
- Эл, ты идешь?
Это, пожалуй, можно было считать концом.

Норман был слишком занудным и слишком внимательным, чтобы не заметить короткие сцены, возвещающие о более раннем знакомстве Михаэля и Мэттью. При этом они не выглядели как приятели, собирающиеся после работы выпить пива в соседнем баре. Поэтому в какой-то момент Норман спросил и получил вполне себе правдивый ответ.
Правда, что случилось в итоге, так и не добился.
Элен это не волновало, Нормана тоже не слишком. Хотя - относительно. На вопросы о Карнагане Хайнер хмурился, раздражался и просил не лезть не в свое дело. На обычные насмешливые ответы о любовниках это было не похоже.

- Заходите, - Норман поднял голову, посмотрел на приоткрытую дверь.
Элен попросила забрать рецепт на лекарство. Михаэль был на работе (поразительно много работал последнее время даже для себя), так что помочь вызвался старший брат.
- Добрый вечер, доктор Карнаган. Я за рецептом для Элен. И да, от нее, - на стол опустился яркий пакет с пирогом внутри. Элен, как многие женщины, обожала закармливать занятых мужчин. И как бы братья не говорили, что это как бы сказать... не слишком удобно, сестра только отмахивалась и передавала Мэттью что-нибудь этакое.
Поддернув брюки, Норман сел на стул для пациентов. Их с братом роднили, кроме крови, разве что схожие черты лица да прямолинейность. Норман был серьезнее, спокойнее, и даже жалел, что ничего у Эла с Мэттью не получилось - первому нужен был человек, к которому надо прикладывать заботу и нежность, а не сволочность. Кто-то с головой на плечах.

51

Должно быть, провожать Хайнера взглядом, у Мэтта вошло в привычку. Дурная привычка, напрасная и мучительная.
Вот теперь точно все...
Карнаган искренне надеялся, что после того, как родится ребенок у Элен - больше будет причин встречаться с этой семьей, даже не с Элом. Которая одним своим видом напоминала - издевательство. Но Гилберт была очень милой девушкой, доверяла ему безоговорочно, а он сам предложил обращаться к нему. Теперь Михаэль не сопровождал ее на приемы, а может просто не заходил с ней в кабинет. И, даже если так, Карнаган был этому рад. Ларс грустно говорил, что он все еще слишком остро реагирует на эту историю, не смотря на то, что храбрится. То, что он не виделся с Хайнером не мешало ему все больше влюбляться. Уговоры самого себя: не делать этого - тоже. Еще Ларс называл Мэтта глупым. И шатен понимал, что это правда. Говорить влюбленному "не влюбляйся", ровно тому, что и говорить уже заболевшему человеку "не болей" - бесполезно. Карнаган снова с головой окунался в работу. С приятелями сидел редко, предпочтение отдавал в основном Ларсу. Тот понимал его - не просил веселиться, когда было совсем туго. Просто поддерживал. Очевидно, именно потому они и сблизились. Мэтт не думал, что из этой истории может родиться что-то хорошее, но, как оказалось, он, впервые за десять лет в Лондоне, впустил кого-то в свою жизнь, завел крепкую дружескую связь. Раньше это казалось невозможным ему потому, что заводить связи, означало крепче привязывать себя к месту, которое он не так уж сильно и жаловал. Он не хотел думать о том, что его уже очень давно держит здесь, в Англии, не только работа.
Приемные часы уже заканчивались, когда к нему пришел Норман. Старшего из братьев Мэтт видел теперь часто. Иногда он помогал Элен, иногда приходил по поручениям сестры, как сейчас. Рецепт для пациентки у Карнагана был готов заранее - Мэттью предстояло только найти его в недрах своего стола. Пакетик с выпечкой от Элен он принял, как и всегда, с радостью - не хотелось ее обижать, к тому же, готовила она вкусно.
- Передайте Элен огромное спасибо, - усмехнулся Мэтт. - Она спасла меня от голодной смерти на моем ночном дежурстве сегодня, - пакетик шатен отставил, открывая средний ящик своего стола, чтобы достать рецепт и протянуть его Норману. - Прошу. 

52

Норман кивнул, забрал рецепт, но уходить не торопился. Обычно он что-то забирал или дожидался Элен и спешно уходил - был благодарен Мэттью, конечно, но не более того. Нормальные формальные отношения пациента и врача.
Теперь же остался сидеть на стуле, аккуратно сложив рецепт и убрал в бумажник.
- Михаэль рассказал мне о вашей с ним связи, доктор Карнаган.
Хайнер говорил абсолютно спокойно, но с его видом и тоном можно было ожидать, что он сейчас начнет поучать Мэттью, а то и вовсе говорить, чтобы он больше и думать не смел о Михаэле. Обычно такие типы в фильмах говорят именно такое, а потом еще прибавляют что-нибудь угрожающее.
- Я полагаю, на данный момент вы расстались, - помолчав, добавил Норман. - Я знаю вас мало, но этот факт меня, надо признать, опечалил.
Еще больше Нормана печалил тот факт, что он видел Джозефа - и этот тип абсолютно ему не понравился. Впрочем, там не было ничего серьезного, как раз в духе Михаэля.
- Я лезу не в свое дело, но могу узнать - почему так сложилось?
Вопрос был глупым, наверное, для тех, кто знал Михаэля. Но Норман видел его реакцию на упоминания о Мэттью и чувствовал, что дело здесь не в том, что Карнаган по какой-то причине вдруг наскучил.

53

То, что Норман не спешил покидать кабинет, немного нервировало. Если свыкнуться с мыслью о том, что ему придется иметь дело с Элен - было относительно просто, дело с Хайнером-старшим обстояло иначе. Мэтт не знал как себя вести с ним. Когда тот заговорил, Карнаган нахмурился. Что может выйти хорошего из подобного разговора, он не знал. Но отвечать не на один из вопросов не спешил - дал высказаться. Старался не показать, что его слова задевают. А они действительно задевали.
Ну, знал ты, замечательно, дальше что?
Факт его опечалил.
Да потому, что твой брат мудак, вот почему!
Вслух же ответил куда сдержанней и спокойней.   
- Мистер Хайнер, это не то, о чем я хотел бы говорить, - Мэтт не мог избавиться только от легкой дрожи в голосе. - Отчасти потому, что я и сам не знаю ответа на Ваш вопрос. Думаю, я влюбился в Вашего брата и это было моей ошибкой. Впрочем, сейчас говорить об этом бессмысленно. Ведь, мы даже не расстались - для этого нужно было, хотя бы, встречаться, мы просто перестали видеться. Если Вашему брату так легче - хорошо.

54

- Понимаю, я зря затеял этот разговор.
Норман понимал Мэттью - он был свидетелем таких отношений с братом, правда, тогда это "влюбился" было только с одной стороны. Впрочем, скажи сейчас Михаэлю предположение о его чувствах - можно запросто нарваться на ссору.
Хайнер-старший поднялся, переложил удобнее пиджак на сгибе локтя.
- Ему не легче, в этом все дело. До свидания, мистер Карнаган. Надеюсь, у вас все будет хорошо.
Предполагать что-либо о дальнейшем сейчас было невозможно, хотя Норман все же надеялся в глубине души, что отношения могут наладиться.

Домой в последнее время возвращаться не хотелось. Разве что кота покормить. Как-то неожиданно мир начал рушиться, вполне успешно пережив прочие невзгоды, кроме дурацкого вечера в квартире Карнагана.
Хайнер отправил отчет, откинулся на спинку стула. В квартире было темно, из-за открытого окна - прохладно. Единственное живое существо - серый Герцог, свернувшийся на диване уютным меховым клубком.
Эл все думал - может, не стоило тогда уходить. Картины возбужденного обнаженного Мэттью, стоящего у стены, сменялись какими-то печальными, донельзя злящими раздумиями.
Раздражала идиотская необходимость увидеть Карнагана. Норман о своем разговоре брату ничего не сказал. И может быть злость, окончательно растравившая душу пополам с ревностью, заставила найти в телефоне номер Мэттью.
Ревность! О, господи, Хайнер, не в монастырь же ему теперь уходить.
- Привет. Банально приглашаю в кино. Без каких-либо намеков на секс. Просто теперь-то мы можем наконец нормально поговорить и узнать друг друга?

55

Разговор с Норманом расстроил. И когда мужчина ушел, шатен взял стопку ненужных уже бумаг со стола, в душевном порыве замахнулся, разбросав их по кабинету. Попустило. Нет, Карнаган не жалел себя, не строил из себя великого страдальца, наоборот. Было жалко Эла. Если его брат прав? Если так действительно не проще? Мэтт, как любой влюбленный человек, был готов свыкнуться с любой мыслью, если бы только Михаэля все устраивало. Что же его не устраивало? Мэттью обхватил и потер лицо руками, его злоба и огорчение уступили место усталости.
Несколько следующих недель были у него не очень загружены и это стало настоящим испытанием для Мэтта. Провести так много времени в квартире он был не готов. По крайней мере один. Ларс предложил покрасить стены. От Мэтта, казалось,  ему не требовалось ничего - даже разрешения. Он сам выбрал краску, сам все закупил, притащил, вытребовал у Карнагана деньги обратно и заставил его себе помогать.
- Для тебя же стараемся, задница, давай, помогай, - было сказано бескомпромиссное и через два с половиной дня Мэтт мог похвастаться серо-голубыми стенами в спальне, бежевыми в коридоре, нежно-мятными на кухне, яркими оранжевыми и черно-синими в гостинной.  Надо сказать это очень изменило вид квартиры - она стала более живой. Ларс обещал, что пройдет немного времени и это изменит и отношение Карагана  к квартире. Пока что Мэттью мог сказать только то, что цвета ему нравились. Интересно, а Элу они бы понравились?
Один раз Мэтт ходил в бар - тот самый. Без надежды встретить там Хайнера. В тот вечер он познакомился там с мужчиной по имени Бен. Если честно, Мэтт даже не был уверен, что это настоящее имя. Мужчина угостил его выпивкой, чуть позже они целовались где-то в проходе около туалета. На самом деле, Карнагану стало так противно от данной ситуации, что он, вернувшись домой один, выблевал все выпитое за вечер в унитаз. В этот же вечер он решил, что так он Михаэля точно не станет забывать.
Звонок от Хайнера в один из вечеров выбил у Мэттью почву из под ног. Если бы в этот момент он не сидел у себя на кровати, он был уверен, что осел бы на пол. Он долго не решался поднять телефон. Может быть и не понял бы, если бы не, всплывшее вдруг в памяти, грустное лицо Хайнера-старшего и его слова: "не легче". Но, даже это, не подготовило его к тому, что Михаэль сказал.
Кино? Он издевается? Кино....
Мэтт покачал головой: - Ты можешь выбрать фильм, - вырвалось у него прежде, чем он успел осознать, что ответил. Он не знал о чем они будут говорить - вспоминлся вечер в парке. Зато знал, что будет неловко и скованно чувствовать себя. Как оказалось, необходимость увидеть Хайнера была в разы сильней. Он снова пошел на поводу у своего сердца.

Отредактировано Matthew Karnagan (2016-01-23 18:04:23)

56

- Тогда в десять, - и отключился.
Адрес скинул смс-кой, фильм был уже выбрал, билеты оплачены. Хайнер не хотел переносить на другой день, он вообще считал, что завтра бы эта мысль уже не была такой хорошей, что завтра он бы передумал, нашел бы тысячу отговорок и не позвал Мэттью.
А сегодня - быстро переодеться (осталось что-то около часа до сеанса), надеть туфли, почесать за ухом Герцога, проводившего до двери.
- Такси!
Эл не был уверен, что хочет садиться за руль. Он вообще не понимал, что делает и зачем. Точно не собирался спать с Карнаганом, точно не собирался развивать отношения, так что не солгал - встретиться, поговорить. Им будет неловко, идиотски, они не будут знать, как вести себя. Но Михаэль с этим справится.
Мэттью мог считать все это вежливостью и попыткой отдать долг за Элен.

Приехал раньше, забрал билеты. Вышел обратно на улицу, чтобы успеть покурить. Мэттью вполне мог не приходить. Передумать. Эл бы понял и, наверное, прекратил бы попытки.
Хотя сколько раз он уже зарекался прекратить.
Привалился спиной к громадной колонне у кинотеатра, выкинул окурок. Лето уже давно вошло в свои права, давно уже стали душными ночи.

57

Мэтт посмотрел на часы - около часа до десяти. Кинотеатр как раз на полпути от их домов. Он выстроил маршрут в приложении своего телефона, ехать туда минут 15-17, уже учитывая сегодняшний трафик. У него было время, чтобы подумать. Он передумывал раз шесть или семь за четверть часа. Потом собирался впопыхах: первые попавшиеся джинсы и футболка, кеды. Не забыть про телефон, бумажник и ключи. Уже в машине, приближаясь к кинотеатру, он думал о том, что эти линялые джинсы ему не очень нравились -  джинсы были старыми, хоть и вида не потеряли. Футболка вообще оказалась с идиотской надписью на французском: "Я номер 6, хочешь быть номером 9?".
Черт! Ну и пусть!
Он же не на свидание шел! Просто встреча с Хайнером. Сердце, тем не менее, билось как сумасшедшее - его не обманешь. Мэттью соскучился. Показывать этого нельзя. Парковка около кинотеатра была забита. Карнагану пришлось постараться, чтобы найти свободное место. На часах без пяти десять.
Хайнера он заметил сразу. Нельзя было не заметить. Тот подпер спиной колонну рядом со входом в кинотеатр и ждал. Совершенно невозможный в своих джинсах и небрежно расстегнутом пиджаке, надетым на футболку. Мэттью сделал глубокий вдох, как перед погружением прежде, чем подойти к Элу.
- Привет, - немного неловко, он даже отводит взгляд, потом правда снова смотрит на Михаэля - незачем тому думать, что Карнаган смущен. Сейчас ему кажется странным выбор места Хайнером. Если тот хотел поговорить, то зачем выбрал кино?

58

Сложно не думать о том, что они больше не любовники, если Мэттью снова рядом. Но он пришел, а это что-то да значит, наверное?
- Идем, опоздаем.
Вести себя так, как с обычными друзьями - мантра, которую следует повторять. Ну пусть не с друзьями, а с приятелем. Главное, не как с бывшим. Вообще это странно - быть в таких отношениях после всего. Но это лучше, чем ничего, наверное.

Выбрал какую-то комедию. Ну не на мультики же идти. И не на романтику явно. А комедия - то, что нужно.
Меньше напряжения, удобно устроиться в кресле, без зазрения совести устроить ноги на кресле спереди - все равно народу было мало, а в темноте незаметно.
Фильм был достаточно интересным, хотя Хайнер не слишком любил комедии. Просто подумал, что может любить Мэттью.
Раз мелькнула даже шальная мысль поцеловать (кино, последние ряды - какая банальность!), но вовремя себя остановил. Просто повернулся вновь к экрану и стал смотреть за приключениями каких-то там 3д персонажей. И в конце концов даже успокоился. Да, Мэттью рядом, да, он рядом в абсолютно другом смысле, но ведь ты так и хотел.
Стало легче и свободнее.
- А ты похож на него! - с усмешкой вдруг произнес Эл, показывая на какого-то монстрика, перекатывающегося от одного куста к другому. - Такой же мелкий.

59

Конечно, они не говорили. Сразу отправились в кинозал, чтобы не опоздать на начало сеанса. Народу мало и это придает дополнительной неуверенности. Мэтт иногда искоса посматривает на Хайнера. Одергивает себя раз десять и только потом пытается вникнуть в то, что показывают на экране. Получается через раз. Какая-то типичная американская комедия - с сортирным юмором и банальным сюжетом. Легкое и незатейливое кино. В любой другой раз Мэтт бы посмотрел такое, чтобы занять себя чем-нибудь. Быть может, ему даже понравилось бы. Но сейчас хотелось вовсе не фильм смотреть. Хотелось прикоснуться к Элу, обнять, поцеловать. Хотелось его. Боже! Не стоило ему приходить. Он не сможет быть Хайнеру другом!  Он не выдержит этого. Лучше уж не видеться вовсе. Но видеть его без возможности хотя бы прикоснуться - ужасно. Мэтт смотрел на экран и ничего не видел толком, не мог уловить суть, персонажей, действие. Лишь когда Михаэль заговорил, пришлось потрудиться, чтобы заострить свое внимание на том, что было в фильме. Обратил. Насупился и надул губы - совсем не специально. Хлопнул Хайнера по руке за его усмешку. По телу прошелся электрический разряд от этого совсем невинного касания. И Мэтт испугался. Закусил губу, чтобы не сказать что-то лишнее. То, о чем пожалеет, за что будет потом неудобно, стыдно, что Эл наверняка засмеет.

60

Хайнер был хреновым эмпатом. Видеть реакцию и чувствовать ее - разные вещи. Вот и сейчас только коротко рассмеялся на прикосновение, абсолютно не понимая, как на самом деле Мэттью это было тяжело.
Если бы он знал о том, что тот сказал Норману, возможно, вел бы себя иначе. Возможно, не рискнул бы вот так опрометчиво звать в кино и сидеть рядом.
- Не самый лучший фильм, но выбор был невелик.
Хотелось что-то сказать, чтобы оправдать свое приглашение, как-то объяснить мотивы. Хайнер смотрел кино, ожидая каких-то фраз от Мэттью, но понимал, что не все сразу. Грела надежда, что раз Карнаган пришел, то ему тоже что-то нужно. Уж он-то был не из тех, кто станет издеваться.
- Я просто хочу узнать тебя больше, Мэтт. Как человека.
Михаэль повернулся к Мэттью. Так как практически полулежал в кресле, сцепив пальцы в замок, смотрел снизу вверх на Карнагана. Тот казался напряженным, и Эл беззвучно вздохнул. Сам виноват, что все так. Но после того разговора в квартире прошла куча времени, в котором не было ни единого намека со стороны Михаэля. Он постарался быть тактичным, вежливы и формальным - а это почти подвиг!


Вы здесь » 99 дверей » Freestyle » Просто вместе...