http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Сказки » Восточная сказка. Принц и вор


Восточная сказка. Принц и вор

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Фандом: оридж, по мотивам "Тысячи и одной ночи"
Жанр: сказка, приключения, стеб
Рейтинг: сказка для взрослых
Действующие лица: наследный принц  Аграбы Джамиль, аферист местного разлива Амин
Желаемые пейринги: да кто их этих принцев-нищих разберет. Посмотрим)
Пожелания к игре: приватная (но при большом желании присоединиться - можно написать лс игрокам, а там обсудим)
Пожелания к игрокам: *высокомерно* Амин, я понимаю, что грамоте тебя обучать было некому *царственный жест рукой* Ладно, прощаю!^ ^

Присказка:
Давным давно в прекраснейшей из столиц Аграбе правил падишах Малик. Уже не одно десятилетие радовал справедливый и мудрый правитель своих подданных. Не было в те времена ни непомерных налогов, ни смертоносных засух, ни бандитского разбоя на улицах, в ежовых рукавицах держал Малик-шах своих врагов, и друзьям лишнего не позволял.
Но время славы прошло, пришел и закат жизни величайшего из правителей.
Было у падишаха двое детей: сын Джамиль и дочь Азиль. Не мог нарадоваться Малик-шах, глядя на то, какие прекрасные дети у него растут. Но не замечал, что принцесса Азиль слишком сильно увлеклась наукой, куда не пойдет - всюду с книгой. А Джамиль вместо того, чтобы учиться управлять государством и совершенствоваться в воинском деле, как и подобает будущему правителю, все дни напролет пропадает в саду, мечтая о разной ерунде.
Сколько раз Малик-шах пытался выдать дочь замуж и образумить сына - не счесть. Скорее, получалось наоборот. Всех претендентов на руку Азиль стража рано или поздно находила коленопреклоненными под балконом прекрасного Джамиля, а дочь на отцовском мече истово клялась в верности Аграбе и обещала стать мудрым и справедливым монархом.
Падишах окончательно запутался, плюнул на попытки привести в чувство неразумных и пустил все на самотек. Как оказалось, зря...

Отредактировано Джамиль (2012-04-28 16:31:33)

2

Амин затормозил так резко, что чуть не слетел с крыши. Нет, за ним не гналась стража и не требовала сдаться. Свое он уже сегодня отбегал, едва не попавшись на базаре и тем самым едва не лишившись руки - в Аграбе ворам не было никакого спуску. Впрочем, прожил же Амин свои двадцать четыре года - и ничего. Да, приходилось воровать, убегать, обманывать, но таким как он - обычным уличным сиротам - по-другому здесь не выжить. Надо признать, что страдать от мук совести Амин перестал очень быстро, постепенно научившись жить на пыльных улицах города так, что желание разбогатеть посещало его не так часто, как могло бы. Вернее, оно было в нем всегда, но вот задумываться он об этом старался пореже - того и гляди, замечтаешься и угодишь под ятаган палача.
Так вот, день сегодня был неудачный. Мало того, что чуть не попался, так теперь еще вынужден передвигаться по раскаленным крышам, чтобы не нарваться на стражу- в лицо они его прекрасно знали и с радостью кинули бы в тюрьму. Но было и хорошее - с крыш, пусть и невысоких, открывался прекрасный вид и, главное, обзор большинства стражников. Вот и сейчас, на перекрестке, среди собравшейся толпы зевак возвышался внушительных размеров страж закона, держа за руку худенького чумазого парнишку лет четырнадцати. Было понятно и без слов, что очередной босяк попался на воровстве, как совсем недавно Амин, с той лишь разницей, что не сумел сбежать. Из долетающих обрывков разговоров стало понятно, что украл воришка лишь пару яблок, но закон не считал украденное, вынося всем ворам единственный приговор.
Амин покачал головой, но покидать свое укрытие не спешил. В отличие от героев народных сказок, бедность не наделила его золотым сердцем, но добавила изрядную долю практичности. Попытаться помочь мальчишке, значило бы попасться самому, да и не факт, что и сам пленник бы смог сбежать. Нет, второй раз за сегодня погонь и проблем с законом Амину явно не хотелось.
Он отвернулся от края и прошел несколько шагов в обратном направлении, готовясь пойти по крышам в обход опасного скопления стражников. В босую ногу ему больно впился нагревшийся за день камень. Парень в задумчивости поднял его и подбросил на ладони.
Через пару мгновений этот же камень ударил точно по феске уже сжимающего ятаган стражника. Не ожидавший нападения сверху, он схватился за голову, а юный воришка тут же нырнул в один из узких закоулков и был таков.
На ближайших крышах уже давно никого не было.

Отредактировано Амин (2012-05-02 16:50:14)

3

Утро в покоях принца Джамиля началось как обычно. Рано.
- О, Аллах, какая неверная скотина терзает кошку? Пристрелите ее уже, чтоб не мучилась! Я всю ночь из-за ее воплей уснуть не мог, - Джамиль громко застонал, вкладывая в свой стон всю скорбь народа Аграбы, и с головой зарылся в подушки.
- Это, позвольте заметить, не кошечка, мой принц, это, простите за выражение, жених...
- Чей?
Глаза распахнулись сами, да сразу до размеров небольших чайных блюдец, точь в точь как из чайного набора сестрицы Азиль. Принц сел на кровати и с ошалевшим выражением лица уставился на опущенный полог из тончайшего муслина, который небрежно развевался от дуновения прохладного утреннего ветерка. Благостное утро! Скоро взойдет солнце, и на улице воцариться невыносимый зной.
За пологом раздалось неуверенное сопение.
- Вчера, прошу меня простить за дерзость, мой принц, мы думали, что принц Абдульхак - жених принцессы Азиль, но после того, да простит меня Аллах за подобную дерзость, кошачьего концерта под вашими окнами... мы уже не уверены.
- Аб...буль...чего? - принц окончательно проснулся и для разнообразия даже попытался включить сонный мозг, получалось из рук вон плохо. - И этот... А-буль-фак, то есть ... хак, это он всю ночь орал под моими окнами? О-о-о, позор на мою голову! - Джамиль постарался придать своему голосу побольше искреннего возмущения и скорби по поводу неожиданного сюрприза в виде нестандартной ориентации очередного претендента на руку сестры. - Что скажет отец?
- Малик-шах сильно гневается, мой принц, говорит, так никогда дочь не выдаст замуж. И просил, чтобы вы в следующий раз не выходили к гостям принцессы. А то они после этого, прошу прощения, на всю голову блаженными делаются. Перед соседями неудобно, - закончил слуга, откидывая полог и протягивая принцу стакан холодной родниковой воды.
- Спасибо, Кирим, - промурлыкал Джамиль, с чувством потягиваясь, не смущаясь своей наготы, и принял хрустальный стакан из рук покрасневшего слуги. - Лучше пусть скажет своей ненаглядной Азиль, чтобы вместо того, чтобы таскать женихов по библиотекам и часами нудеть над ухом о политике, отвела бы в сад погулять, что ли. Все, не могу больше так! Хочу на волю, Кирим, хочу настоящую жизнь, - Джамиль потянулся обнял слугу за шею и увлек за собой на шелковые покрывала. - Вот послушай, у меня есть план...
Они с Киримом были знакомы с самого детства, уже давно дружили и доверяли друг другу самые страшные секреты. Кириму не нравилась опасная затея, в которую собирался втянуть его горячо любимый принц, но упрямство Джамиля можно было сравнить только с упертостью животного, с которым бы верный слуга скорее бы  язык себе отрезал, чем сравнил принца.
К вечеру к побегу было все готово. Оставалось дождаться полночи, когда стража, утомленная дневным бдением и милостиво поднесенным Его Высочеством вином, уснет.
Кирим протянул принцу одежду, которую заблаговременно стащил у одной из служанок и тяжело вздохнул.
- Позвольте вам помочь, мой принц.

Отредактировано Джамиль (2012-04-30 22:15:03)

4

К первому крику муэдзина все было готово. Амин редко прибегал к подобным трюкам, но после вчерашнего дня разумнее было бы исчезнуть, чтобы не мелькать перед и так разыскивающей его стражей. Он, в общем-то, так и делал. Бродяга Амин исчезал, а на улицах Аграбы на следующий день появлялись достопочтенные аксакалы, врачи и астрологи, купцы из далеких стран и другой, не менее колоритный народ. На этот раз в первыми лучами солнца на улицах города появится оборванный дервиш, святой отшельник, живший много лет в затворничестве. Он усердно молился, исполнял заветы Аллаха, взамен чего ему открылась крупица Его мудрости, которую он должен нести людям. Отказать дервишу в еде и крове считалось большим грехом.
Превратится в святого отшельника большого труда не составило: истертый, выцветший халат, такая же чалма, фальшивая борода из верблюжьей шерсти, в которой было ужасно жарко. Все это он легко украл с веревок, за исключением бороды - ее он украл совершенно случайно, оторвав у одного из стражников. Зачем стражнику фальшивая борода он не знал, но на следующий день базар весь кипел, вспоминая знатную потасовку. Босые ноги, побитые камнями пройденный дорог, и так имелись в наличии. Сгорбиться, скрывая рост. Ладони обмотать какими-то тряпками - слишком уж молодые руки для святого старца, - побольше пыли на лице. Сложнее всего было скрыть глаза - слишком светлые для этих мест, серые, выделяющиеся на загорелом лице, как два топаза в медной оправе. Но с этим ничего не поделаешь, пришлось просто растрепать лохматую челку, неподобающе торчащую из чалмы.
Правоверные в первый раз за день возносили хвалу Всевышнему, а по улицам Аграбы уже шел уставшей походкой мудрый отшельник. Его путь лежал на базар, именно там можно найти сердобольных горожан, охочих до будоражащих душу откровений и готовых отдать за это еду и деньги.

5

Осторожно ступая обутыми в мягкие туфли ногами по раздолбаной выложенной камнем базарной площади, Джамиль первый раз с того момента, как покинул дворец пожалел, что не сделал этого в более привычном ему мужском костюме.
В той одежде, которую принес для него Кирим, было жутко неудобно. Шальвары, слишком широкие, едва держались на бедрах, принц то и дело слепо шарил рукой под по плащу в самом интригующем месте, чтобы убедиться, что коварная деталь гардероба на месте. С лифом дело обстояло и того хуже. Широкому в спине Джамилю он был явно узок, шифоновые складки, ниспадающие на талию топорщились как попало.
Зато он наотрез отказался запихивать тряпки в чашечки лифа, как с горящими глазами предлагал ему сделать Кирим.
Не выдержав, Джамиль показал слуге кулак и заявил, что он не в гарем к соседнему султану устраиваться идет, а просто погулять по городу. Для пущей убедительности, принц нацепил поверх дурацкого наряда длинный плащ, не желая расставаться с серебряными браслетами и подвесками. И приказал Кириму запереться в комнате вместо него и сказаться больным.
С макияжем он, кажется, немного переборщил, по крайней мере ему так показалось, когда он начал обращать внимание, как смотрят на него прохожие. Тыльной стороной ладони Джамиль незаметно стер с губ красную помаду и во второй раз задень проклял извращенца-Карима.
На самом деле он сильно преувеличивал масштабы катастрофы, не слишком открытый оливково-серый костюм, украшенный серебряной вышивкой шел ему, подчеркивая безупречную фигуру и оттеняя светлую кожу. Столь редкий на улицах Аграбы светлый оттенок кожи привлекал внимание окружающих, и принц то и дело поплотнее кутался в плащ.
Народу на базаре собралась тьма тьмущая. Обалдевший от царящего вокруг него хаоса, Джамиль с расширенными от ужаса глазами, тщетно пытался избавиться от головной боли, вызванной воплями торговцев и криками покупателей, и найти верное направление. Или хотя бы выйти из этого сумасшедшего дома. 
То и дело ему под нос совали какой-то товар, пару раз ткани (как понял Джамиль, это был не худший вариант), несколько раз фрукты (от них приятно пахло, и принц тот час же вспомнил, что ничего не ел с самого утра), последней каплей оказалась жутко пахнущая и дюже мерзкая на рожу рыбина, от которой юноша шарахнулся так, что чуть не сбил стоящего рядом стражника.
- Смотри, куда прешь, девка!
- Да как ты смеешь! - возмущенно огрызнулся уставший и уже отчаявшийся найти обратную дорогу принц.
- Чтооо?!! - взревел стражник, отталкивая толстую торговку, схватившую за руку воришку, и требующую сиюминутного возмездия.
Пацан ревел и голосил так, что у Джамиля заложило уши, голова взрывалась криками зазывал и толстой мерзкой бабы, а перекошенная рожа стражника приблизилась  настолько, что пока тот орал, принц смог разглядеть застрявшую между зубов петрушку.
"Фуу!"
-... дрянь такая, да я тебя сейчас в кандалы и под стражу... да я...
Слова Джамиль уже разбирал с трудом, единственное, что осознавал, что его схватили за грудки и трясут как фиговое дерево.
- Пусти!

6

В отличие от вчерашнего дня сегодня Амину везло, причем везло по-крупному. Жители Аграбы с большим уважением отнеслись к мудрому путнику, задавая ему интересующие вопросы и платя за ответы едой и иногда даже монетами. Амин же отвечал охотно, по-восточному многословно, образно и витиевато, из чего слушатели слышали только то, что хотели. Так что в результате никто не оставался в накладе, и они расходились довольные друг другом.
Амин шел по базару, устало и медленно, как подобает дервишу, хотя ему хотелось взобраться на ближайшую крышу и пробежать по верхам до своего убежища. Он, впрочем, и направлялся уже к выходу, щурясь от знойного солнца и обливаясь потом. Дико хотелось выпрямиться и размять спину и сорвать, наконец, эту бороду. На сегодня, пожалуй, хватит посвящать правоверных в мудрость Аллаха.
Он уже давно научился не замечать визгливых криков, толкотню и суматоху. Это было привычным и не заслуживающим внимания, если крики "Вор!" не относятся к тебе, а толкотню и давку не создают стражники, распихивая горожан, чтобы отрубить руку или бросить в зиндан.
Впереди назревала опять какая-то драка, толпа перегородила весь проход, и Амин вздохнул, понимая, что обойти не получится, потому что он прошел нужный поворот уже давно. Возвращаться не хотелось. Пришлось пробираться сквозь толпу, смиренно работая локтями, но никто, естественно, не заподозрил в этом сгорбленного старца. Иногда до его слуха долетали какие-то вопросы, но Амин даже не поворачивал головы, делая вид, что не слышит. Становилось все жарче.
Наконец, он пробился к самому месту действия и изумленно распахнул глаза. Ярость, с которой стражник тряс девушку, что-то крича ей в лицо, была противна. Амин вырос на улицах и многое повидал, но пройти спокойно мимо подобного по-прежнему не мог. Тем более, сегодня он дервиш, и рискует он меньше обычного.
- Аллах не одобряет беспричинного гнева, о мой разъяренный брат. Знай же, что гнев сгущает кровь и плохо влияет на печень. И если ты не хочешь предстать перед Всевышним в скором времени, оставив жен вдовами, а детей - сиротами, тебе следует прочитать десятую суру Корана, покаявшись во грехе гнева...
Увы, стражник уже настолько вошел во вкус, что уже не слышал успокоительных речей, и грубо оттолкнул дервиша. Толпа ахнула, и откуда-то с задних рядов донесся вопль какого-то ретивого мусульманина:
- Недостойный сын шакала! Правоверные, стражники позволяют себе бить посланников Аллаха, наделенных Его благодатью!..
В общем-то, большего и не надо было. Толпа нахлынула волной, горя желанием научить глупца уважению. Стражник от неожиданности отпустил девушку так, что она чуть не упала куда-то в прилавок с яблоками. Амин поторопился исчезнуть с поля зрения, но видя, что виновница переполоха не спешит последовать его примеру, схватил ее за руку и потянул в какой-то едва заметный проулок.
- Бежим!
Лишь когда звуки драки стали совсем приглушенными, Амин остановился, только сейчас обратив внимание, что девушка едва стоит на ногах.
- Ты в порядке, дочь достойного отца? - Амин вспомнил, что он все-таки дервиш, попытавшись убедить себя, чо дервиши тоже умеют бегать, и всмотрелся внимательнее в закутанную в плащ фигуру.

Отредактировано Амин (2012-05-02 17:31:40)

7

- Ты кто? - глубоким бархатным контральто вопросила "дочь достойного отца", довольно грубо отталкивая закутанного в какие-то грязные тряпки потрепанного нищего. Правда скорей от испуга, чем от отвращения, но факта дело не меняло: принц вообще с трудом выносил чужие прикосновения, а уж от подобного существа и вовсе не собирался их терпеть. - Зачем ты меня похитил?! - налетел на несчастного дервиша Джамиль, возмущенно взмахивая руками и неосторожно распахивая при этом плащ. - Что у вас тут вообще происходит? Клянусь Аллахом, это Джаханаам какой-то. Вот расскажу отцу, он здесь порядок наведет. Почему вы так не уважаете друг друга?
Столько переживаний за один день было для принца слишком. Он без сил опустился на мостовую и обхватил колени руками. На старика, вытащившего его из того кошмара, в который он попал по собственной неосторожности он старался не смотреть. В глубине души Джамиля терзали какие-то смутные сомнения, что-то в поведении и внешнем виде дервиша не соответствовало, что-то явно было не так. Но что, измученный жарой и голодом молодой человек никак не мог сообразить.
Стянув с головы капюшон, борясь с подступившей тошнотой и головокружением, он прислонился к каменной кладке стены, уже не в состоянии обращать внимание, что его дивные распущенные волосы касаются грязных пыльных камней.
- Я есть хочу, - пожаловался Джамиль, ни к кому в общем-то не обращаясь.
Впервые он был так голоден.

8

- Что..?
Амин даже не знал толком, что именно хочет сказать - возмутиться неблагодарностью, поинтересоваться, каким образом здесь можно навести порядок, или удивиться, что перед ним совсем не девушка. Казалось бы, что может быть сложнее - перепутать парня и девушку? Сложно, но возможно.
Хоть волосы и были по-девичьи длинные, покрывали они широкую спину. Это стало ясно, когда спасенный в порыве злости распахнул плащ, явив миру стройную, но совсем не женскую фигуру. Белая кожа, встречающаяся в этих местах еще реже, чем светлые глаза, наводила на мысль, что этот юноша не отсюда. Но черты лица выдавали в нем жителя Востока, просто... не такого, как другие.
Впрочем, когда первое изумление прошло, Амин отреагировал весьма ожидаемо. То есть, вспылил на такую черную неблагодарность. А ведь день так здорово начинался!
- Да кто ты такой, чтобы тебя похищать, рискуя быть затоптанным разъяренной толпой? - совсем уж выйдя из образа умудренного жизнью старца, слишком звонким голосом воскликнул Амин. - Ты что, вчера родился, раз не знаешь, как бывает опасно на базаре?..
Можно было продолжать еще долго, но, увидев уставшее выражение лица юноши, бродяга смягчился. Правда, ненамного:
- Если у тебя есть деньги, можешь купить еды в более спокойном квартале.

Отредактировано Амин (2012-05-06 21:30:43)

9

- Деньги? Какие деньги? - Джамиль изумленно уставился на... да какой он к черту старик, он что, издевается?! - Ты кто такой?
Тонкие брови нахмурились, а в памяти всплыли рассказы начальника стражи о шпионах, проникающих в город. На шпионаж принцу было класть с прибором, поэтому он только удивленно распахнул глаза и взволнованно вопросил:
- Ты шпион? Снимай свою накидку, я знаю, что ты никакой не старик. Кто ты и что здесь делаешь в подобном виде?
Соображал принц от голода на редкость туго, а потому сообразил, что этот "шпион" может запросто убить его, уже после того, как потребовал объяснений.
А что, переулок-то безлюдный, вон, кроме бродячей кошки и нет никого. А вдруг его специально подослали, чтобы лишить Аграбу наследника престола?
О том, что никакой шпион, пусть даже самый ловкий не смог бы догадаться, какая шальная мысль придет ему в голову в следующую секунду, он не подумал. Сказано же, голодный.
- Стража! - неуверенно, но довольно звонко завопил Джамиль, вжимаясь в стену.


Вы здесь » 99 дверей » Сказки » Восточная сказка. Принц и вор