http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Petshop of Horrors » PShoH: Side Story (AU)


PShoH: Side Story (AU)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Фандом: Магазинчик Ужасов
Жанр: детектив, мистика, хоррор, AU
Рейтинг: как получится с учётом обстоятельств
Основной/желаемый пейринг: Леон Оркотт/граф Ди
Пожелания к игре: приватная игра
Пожелания к игрокам: терпения вам, детектив
Краткое описание временного промежутка: Данная игра - что-то вроде сайдстори к текущей игре "Ловушка". С происходящим в Ловушке она не связана, небольшой альтернативный вариант событий. Что могло бы быть, если бы..

Итак, совершая плавание на небольшом круизном катере, Ди и Леон попали в шторм, и корабль затонул. Всех пассажиров и экипаж удалось спасти, не нашли только двоих.
Что же случилось с детективом и графом, когда их разделило бурей?..

Начало игры:
Солнце играло на длинных ресницах, бросало радужные отблески. Раскинувшееся на песке существо открыло глаза. Глаза оказались удивительные, разноцветные. Один - тёплый мёд, другой - лиловая голодная бездна...
Существо приподнялось на локтях, поморщилось - нежные ладони были разбиты в кровь, на пальцы было жалко смотреть. Длинные, иссиня-чёрные волосы были перепачканы в золотом песке, когда существо обернулось к воде, песчинки посыпались по точёным белоснежным плечам.
Мягкий прибой ничем не напоминал творящееся вчера безумие. На берегу валялось несколько обломков, ящик, пара бутылок.
Взгляд разноцветных глаз внимательно изучил побережье и, не найдя ничего, достойного внимания, обратился к морю. Существо подалось к воде, потянулось всем телом, беззвучно, тяжело дыша, постаралось добраться до кромки прибоя, цепляясь за песок тонкими руками, зарываясь в него почти по локоть. Было больно, меж бровями залегла тонкая морщинка, но существо было упорным и, наконец, его старания увенчались успехом. Неповоротливость, сковывающая тело на берегу тут же исчезла, словно ее и не было, лишь плеснула вода, побежали круги и всё снова замерло.
О присутствии тут кого-то напоминал только длинный след, оставленный на берегу, по форме странно напоминающий след от рыбьего хвоста.

Отредактировано Count D (2011-11-03 22:19:10)

2

- Крис, отстань... отстань, говорю, и шторы закрой.
Но ощущение, что его сунули в солярий не проходило. Было невыносимо жарко, солнце палило так, что Леону казалось, что его кожа сейчас начнет плавиться и покрываться волдырями.
- Черт, - он открыл глаза и тут же снова закрыл, он лежал на песке лицом вниз, кожу покалывало, глаза нещадно чесались, а во рту будто песчаная буря прошла.
Пляж. Понятно откуда солнце. Ему снился брат? Он не помнил ничего. Кроме...
- Твою мать, Ди!
Они отправились в этот круиз по просьбе графа. Отдыха на побережье ему было не достаточно, он услышал какие-то рыбацкие байки о морском чудовище, приплывающим к острову раз в десять лет. И разумеется, его понесло в море. И Оркотта вместе с ним. Потом была буря, кажется, Леон плохо помнил, что произошло, только что он долго плыл, пока наконец не выбился из сил.Судя всему, ему повезло, его прибило к какому-то атоллу. Детектив медленно поднялся на ноги о огляделся. Остров был, судя по всему крохотным, широкая линия прибоя, белоснежный песок, метрах в ста виднеются редкие пальмы.
Надо укрыться от солнца, осмотреть остров и начать искать Ди, его не могло отбросить далеко от меня. Мы все время были рядом.
О том. что граф мог не  выжить Оркотт думать не хотел, не сейчас.

Остров и правда оказался небольшим, но все-таки чуть крупней, чем представлял его себе детектив. Что не могло не радовать, на мелком атолле он бы точно не нашел источника пресной воды. А здесь был даже крохотный ручеек, впадающий в крохотную бухту, подобраться к которой Леон так и не смог. Отгороженная со всех сторон острыми камнями, спуститься на нее можно было только сверху. с небольшой скалы, нависшей над ней.
Устроив себе из пальмовых листьев импровизированную лежанку, помывшись в озере, детектив вернулся на берег и уставился за линию горизонта, судорожно соображая, что же делать дальше.
Графа на острове не было. Значит, надо поискать его на соседних. Только как?
"Главное, не опускать руки. Найду и убью заразу!"

3

Он плавал в пенной воде так, словно это была его единственная родная стихия, радовался, будто вернулся домой после долгого отсутствия. Плескался, высоко выскакивая из воды, гонял наперегонки с дельфинами..
Однако уплыть в открытый океан так и не смог. Что-то словно держало его, тянуло обратно, к тому острову, где он пришёл  в себя.

Дорога обратно заняла немного времени. Бухта так и не изменилась.
Он обогнул остров, внимательно рассматривая берега, приглядываясь к каждой точке. И, вздрогнув, замер, рассматривая фигурку, сидящую на берегу. Верхняя губа вздёрнулась, демонстрируя острые клыки, с тёмных губ сорвалось негромкое злое шипение.
"Человек!.."
Хотелось тут же уплыть прочь, но тело само неторопливо направилось к берегу, руки загребали воду беззвучно и медленно.
У таких островов огромная полоса мелководья, незаметно вплотную подобраться не удалось, однако с одной стороны высилась гряда камней, где было глубже и можно было быстро развернуться и сбежать.
Если что.

Он добрался до этой гряды, цепляясь тонкими руками за камень, подтянулся, поднимаясь по пояс из воды.
Запах человека, находящегося теперь совсем рядом,  внушал одновременно страх и желание немедленно уплыть прочь, однако примешивалось что-то ещё, что заставляло его оставаться на месте.

4

Леон вглядывался в горизонт до тех пор, пока глаза не начали слезиться от напряжения. И только когда жжение стало нестерпимым, он перевел взгляд на право, туда, где возвышалась гряда камней, скрывая от глаз Оркотта уютную бухту.
И тут увидел его.
Существо, а из далека, это не было похоже на человека, цеплялось за острые камни руками, тонкими и гибкими, длинные темные волосы липли к мокрым обнаженным плечам и падали на лицо, не давая рассмотреть его.
Леон осторожно приблизился и присел на корточки в паре метров от существа. Мыслей в голове не было. А вот подозрение, что солнце основательно напекло ему голову, становилось все четче.
Потому что он твердо знал: русалок не существует.
- Кто ты? Или что?
Оркотт протянул руку, пытаясь удержать странное видение на месте, в памяти тут же вспыхнули многочисленные легенды о русалках, рассказанные ему когда-то графом.
- Подожди!
Казалось, стоит только сделать одно неверное движение, и существо испугается и исчезнет в океане. И Леон больше никогда его не увидит. Почему-то это пугало его больше всего.
Он чувствовал, как напряжены цепляющиеся за камни руки, увенчанные длинными острыми ногтями. И тут оно подняло голову, недобро оскалившись в сторону приблизившегося к нему человека.
- Ди!
Леон упал на колени, ошалело глядя в горящие нечеловеческим разумом разноцветные глаза. Янтарь и аметист, скрытый жар и арктический холод. Он никогда и ни с кем не спутает обладателя этих глаз.
- Ты жив...
Сердцебиение участилось, а непонимание и удивление на лице детектива сменились радостью и облегчением.
- Жив.

5

За то время, что человек подходил к нему, неуклюже путаясь ногами в воде, он мог  двадцать раз уплыть прочь, но отчего-то продолжал цепляться за камень, хотя всеми фибрами души уже стремился в открытый океан.
Что-то держало его на месте - длинных хвост с широким плавником нетерпеливо плеснул по воде, когда человек подал голос.
"Ди."
Это имя всколыхнуло странные чувства, эмоции, вмиг перевернуло все внутри вверх дном, и тихое, угрожающее шипение стихло, сменившись изумлением. Глаза недоверчиво распахнулись, выражение лица вмиг стало каким-то растерянным и по-детски невинным.
Ондайн пригнулся к камню, медленно сползая в воду, не отводя взгляда горящих глаз от человека.
Его не хотелось убить, от него не хотелось убегать, но первобытный страх сейчас был сильнее - запах человека, звуки его голоса пугали.
У человека слишком громко колотилось сердце и, хотя он не нёс угрозы, ондайн всё же приоткрыл губы, показывая клыки.

Что манило его к берегу?.. Почему его тянуло сюда, к этому человеку? А в том, что тянуло именно к нему сомнений уже не было.
Яростно, досадливо вскрикнув, ондайн отчаянно оттолкнулся от камня, взмывая на добрый метр в воздух.  Красивый, длинный хвост, тёмно-лиловый с серебряным отливом, гибко изогнулся в пенных брызгах; совершив прыжок назад, ондайн скрылся в сверкающей воде, только тёмная тень мелькнула у дна.

Отредактировано Count D (2011-10-17 00:23:16)

6

- Стой! Подожди! - отчаянный крик утонул в реве волн.
Леон стоял по колено в воде, опираясь на камень и не сводил взгляда с того места, где исчез под водой Ди. Или нет, он не понимал, что происходит. Неужели легенда, рассказанная графом, правда, и некоторые пропавшие без вести не утонули, как все думают, а стали русалками? Как там назывались эти существа? Ондайн, кажется.
Тогда почему Ди, если это был конечно он, уплыл? Объяснение было только одно: что-то произошло с памятью графа. и он просто не узнал Леона. Но тогда, надо просто напомнить ему...
Он так и не ушел с берега, даже не стал разводить костер, просто сидел до тех пор, пока не сморил сон.

Какой чудесный солнечный день. удивительно яркое голубое небо. Солнце слепит так, что приходится прикладывать руку ко лбу, защищая глаза. Леон тут же пожалел, что не надел очки от солнца. Ди стоял на палубе, напряженно вглядываясь в даль. Оркотт усмехнулся. Стройная фигура графа, обтянутая светло сиреневым шелком притягивала взгляды всех, кто находился на палубе, и мужчин и женщин.
"Необычный, не такой как все, странный"
- Ди!
Граф обернулся, улыбаясь Леону своей загадочной улыбкой и приложил указательный палец к губам. Бледная кожа вдруг стала совсем прозрачной, и образ Ди начал медленно таять, растворяясь в солнечном свете.
- Ди!!!

Сердце билось, как сумасшедшее. Леон открыл глаза. Вокруг стояла плотная ночная тьма, и только мягкий свет луны, отражаясь от волн, тусклым светом освещал пустынный пляж.
"Сон?"

7

Человек снова выкрикнул это имя, и ондайн услышал.
Приплыл быстро - он все время находился невдалеке от берега, хотя и не показывался человеку на глаза.
Скрываясь за камнями, он подкрался совсем близко, пока тяжёлый корпус не заскользил по песку. Тут было опасно - песчаная отмель тянулась далеко, и быстро убраться обратно в океан он не сможет, руки и так с напряжением перебирают по дну, хвост изгибается, подталкивая вперёд гибкое тело.
Он был сыт - охотился весь вечер, нашёл отличные водоросли. Человеку тоже следовало поесть, но остров не отличался разнообразием меню, а странный человек все время просидел на берегу, приковывая к себе взгляд ондайна.

Поэтому ондайн сжимал в зубах рыбу. Большого морского окуня, пойманного им на глубине.
Подобравшись совсем близко, он осторожно перехватил рыбину рукой, прикидывая, сможет ли он отсюда добросить ее до человека, а потом быстро уплыть. С сожалением осознавал что "быстро" и "уплыть" в его положении неприменимо. Страх сковывал все тело, интуитивно хотелось спасаться прочь, но не зря же он гонялся за этим окунем и притащил его аж сюда!..
Ондайн зло зашипел на мелководье, на отмель, на злую судьбу. И швырнул добычу на песок.
Добросил.
Вышло даже не так громко, как он боялся.
Руки отчаянно напряглись, и ондайн попятился спиной, не сводя взгляда диких, расширенных глаз с берега и зло шипя.

Отредактировано Count D (2011-10-17 00:34:38)

8

Он скорее услышал, чему увидел, как что-то приличных размеров шлепнулось рядом с ним на песок. Приподнявшись на локте, он смог разглядеть, что это было. Рыба?
Оркотт моментально вскочил на ноги, сон как рукой сняло. Он вернулся. У самой кромки воды послышалось злое яростное шипение, заглушаемое шумом прибоя.
- Подожди! Пожалуйста, не уплывай...
Он больше не мог угрожать, не мог пообещать заковать в наручники и не отпускать, все, что он мог - только всем своим видом показать, что ничем не угрожает ондайну.
- Ди, ты разве не помнишь меня? Я - Леон. Ну же, давай..
ОН медленно подошел к отползающему назад в воду ондайну. Белоснежные клыки, опасливо оскалены, а шипение скорей предупреждающее, чем угрожающее. Он боится и борется с собой. Дикое безумие и первозданная красота. И на этом нечеловеческом лице такие знакомые разноцветные глаза.
- Помнишь Криса? Это мой брат. А Пон-чан, Тетсу и эту твою крысу летучую? Ди, это же ты?
Леон осторожно протянул руку, останавливаясь в метре от существа. Ближе подойти он не решился, боялся, что тот снова уплывет, как в прошлый раз.
Он и сам не знал, сколько еще сможет продержаться на этом острове, сохраняя здравый рассудок, он уже почти сутки ничего не ел, от голода кружилась голова и темнело перед глазами. Надо будет съесть принесенную ондайном рыбу. Но это терпит, это потом, все потом.

9

Зло выщерив клыки, ондайн метался в ловушке, в которую загнал себя сам. Наконец, удалось отползти на приличное расстояние, но человек, как назло, шёл следом.
Там, где существо уже могло развернуться и уплыть, человеку было по пояс.
Он продолжал говорить, и в звуках его речи слышалось что-то неуловимо знакомое, это не давало покоя, словно терзало рану глубоко внутри.
С приоткрытых губ сорвался тихий, почти отчаянный звук.
"Я ничего не помню.."

Ондайн замер. Человек приблизился почти вплотную, он мог бы коснуться мокрых плеч, протягивал руку. Существо мелко дрожало от напряжения, но не уплывало, оставаясь на месте. На относительной глубине оно чувствовало себя спокойнее, нежели на мелководье, оттого проще было бороться с инстинктами, велящими бежать.
Широко распахнутые разноцветные глаза смотрела ни человека со странной смесью первобытного ужаса и требовательного вопроса, мокрые волосы облепили плечи.

10

Он чувствовал это. Страх, злость, ярость, неуверенность и ... любопытство. Почему он не уплыл? Почему остался и ждал, пока Оркотт подойдет к нему? Сомнения или коварный план? Леон хотел верить первому.
- Ди, - Леон подавил желание зажмуриться, смотреть в глаза ондайну было жутко. Он и сам не понимал, что его пугает. Он чувствовал, что это существо намного превосходит его в физической силе и ловкости. Оно и понятно, вода - его родная стихия. Не то, что Оркотт, брести по колено в воде в мокрых штанах было неудобно и тяжело.
Но когда его останавливали такие мелочи, как отсутствие комфорта?
Задержав дыхание, он кончиками пальцев коснулся длинных темных волос. Глаза ондайна опасно сверкнули, а верхняя губа приподнялась, обнажая крепкие белоснежные клыки.
"Черт...черт...черт..."
- Не бойся, - детектив сам удивился тому, каким голосом он произнес это. Он просил. - Я не причиню тебе вреда, я только хочу помочь тебе вспомнить. Что с тобой произошло, Ди? Куда ты делся с корабля? Ты...утонул?
Дурацкий вопрос, особенно, если учесть, что сейчас граф не выглядел мертвым. Если только Леон не окончательно сбрендил.

11

Дёрнувшись от прикосновения горячей руки, ондайн зло зашипел, клацнув клыками у самых пальцев человека. Подпрыгнул, развернувшись, окатив блондина потоками воды и скрылся в воде, раздираемый противоречивыми сомнениями. Звуки голоса человека, слова, что он говорил.. все это будило в ондайне смутные чувства. В то же время все его существо велело бежать, или убить его.

Выбравшись на камень у берега, он вцепился в шероховатую поверхность тонкими пальцами и, отвернувшись, уставился на луну.

Ондайн пел.
Чарующие, удивительные звуки, казалось, существуют сами по себе, а не вырываются из этого горла. Они были исполнены тоски и печали, пробирающей до глубины души, вопроса и отчаяния. Они могли бы повергнуть в пучины грусти и свести с ума, если бы в них не было так же и надежды, и чего-то до боли знакомого и загадочного.
На миг показалось, что запахло извечными благовониями, раскуривающимися в магазине графа. 

Однако стоило человеку пошевелиться, как песня стихла, а  ондайн бросил быстрый взгляд через плечо. И, соскользнув с камня, исчез в воде.

12

Леон медленно вышел из воды и стянул мокрую одежду. Сразу стало холодно, но ему казалось, что зуб на зуб не попадает по другой причине. Чудом избежав клыков существа, он едва успел отдернуть руку. А если бы не успел? Что бы сделал Ди?
Одни вопросы, и ни одного ответа.
Развесив одежду на ближайшей пальме, детектив растянулся на песке и заложив руки за голову, уставился в начавшее светлеть небо. Скоро рассвет, а он так  и не смог уснуть. Как тут уснешь? Прекрасный голос до сих пор звучал в его ушах. Он не знал , о чем была песня, но чувствовал ее характер, эмоциональный фон.
Это была грусть, скорбь обо всем, что удалось увидеть и не получилось предотвратить. Это была мелодия Ди, его загадочной сущности, которая так прекрасно понимает окружающую природу и на дух не выносит людей.
Но Леон - человек. И с этим ни он, ни граф ничего поделать не могут.
Преследовать ондайна бесполезно, по крайней мере, пока он не отрастил себе плавники, жабры и хвост. Он мог только ждать. Однако , не следовало забывать и о себе. Оркотт решил,что сегодня днем он начнет строить хижину и место для ночлега.

13

Человек спал. Спать на солнце было очень вредно, для ондайна,  к примеру, несколько часов на солнце были гарантированной смертью.
Однако побыть на солнце несколько минут он вполне мог. За ночь прилив поднял уровень воды настолько, что получилось почти добраться до того места, где, раскинувшись, спал беловолосый человек. Но все равно недостаточно.
Ондайн повертелся у берега, пошипел раздражённо, что никто не обращает внимания на новую и крупную рыбину, притащенную им со дна.
Затем, решившись, существо выбралось на берег. Упорно, прикусив губу, оно подтягивалось на руках, поджимая хвост. Пробираться так оно могло недолго, но вполне продуктивно.
Человек и не думал просыпаться - намаялся, наверное, за ночь. Почувствовав нечто, вроде сочувствия - как можно жить на этом сухом, колючем воздухе, под этим ужасным, горячим солнцем?.. - ондайн склонился над лицом спящего, преодолевая интуитивный страх. Следовало разбудить человека, но было страшно. Распушив широкий плавник, ондайн кошкой свернулся вокруг головы спящего, выгнув хвост и накрывая обоих им, словно зонтом. Конечно, долго он так не продержится (плюс не покидало странное ощущение, что он похож на морского котика в океанариуме, хотя что значит последнее слово, ондайн даже не представлял), но хоть немного убережёт глупого человека от солнечного удара.
Приподнявшись на руках, ондайн снова заглянул в красивое лицо. Капля воды с длинных волос скатилась по щеке и предательской сигнальной ракетой шмякнулась человеку на нос. Ондайн испуганно замер, округлив глаза и теперь похожий на нашкодившего морского котика в океанариуме.

14

- Крис, - недовольно поморщился Леон, чувствуя как по его щеке стекает влажная холодная капля. - Хватить ныть, как девчонка. Найду я твоего графа.
Последние слова он произнес вслух, уже просыпаясь. Ему снился брат? Странно, раньше такое случалось очень редко. Наверное, мелкий сильно волнуется. Оркотт знал, насколько мальчик привязан к Ди,  и не мог винить брата, постоянно пытающегося угодить или помочь графу.
- Ди!
Леон чуть не заорал от неожиданности, глядя в округлившиеся удивленные и в то же время испуганные разноцветные глаза, благо спасла выдержка и отменная реакция.
Он пришел. Вернулся. Он помнит...
- Спасибо, - Леон скосил глаза на импровизированный зонтик и улыбнулся. Только не отпугнуть, не показать свой страх. - Тебе, наверное, жарко? Ты можешь говорить? Ты понимаешь, что я говорю?
Он почти не надеялся на ответ. Было бы странно, если бы ондайн умел говорить. Леон лежал, не двигаясь, не в силах отвести взгляд от диких прекрасных глаз. На щеки и шею капала вода с длинных темных волос.
"Красиво..."

15

Зашипев, скорее, предупреждающе, ондайн не отскочил, не отстранился. Склонился еще ниже, изучая Оркотта глазами с вертикальными зрачками. Потом коснулся ладонью груди детектива, провёл от ключиц до живота и обратно.
Изучал.
Оставляя на коже золотистый песок.

Снова глянул в глаза, и в голове Леона словно бы раздался знакомый голос, доносящийся издалека.
"Уйди.. с солнца.. поешь. Смерть."
Сам издал жалобный звук. Нежная кожа рук, всё еще покрытых синяками, не совсем зажила, было больно
продвигаться по песку. Губы пересохли, ондайн безуспешно облизывал их. Ему нужно было в воду. Он отстранился, тяжело качнувшись в сторону прибоя и тихо вздохнул.

16

Его голос.
Леону понадобилось не меньше минуты, чтобы понять, что ондайн не произнес эти слова вслух. Этот голос, такой знакомый и в то же время до странности неузнаваемый, прозвучал у него в голове. Оркотт замер, вглядываясь в разноцветные глаза. Голос Ди был похож на него самого. Раз услышишь - никогда не забудешь. Как будто пение птицы и шум прибоя, праздник и чарующая истома. Откуда пришли в голову эти странные сравнения, он не знал. Как и не знал, почему ондайн произнес эти слова не вслух. Не может говорить?
Жалобный звук, больше похожий на тихий стон вернул его к реальности. Ондайну было плохо на суше, он хотел вернуться в родную стихию. Но почему не уходил? От такого количества вопросов мозг детектива начал плавиться. Да и жара порядком действовала на нервы.
В животе все свернулось в тугой комок, когда прохладные длинные пальцы коснулись кожи. Леон, как зачарованный, наблюдал за золотистыми песчинками, блестящими на его груди и понимал, что Ди прав. Ему нужно уйти с солнца.
Вот только он не хотел.
- Тебе нужно вернуться, - он сам не верил в то, что говорил. - Иди, я не хочу причинять тебе боль.
Оркотт кивнул в сторону океана и снова перевел взгляд на каменную гряду, отделяющую пляж от лагуны. Там наверняка была тень.
- Если ты понимаешь, - он протянул руку и коснулся длинных темных волос, - Я пойду туда. Там безопасно.
Почему, он не знал, хотел только, чтобы Ди вернулся.
- Ты вернешься?
Он не спрашивал, он просил. Голос дрогнул, выдавая волнение, и Леон широко улыбнулся, еще не хватало, чтобы ондайн заметил.

17

Тяжело вздохнув, ондайн пристально глянул человеку в глаза, потом туда, куда указывала загорелая рука. Подумал немного. Кивнул.
Опираясь на руки двинулся к воде, прикусив губу. Голова немилосердно кружилась и, казалось, он добирался до линии прибоя очень долго, целый вечер. Наконец уставшее тело опустилось в воду, и ондайн сразу же уплыл на глубину, в прохладу, давая отдых обожжённой коже и измученным светом глазам.
Он уже не мог свободно плавать в океане, осознание того, что человек ждёт его не давало далеко отплыть от берега. Присутствовать рядом с этим чужим ондайну созданием превратилось в необходимость, и откуда-то ондайн знал, что это правильно, так и должно быть. Интуитивный страх перед человеком уже не имел такой силы, и с каждой секундой становился все меньше.
Ондайн поймал очередную рыбину и поплыл к лагуне. Надо было заставить человека поесть. Этот необразованный дикарь, возможно, даже готовить не умеет. Леон.
Это имя вызывало странный отклик глубоко внутри.
Ле-он. Мягкий низкий звук.
Ондайн выбрался на камень, частично лежащий на берегу и сосредоточенно произнёс:
- Ре-е-е-о-он. - Отодвинул рыбину и, нахмурившись, попробовал еще раз. - Ле-еон. Леон. - Ему понравилось, и он едва заметно улыбнулся.

18

Он нашел немного фруктов и уже был не так голоден, по крайнем мере голова перестала кружиться. Надо было, конечно, позаботиться о чем-то более существенном, одними фруктами и ягодами долго сыт не будешь, но Леону почему-то не хотелось.
Он все никак не мог поверить в то, что с ним произошло, не осознавал, какой опасности подвергается, не верил, что он застрял на этом острове надолго. Единственное, о чем он мог сейчас думать, был Ди. Если бы граф как всегда был рядом в своем привычном облике, детектив бы выложился на полную, но устроил все так, чтобы китаец не страдал ни от жажды, ни от голода, ни от солнца. Но Ди не было, он непостижимым образом превратился в русалку, в которых Оркотт сроду не верил. Даже не то что не верил, точно знал, что они не существуют. А значит, все, что происходит с ним - галлюцинации.
Ди погиб, а он всего лишь медленно сходит с ума от жары и голода. Но тут, в его выдуманном мире, было это дикое странное существо с глазами и голосом графа, и Леон понял, что его устраивает такая смерть. Безумие - лучше, чем медленная смерть в сознании и с мыслью о том, что Ди больше нет.
Когда ондайн приплыл, Леон уже ждал его. Он вошел по пояс в воду и стоял, вглядываясь в бирюзовую даль. Вода была такой прозрачной и чистой, что он невольно улыбнулся, понимая, почему Ди выбрал облик ондайна. Такое сокровище доступно только богам, нечего людям касаться тайн и красот природы, от них один вред, граф был прав.
Его имя. Оркотт затаил дыхание, и ондайн еще раз повторил его, теперь уже правильно.
- Да, ты помнишь, - он подошел ближе, взял в руки рыбу, принесенную ему в дар, и благодарно улыбнулся. Нет, граф и тут прав, надо будет позже развести костер и поджарить ее. - Ты все-таки умеешь говорить, Ди.
Леон облегчено вздохнул. Так проще.
- Что с тобой... с нами произошло?
Подплыв к камню, он забрался на него с другой стороны и сел рядом, ловя на себе настороженные взгляды ондайна. Ничего, Ди на него точно так же сначала смотрел. Всему свое время.

19

Гибко прогнувшись, ондайн устроился на камне, опустив голову человеку на колени.  Отчего-то это казалось как нельзя более правильным и необходимым. Сосредоточившись, он продолжал беззвучно шевелить губами, чтобы под конец выдать:
- Кри-и-ис. Леон. - Довольно улыбнулся, переворачиваясь, плавник плеснул по воде. Поднявшись на руках, он вдруг оказался нос к носу с Оркоттом, и, задумчиво глядя в глаза, проговорил.
- Буря. Корабль. Не помню. - На миг инстинкты взяли верх, он расстроенно и зло зашипел от той пустоты, что была в голове, от обрывков странных чувств, блуждающих в душе и не дающих покоя. Верхняя губа приподнялась, обнажая маленькие клыки.
Потом опомнился, глянул на Леона чуть виновато и улёгся обратно на колени.
- Поешь.
Как это предполагалось делать с таким грузом на коленях - ондайна не сильно волновало. Он сказал, что хотел. Тонкие руки обвили колени Оркотта, ондайн зажмурился что-то негромко промурлыкав.

20

Затаив дыхание, Леон наблюдал за странным поведением Ди. Тот, казалось, начал понемногу привыкать к нему, уже не отстранялся и не пытался уплыть. А сейчас вот лег на колени.
Доверяет? Пытается вспомнить? Страшно спугнуть.
Оркотт наблюдал за сменой выражений прекрасного лица и каждая тень боли и недовольства отдавалась глухой болью в сердце. Ну разумеется, он все вспомнит, но не сразу же. Зачем себя так мучить?
Прекрасные глаза были печальны, длинные ресницы чуть подрагивали, когда ондайн пристально смотрел на детектива, словно силясь понять, что он тут делает, почему он рядом с этим человеком.
- Поем, - послушно кивнул Леон, не желая тратить драгоценное время на препирательства. - Потом, позже. Спасибо.
Он не знал, что сказать, не мог найти слова, чтобы объяснить, рассказать, помочь вспомнить. Знал только, что сейчас все стало именно так, как должно быть.
Ладонь легла на темный затылок, пальцы детектива зарылись в густые темные волосы, осторожно успокаивающе поглаживая, Леон наклонился ниже, вдыхая аромат моря и солнца. исходящий от графа.
- Крис - это мой брат. Он жил у тебя какое-то время. Ничего, память вернется. Главное, что ты здесь, со мной, ты не погиб. Ди...
Спазм сжал горло, и Оркотт замолчал, не зная, что еще сказать.

21

Ондайн поднял голову и на миг их лица оказались совсем близко. Однако, вместо того, чтобы шарахнуться с шипением, тот, кого человек называл Ди, только едва заметно улыбнулся самыми уголками губ.


Наверное, солнце все же напекло голову детективу, причём нещадно.
Когда он пришёл в себя, небо уже давно потемнело и зажглись первые звёзды. Над ним склонился граф Ди, лицо китайца было озабочено, брови обеспокоенно нахмурены.
- Ах, мой милый детектив! - заметив, что Леон очнулся, граф всплеснул руками и радостно улыбнулся. - Наконец-то вы пришли в себя. Заставили же вы меня поволноваться. - Китаец выглядел как всегда ухоженным, в аккуратном кимоно; он сидел на песке, подогнув ноги, одна ладонь то и дело касалась разгорячённого лба детектива.
- Вы так долго спали. И даже, кажется, бредили. - По бездонным, разноцветным глазам нельзя было понять ровным счётом ничего. Сколько прошло времени, было ли вообще кораблекрушение.
- Но вы не переживайте. - Успокаивающе проговорил Ди, не убирая прохладной ладони со лба Леона. - Пока вы спали Кью слетал на материк и скоро за нами приплывёт лодка. Не успеете даже проголодаться. - Китаец улыбнулся, поднимаясь и пряча запястья в рукава. Тонкая фигурка отвернулся к воде, наблюдая за поднимающейся из-за горизонта луной. На миг показалось, что небо пошло рябью, что оба они глубоко под водой, там, где вечная тишина и спокойствие, прохлада и свежесть.
Дома.


Вы здесь » 99 дверей » Petshop of Horrors » PShoH: Side Story (AU)