http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 2


Случай в университете - 2

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Фандом: очень сильно оридж по миру "Assassin's Creed"
Жанр : романс! слеш, где-то стёб, где-то мозгоимение, но в куче все должно быть позитивно.
Рейтинг: R
Основной/желаемый пейринг: Коннор/Кадар Аль-Саиф
Пожелания к игре: пока что приватка.
N.B.(заметка от себя): OOC, игра наощупь, внешность и возраст ГГ изменены.
Краткое описание временного промежутка: Все тот же Миланский политех, Кадар, студент-второкурсник. Коннор - приехал по обмену из Америки, и так и остался в Италии. Уже работает, имеет свой бизнес, однако упорно доучивается в аспирантуре, виртуозно совмещая обучение, преследования Кадара и работу. И как ему удается?
На момент начала игры ребята знакомы, но особого общения не получалось.

Начало игры (первый игровой отпост):
Новый учебный год обещал принести новые встречи. Правда, Коннора интересовала лишь одна.
Он давно заприметил гибкого мальчишку-первокурсника, теперь уже, правда, доблестно перешедшего на второй курс факультета АВТ, и теперь думал, как бы поудачнее составить с ним более близкое знакомство. Кадар был открыт общению, но вот как он отнесётся к тому, что один загорелый потомок американских индейцев к нему очень неравнодушен - Кэнуэй не знал.
А потому не спешил. Присматривался, выясняя привычки, любимое времяпровождение. Выслеживал. Зло и ревниво отгоняя всех, кто подходил к Аль-Саифу слишком близко. Умудряясь при этом остаться незамеченным.
В общем, все хорошо.
Кроме одного: вернувшись из поездки домой на лето, Коннор понял - надо что-то делать. Так больше продолжаться не может, тем более, что вокруг открытого и доверчивого красавца уже начинали толпой виться всевозможные юноши и девушки. Конечно, у Коннора самого отбоя от поклонников не было, но это его не сильно волновало.. а вот окружение Кадара.. Кулаки сами собой сжимались, стоило кому-то подойти к Аль-Саифу-младшему слишком близко.

Сейчас Коннор как раз решал по телефону одну из задач относительно его бизнеса, следя внимательным взглядом за неторопливо бредущим по дороге от университета юношей.

2

о боже, что я пишу... какой-то бред помоему хD

Кадар медленно брёл из университета в сторону парка. Новый учебный год радовал множеством непонятных дисциплин, парой новых лиц в группе и радостной встречей с друзьями. Шла первая неделя учёбы, лекции и практики были вводными и установочными и пока можно было не сильно напрягаться, поэтому парень решил прогуляться до парка, подышать свежим воздухом, да порисовать в своё удовольствие.
Рисование было давней страстью Аль-Саифа и иногда, в редкие моменты упаднического настроения, он жалел, что пошёл не на художественный факультет. Хотя на самом деле Кадар был всем весьма доволен - новые знакомства и несколько давних друзей рядом, отличный универ, город вокруг и... Он. Тот, кто с завидной регулярностью стал появляться на страницах скетчбука Кадара. Парень делал лёгкие наброски, когда видел Коннора Кэнуэя где-нибудь в университете, а потом приходя в парк или в общагу тщательно дорисовывал, когда находил время. Светло-русые волосы, контрастирующие с загорелой кожей и тёмными, почти чёрными, глазами. Это было странно. Обычно, если кто-то привлекал внимание Кадара, он дольно легко и быстро заводил знакомство, но не в этом случае. Он никак не мог решиться подойти и поговорить. Он даже не мог себе представить, что могло бы послужить темой для первого разговора.
Мысли по поводу рисования и Кэнуэя были прерваны внезапно у него зазвонившим телефоном. Кадар посмотрел на экран и вздохнул - это снова была его подруга, которая сегодня уже приставала к нему с предложением прийти на гулянку по.. Да он уже даже и не помнил по какому поводу. Сегодня идти как-то совсем не хотелось, несмотря на то, что юноша обычно с радостью принимает подобные предложения.

- Да, Марта, привет, - Аль-Саиф всё-таки ответил на звонок. - Нет, я сегодня не пойду. Нет, всё в порядке, просто нет настроения.Да, просто посижу порисую в парке. Да, в следующий раз обязательно приду, - Кадар улыбнулся. - До встречи, хорошо вам посидеть.

Аль-Саиф закончил разговор и спрятал телефон в сумку и снова задумался. На этот раз о том что некоторые новые знакомы, которые поначалу проявляли к нему неоднозначный интерес, как-то внезапно и довольно быстро переходили на обычную дружбу...

С такими довольно разнообразными мыслями Кадар бодро зашагал в парк, искать тихое и спокойное место.

3

Разговор был давно закончен, но уезжать Коннор не спешил. Следил взглядом за удаляющимся юношей, прислонившись к блестящему боку своего черного Фиата и вертел в руках мобильный. Отличный случай, вот сейчас, можно подойти и пообщаться. Они ведь и знакомы, вроде, год уже.
Что-то держало. На самом деле Коннор боялся напугать парня, поскольку сам был весьма импульсивен и временами несдержан, темперамент давал о себе знать, благодаря индейской крови, бегущей в венах. Сейчас, без привычных джинс и футболки - в костюме, при полном параде он был скорее похож на взрослого бизнесмена, нежели на студента - однокашника Кадара, и осознавал это.
Ему не хотелось маячить перед юношей в таком виде, отчего-то Коннор был уверен, что это вызовет только отчуждение и неприязнь.
Потому он просто молча проследил взглядом за тем, как Аль-Саиф скрывается под сенью деревьев, направляясь к свободной скамье.

Впрочем, судьба сама все решила.
Внезапный порыв ветра налетел, вырывая из рук юноши какие-то бумаги, взметнув высоко вверх и, покружив, опуская прямо у кончиков блестящих ботинок. Такому знамению Кэнуей не подчиниться не мог. Аккуратно подняв бумаги, он направился навстречу Кадару, мельком глянув на то, что у него в руках. И чуть не споткнулся. Сердце мгновенно пропустило пару ударов, а в горле пересохло. С одного из листов на него смотрел.. он сам.
Или кто-то, очень похожий.
Борясь с диким приступом ревности и счастливого недоверия, американец подошёл вплотную, глядя на юношу сверху вниз.
Конечно, разница в росте была впечатляющая. И эти глаза.. Огромные, доверчивые, красивые.

- Здравствуй, - осторожно начал Коннор, вдруг, внезапно и совершенно неожиданно для себя испытав приступ какой-то нездоровой робости. - Это, кажется, твоё? - он протянул рисунки, заранее спрятав тот, что так его впечатлил, в самый низ стопки.

4

Кажется великий случай решил разрешить проблему более близкого знакомства с объектом его мыслей и рисунков.
Внезапный порыв ветра вырвал листы с набросками и рисунками у Кадара из рук и раскидав их по дорожке и траве. Несколько листов улетело в сторону дороги. Аль-Саиф метнулся собирать рисунки, пока их не раскидало ветром ещё дальше, мельком заметив, что кто-то собрал бумаги унесённые на дорогу. Когда он поднялся, собрав все наброски, чтобы забрать оставшееся и поблагодарить неизвестного, сердце пропустило удар. Перед юношей стоял Коннор. В довольно дорогом костюме, с волосами собранными в аккуратный хвост, он вызывал восхищение. И лёгкий ступор. От удивления Кадар аж рот немного приоткрыл, но быстро спохватился и закрыл. Тут же вспомнил, что, вернее кто, был на большей части рисунков и заволновался и, даже немного запаниковал.

А если он увидит? Как он отнесётся? Может всё же надо было спросить разрешения? О боже, о боже, он так близко!.. Что делать, что делать?!..

Пока мысли беспорядочно метались в голове у Кадара, Кэнуэй подошёл ближе и протянул листы.
- Здравствуй, - начал Коннор. Высокий, подумалось юноше. Он конечно догадывался о том, какой рост у американца, но вблизи... Вблизи всё воспринимается иначе. - Это, кажется, твоё? - Аль-Саиф не сразу заметил протянутые листы.
- Привет, - он забрал бумаги и спрятал все рисунки в папку, а папку в сумку, во избежание повторения полёта. - Да, моё... Спасибо. Первый раз вижу тебя в костюме, - Кадар улыбнулся, сказав первое что пришло ему в голову, от волнения сразу обратившись на "ты"...

5

обожаю x)

- А, это.. - Коннор сам немого смутился, чувствуя себя слишком уж официальным рядом с легко и свободно одетым юношей. - Нужно было сегодня поехать по делам, вот и пришлось напялить. На самом деле жутко неудобно, знаешь ли.  И жарко, - он белозубо усмехнулся,  и сам не понимая, чего его вдруг понесло делиться подобными откровениями с Кадаром. Вряд ли ему подобное интересно.
На самом деле трепаться Коннор не любил, обычно старался вещать только по делу и не открывать рот без особой надобности. На, кажется, с Аль-Саифом ситуация была иной.

- Ты рисуешь? Очень здорово получается, - скрыть восхищения в голосе не удалось. У Коннора даже почерк был, как у врача, все преподы и кураторы его магистрской плевались. А тут такие чёткие линии - на некоторых рисунках были животные, кое-где - просто узоры. Видно было, что Кадару это очень нравится.
- Как ты попал на программирование с такими талантами? - искренне удивился американец, продолжая беззастенчиво пялиться на юношу сверху вниз.

6

мимими.))))

- О... Жарко?.. Так можно же пиджак снять... - Кадар, не особо задумываясь, коснулся пиджака, чтобы понять из какого материала он сделан. - Так это же зимний вариант, этот костюм очень тёплый. Для такой погоду лучше что-нибудь по легче, с жилеткой... - парень и сам не понимал зачем он всё это несёт. Вряд ли Коннору было интересно слушать про то, что он промахнулся с выбором костюма. Но Аль-Саиф ничего не мог с собой поделать. Слова срывались с губ практически без его участия. Это было довольно странно, так как он всегда старался думать что говорит и контролировать себя и свои действия. Но рядом с Кэнуэем не получалось вести себя нормально и думать спокойно.

- Да, рисую.. Спасибо, я стараюсь, - Кадар смутился, услышав похвалу и восхищение в голосе Коннора. Парню всегда казалось, что он рисует не достаточно хорошо, что надо тренироваться больше и что он на самом деле может лучше... Очень немногие из собственный работ нравились Аль-Саифу. В основном это были те, над которыми он не задумывался и рисовал на волне вдохновения.
- А, это.. Рисование в основном моё хобби, да и берут в художественный университет или на кафедру искусств только с законченной художественной школой. А я как-то пролетел мимо неё... - Обычно Кадар говорил, что рисование это просто увлечение, но сейчас его вдруг потянуло на откровения.

Всё время разговора, Аль-Саиф старался смотреть Коннору в лицо, но из-за его роста, шея довольно быстро уставала и приходилось переводить взгляд куда-нибудь в другое место. Например на деревья, растущие вдоль дороги. Но чаще, взгляд Кадара опускался точно до ворота рубашки Кэнуэя. Верхняя пуговица была расстёгнута из-за жары и было видно небольшой участок шеи под рубашкой. И это почему-то казалось гораздо более интересным, чем деревья или улица вокруг. От такого осознания Кадар смутился и него на щеках заиграл лёгкий румянец.

7

Время как-то замедлилось сразу после того, как изящная, как для парня, рука коснулась ткани пиджака, не то поправляя, не то просто касаясь. Кадар что-то говорил про костюм, жилетку.. Коннор почти не слышал, как заворожённый уставившись на тени от длинных ресниц на щеках, а потом  и на губы. Сердце тут же принялось заходиться, как нездоровое.
Он смог немного опомниться, только когда Кадар заговорил о своем увлечении, делясь достаточно личными подробностями.
Как бизнесмен, Коннор знал весьма лёгкий путь уладить такие сложности, однако что-то ему подсказывало, что Аль-Саиф откажется от поступления на заочный в художественный "по протекции". А так хотелось сделать хоть что-то, чтобы порадовать этого парня!..
Внезапно в голову пришла идея, и Коннор улыбнулся уголками губ. Это точно будет кстати!..

Все так же мечтательно-триумфально улыбаясь, Кэнуей вдруг осознал, что как-то так получилось, и теперь они с Кадаром стоят почти вплотную, так, что юноше приходится запрокидывать голову, разговаривая с американцем, а последнего при виде такой картины посещают какие-то не совсем нормальные желания. Так, словно их притягивало друг к другу, будто магнитами. И у младшего Аль-Саифа на щеках играет румянец. Такой милый и привлекательный, что хочется коснуться его костяшками пальцев...
Рука уже было двинулась, но затем Коннор спохватился и отступил на шаг, полагая, что так общаться с ним невысокому юноше будет куда удобнее. Ну, и чтоб хоть как-то взять себя в руки.

Что ж, в художественном деле помощи от него никакой, предложить подвезти домой - так Кадар живёт в общежитиях.. какой тогда с Коннора прок?..
Серьёзно озадачившись своей полезностью если не всему обществу, то хотя бы одному его представителю в лице студента факультета АВТ, Кэнуей откашлялся и пробормотал:
- Понятно.. Раз тебе это интересно, ты, наверное, любишь выставки, посвящённые вещам, сделанным вручную?

И чего он про это вспомнил?
Просто когда ехал к университету на глаза попалось объявление о такой вот выставке-ярмарке, и сейчас все части сошлись друг к другу. Это шанс!

8

Он стоял достаточно близко к Коннору, чтобы в деталях разглядеть воротник его рубашки и шею под ним. И то с каким интересом и вниманием Кадар это рассматривал удивляло его и немножко, совсем немного, пугало. Конечно, для самого Аль-Саифа увлечение парнем не было новостью - он давно разобрался в своих предпочтениях, но как к этому отнесётся Кэнуэй?  Он не знал, к тому же привлекательность американца в этом смысле он осознал только что и решил не спешить с этим.

Коннор сделал шаг назад, по видимому заметив, что Кадару довольно сложно задирать всё время голову, за что парень был ему благодарен. Хотя он испытал некоторое разочарование, что Кэнуэй оказался теперь несколько дальше. Задумавшись, -Аль-Саиф уловил только несколько последних слов из фразы парня. "...выставки, посвящённые вещам, сделанным вручную." Когда слова дошли до сознания юноши, его глаза загорелись, а лицо озарила счастливая улыбка.

- О да, очень люблю! Ходил бы хоть на все подряд, жаль только времени на это не всегда хватает... - Поделился Кадар с Коннором. Он хотел добавить что-то ещё, но у него заурчало в животе. Аль-Саиф совсем забыл что он не завтракал и так до сих пор и не поел.

9

Когда Кадар улыбнулся, новоявленному бизнесмену показалось, что солнце засияло еще ярче и вокруг стало еще теплее. Ветерок подул как-то по-особенному и даже деревья зашелестели ободряюще и музыкально.
Он на какое-то мгновение замер, не веря, что вот так слёту попал в десятку, и просто наслаждаясь выражением красивого лица. В ушах звенело только "..очень люблю", а в душе уже шевелилось какое-то смутное ощущение ревности к выставке, которая смела привлечь к себе столько внимания и даже подобные слова.
"Чёртов темперамент!" - помрачнел Коннор, усилием беря себя в руки. И тут услышал.. сначала подумал, что ему показалось. Потом заметил, как лёгкий румянец показался на щеках Аль-Саифа, и удостоверился - нет, юноша таки голоден, причём очень.
"Студенты!" - мысленно хлопнул себя по лбу Кэнуей, стягивая пиджак и ослабляя галстук.

- Если у тебя время сейчас, можно было бы съездить, это недалеко. И, может, ты не откажешься со мной пообедать? - он лучезарно улыбнулся, оправдывая сам себя тем, что его заинтересовали рисунки Кадара, и что он, как бизнесмен, не должен упускать из виду талантливых людей, с которыми можно сотрудничать.
Чтобы не напугать парнишку таким резким напором, Коннор так и решил объяснить свой внезапный интерес.
- Признаться, меня поразили твои рисунки. Может быть, за обедом ты покажешь мне еще что-нибудь?

10

Было очень неловко и смущающе, когда у него заурчал живот. А Коннор ещё и предложил пообедать, хотя и использовал его рисунки как предлог. Мысль о том, что асериканец хочет посмотреть его рисунки и радовала и пугала. Ведь на доброй половине нарисован он, Коннор Кэнуэй! Первым импульсом Кадара было отказаться. Потом он ещё раз обдумал всю ситуацию и решил не спешить, в любом случае, провести время с Коннором лучше, чем без него, да ещё и на выставке с любимыми вещами. К тому же, он был совершенно свободен на весь оставшийся день пятницы.

- Да, я совершенно свободен и с радостью посмотрю выставку. И.. да, я не против пообедать с тобой, - главное, думал Аль-Саиф, чтобы обедать Кэнуэй не повёл его в какой-нибудь ресторан. Не то чтобы у Кадара не было денег, просто он любил кушать в ресторанах. Ему всегда казалось что на него кто-то смотрит и вообще он чувствовал себя не комфортно. Да ещё и рисунки показывать...

- Тебе правда они понравились? Спасибо.. Да, я не против, только там много не законченных, просто набросков.

11

Внутри поднялась совсем уж ненормальная радость - согласился! Невероятная удача - ведь до этого он год не решался даже близко подходить к предмету своего увлечения...

Коннор вспомнил, как впервые увидел Кадара в толпе первокурсников. Сам он тогда перешёл на пятый. Так и замер посреди двора, рассматривая удаляющуюся гибкую спину, и, наверное, так бы и стоял, если бы друзья не потянули его прочь, обмывать начало года. Потом он полгода любовался издалека на Аль-Саифа и пытался разобраться со своими чувствами.
Мальчики его никогда не привлекали, по потоку у Коннора была слава редкого бабника и ветренника. Эдакий сердцеед. А тут на тебе. Конечно, для американца это был сильный шок. Потом месяца три он порывался забыть юношу, однако судьба с завидным постоянством сталкивала их почти везде. Наконец, после поездки домой, Коннор понял, что бороться с этими чувствами бесполезно. Значит, надо менять тактику. И вдруг такая удача!..

Широко усмехнувшись, Кэнуэй достал из кармана ключи.
- Тогда пойдём. Что ты предпочитаешь есть? Я знаю одно отличное место неподалёку. - Он балагурил, направляясь к своей машине и открывая для Кадара дверцу.

12

Фотуна улыбалась Аль-Саифу широко и радостно. Мало того, что он познакомился с предметом обожания, ток тот ещё и пригласил его на выставку и пообедать! Карад внутренне ликовали это можно было заметить по блеску в глазах и самой счастливой улыбке на губах.

Кадар вспомнил, как он впервые увидел Коннора. О тогда шёл в толпе первокурсников и увидел высокого светловолосого парня, стоящего с небольшой компанией немного в стороне. Вот так сразу и захотелось его нарисовать, он аж чуть не споткнулся тогда. Друзья, поступившие вместе с ним поторопили его тогда, и они двинулись дальше, на свою первую пару в универе. С тех пор, если Кадар натыкался взглядом на Кэнуэя, он потом узнал что тот пятикурсник, американец и ловелас, он старательно запоминал всё в его облике и в последствии делал рисовал его. Но за год, крепнущих чувств, он так и не решился подойти и познакомиться нормально. Несколько раз они пересекались по университету и можно было сказать что они уже знакомы... Но не настолько хорошо, как хотелось бы Аль-Саифу. И тут вдруг такое! Да ещё и до Кадара наконец дошло, что же он действительно чувствует по отношению к Коннору.

От радости хотелось броситься на Кэнуэя и расцеловать, но Аль-Саиф сильно сомневался, что тот это оценит. Поэтому он просто направился к машине, вслед за предметом своего обожания.
- Ее-есть? - протянул Кадар. - Да в общем-то что угодно, главное чтобы вкусно было.
Парень улыбнулся и сел в машину. Он будет ехать в его машине! Кажется, от счастья сегодня у него может случиться инфаркт - так было его много.

13

Усмехнувшись, Коннор повернул ключ, заводя мотор, включил кондиционер. Пиджак он бросил на заднее сиденье, сейчас окончательно ослабил галстук и расстегнул пару пуговиц на рубашке. Подумал немного - и рукава закатал, все же, официальная часть на сегодня была уже закончена.
Он уверенно вел машину к небольшому кафе на одной из старых улиц города. Иногда поглядывал на спутника, расспрашивая что-то об учёбе, о программировании. Кадар отвечал, улыбался, Коннор подвисал на этой улыбке, чудом следя за дорогой.

Припарковав фиат у обочины, они направились к небольшому зданию, утопающему в еще по-летнему свежей зелени.
- Я не  очень понимаю моду в последнее время делать стеклянные стены в кафе и ресторанах, - поделился Кэнуей с Кадаром своими впечатлениями, открывая перед ним дверь и пропуская вперед. - Что за прикол - есть на глазах у всей улицы. А здесь уютно. - Выбранное им кафе было сделано таким образом, что каждый столик представлял собой как бы отдельную беседку, отгороженную от всех остальных плотной тканью. - Устраивайся. Готовят тут тоже очень хорошо, - сам американец упал на диванчик напротив, уже зная, что будет заказывать и давая время Кадару сориентироваться в меню.
- Кстати. Я плачу, раз уж я тебя вытащил. И не спорь. Заказывай все, что хочешь, мне будет очень приятно угостить тебя, -  Фортуна подарила Кэнуэю такой шанс и он не собирался все портить. Главное сейчас, чтобы Кадар не подумал дурного и не отказался от того, что за него будут платить. Этого Коннор и вправду боялся. Он честно посмотрел в глаза юноше, не зная, как убедить его в искренности своих намерений.

14

Поездка до кафе была хотя и не очень долгой, но весьма приятной. Они болтали о всякой чепухе про учёбу всю дорогу, и Кадар периодически поглядывал на Коннора, на его шею и виднеющиеся под рубашкой ключицы, на его сильные загорелые руки... И в голову шли мысли совсем не о программировании и учёбе. Аль-Саиф старательно отгонял их от себя, хотя получалось не очень. И каждый раз, когда его взгляд падал на линию ключицы Кэнуэя, на губах парня невольно появлялась улыбка.

Когда Кадар увидел в каком месте им предстоит обедать он не скрывая облегчённо вздохнул.
- Признаться, я тоже не понимаю эту моду, и, откровенно говоря, ненавижу есть в подобных ресторанах - всегда кажется что на меня кто-то смотрит и от этого становиться неуютно, - поделился Аль-Саиф, осматривая внутреннюю обстановку кафе. Здесь было как-то по особенному уютно, и столики были отгорожены друг от друга довольно плотной тканью, это создавало ощущение уединенности. Кадар устроился на мягком диванчике, а Коннор уселся напротив. Аль-Саиф уже просматривал меню, размышляя, что заказать, когда Кэнуэй сказал что платит за него.
- Это немного смущает, - слегка покраснев признался парень. - Но как скажешь. В следующий раз тогда я тебя угощу. - Кадар лучезарно улыбнулся, всё ещё немного смущённый и постарался скрыть скрыть краску на лице спрятавшись за меню.
И тут его взгляд упал на страницу с десертами. Его глаза немного расширислись от удивления и заблестели от радости. Он уже определился с основной едой для себя и как раз думал что-бы такого заказать на потом.
- Обожемой! Они делают этот десерт без шоколадной глазури! Нет, я конечно люблю шоколад, но у меня на него аллергия скоро будет... Ой.. - Кадар только сейчас понял, что сказал это всё вслух и снова смутился. Он старался не рассказывать о том насколько сильно он любит сладкое. Кадар немного стеснялся такой страсти и ему казалось что это не совсем по мужски...

- В общем.. Я буду вот этот тёплый салат и потом вот этот десерт. А выбор напитков предоставляю тебе, - Аль-Саиф показал Коннору свой выбор и отложил меню, предоставляя ему возможность сделать заказ.

15

Что и говорить - наслаждаться видом смущённого Кадара можно было часами. Больше всего на свете хотелось протянуть руку, опустить это чёртово меню, за которым спрятался мальчишка и поймать лицо за подбородок, заставляя взглянуть в глаза..

С трудом взяв себя в руки, Коннор подозвал официантку и сделал заказ, взяв себе кофе и кусок жареного мяса, а спутнику вдогонку заказав холодный белый чай, ибо по опыту знал, что тут его отлично готовят.

Он него не укрылась реакция Аль-Саифа на сладкое, и на душе странно-приятно потеплело. Парень был такой открытый и откровенный, что даже сердцебиение учащалось, стоило посмотреть на него. Понимая, что увязает в своем персональном безумии все глубже, Кэнуей протянул руку.. в последнюю секунду опомнившись и ткнув в раскрытое на столе меню.
- Тебе нравятся такие десерты? Можно заказать еще с собой, они действительно тут вкусные. К ним дают такие удобные вилки, что можно есть даже на ходу. - Говорить что угодно, лишь бы не ляпнуть какую-нибудь глупость. Всегда собранный, расчётливый и трезвомыслящий, Коннор рядом этим удивительным парнишкой превращался  в какого-то рассеянного идиота, который только и хочет, что сотворить что-нибудь сумасшедшее.
Или неприличное.

Поскорее убрав руки и в итоге скрестив их на груди, Кэнуэй склонил голову к плечу, просто молча рассматривая сидящего напротив. Он не решался снова просить показать рисунки, все-таки, это личное, да и может, Кадар не любит их показывать, все-таки, художники.. они необычные люди.
Аль-Саиф точно необычный.

16

Коннор подозвал официантку и сделал заказ, выбрав себе кофе а Кадару холодный белый чай. Аль-Саиф никогда такой не пробовал и ему было интересно какой он на вкус. Его вообще интересовало всё новое и им не опробованное. В разумных пределах, разумеется.

Кэнуэй обратил внимание на его любовь к сладкому, но никак не прокомментировал, что очень радовало - Кадар боялся, что он будет смеяться над ним. И уж совсем не ожидал, что американец предложит взять десерт с собой - это приятно удивило и вызвало волну тёплых чувств к Коннору.
- Можно было бы заказать с собой парочку, а потом, после того как сходим на выставку просто сесть где-нибудь и съесть их, - Аль-Саиф улыбнулся. Рядом с человеком, который ему нравился, он всегда много улыбался, но рядом с Коннором он улыбался невероятно много. И в голову лезли глупые мысли, хотелось сделать что-нибудь эдакое, чтобы впечатлить его. Хотя неприличные мысли всё больше преобладали в темноволосой головушке Кадара и он очень старался не концентрироваться на них. Очень.

Аль-Саиф заметил как Кэнуэй сложил руки ну груди и снова наткнулся взглядом на его шею и ключицы. Создавалось впечатление, что его как магнитом притягивает к Коннору и этому было сложно сопротивляться. Но надо быть осторожным, чтобы не спугнуть американца и действовать постепенно. Тут Кадар вспомнил, что Кэнуэй хотел посмотреть его рисунки и ещё то, что самого Коннора на них довольно много. И все портреты подписаны, так что не ошибёшься. Аль-Саиф волновался, как к этому отнесётся предмет его обожания, но решил не сильно оттягивать этот момент. Потому что для него сейчас Коннор был особенным. Завораживающим и восхитительным. И таким соблазнительным...

- Кажеться, ты хотел посмотреть мои рисунки? - Быстро спросил Аль-Саиф, чтобы не пойти мысленно дальше чем "соблазнительный" в определении Кэнуэя. В этот момент он решил вытянуть немного затёкшие ноги и случайно задел ногу американца под столом.

17

Едва собравшись радостно и по-идиотски закивать, Коннор вдруг почувствовал легкое прикосновение к ноге. Словно током ударило! Тело мгновенно бросило в жар, а неуёмная фантазия принялась нашептывать, как было бы здорово, если бы  сделано это было не случайно.. Дальше воображение нарисовало совершенно неприличные картины с участием ног, рук, а затем и всех прочих частей организма.
Американец тяжело сглотнул, отчаянно пытаясь прогнать досужие видения.
- Эммм.. да, я был бы очень рад посмотреть. Я знаю, что рисунки..это вроде как личное, поэтому можно я посмотрю хотя бы выборочно? - он умоляюще глянул на Кадара, постепенно приобретя нормальный цвет лица. - Которые ты сам захочешь мне показать.

В этот момент расторопная официантка принесла их заказ. Коннор, не теряя времени, заказал еще несколько десертов с собой, все-таки, удобно быть на машине. Так он сможет еще и снабдить Аль-Саифа сладким на вечер.
(Воображение снова активировалось, теперь уже рисуя Кадара, слизывающего шоколад с пальцев)..
В итоге Кэнуей заказал у официантки еще и бутылку ледяной воды - обнять ее покрепче. Надо же как-то остывать!..

18

Только Кадар решил выйти из сладких грёз и размышлениях о рисунках, как он заметил довольно странную реакцию Коннора. Внезапно заалевшие щёки, сбившееся дыхание и немного запинающаяся речь наводили на определённые мысли и Аль-Саиф решил проверить свою догадку. Он потянулся к своей сумке, за папкой с бумагами и, теперь уже намеренно задел ногу Кэнуэя, осторожно и мягко проведя по его голени своей.
- Можешь смотреть все, там нет ничего, чего бы я не хотел тебе показывать, - сказал, протягивая ему рисунки. - Только осторожно, они могут вывалиться из папки.

Он как раз отдал рисунки Коннору, когда подошла официантка и поставила перед ними их заказ. Кэнуэй заказал ещё сладости с собой и бутылку ледяной воды. Ледяная вода частично подтверждала мысли Аль-Саифа, хотя сконцентрироваться на анализе реакции американца было довольно тяжело - всё-таки, даже такой контакт, вызывал определённый ощущения и включал фантазию, и картины, которые она рисовала, было довольно сложно отогнать. Чтобы немного остыть, Кадар сделал небольшой глоток белого чая, принесённого официанткой.
- Кстати, в рисунках, если там портрет реального человека, то он подписан внизу листа, - добавил Аль-Саиф и решил попробовать заказанный салат, краем глаза продолжая следить за Коннором.

19

- Аааааааа.. - неинтеллектуально потянул Коннор, едва не уронив папку внезапно ослабевшей рукой. С натугой сглотнул, с трудом заставляя себя сосредоточиться на рисунках.
Что это было только что?!
Быстрый взгляд на Кадара подтвердил, что тот занимается салатом и вообще выглядит как всегда невинно и сосредоточенно. Значит движения под столом либо примерещились разгорячённому воображению, либо были случайны. В конечном итоге нехорошо приписывать юноше, которого он и не знает толком, какие-то интенции подобного специфического рода.
Успокоив себя таким образом (но залпом выдув полбутылки ледяной воды и едва удержавшись, чтоб не вылить оставшуюся половину себе на голову), Коннор раскрыл папку.

И снова замер. С первого же рисунка на него его же портрет, нарисованный достаточно точно, по крайней мере выражение лица было схвачено очень удачно. Сомнений не осталось совсем, когда взгляд взволнованно скользнул вниз листа -  "Коннор К."
Сглотнув, американец принялся листать остальное. Все наброски были потрясающими. Но - Кэнуэй неверяще щурился - на половине был он сам!.. В этом его убеждали и подписи внизу.
С трудом обретя дар речи и прокашлявшись, Коннор, наконец, вернул рисунки владельцу, уже почти приговорившему салат.
- Они.. удивительные. И.. мне очень приятно, что ты выбрал меня моделью, хотя.. я не совсем понимаю, чем заслужил. - Столько времени гоняться за мечтой, целый год изнывать от нереализованных чувств.. сложно было вот так сразу поверить в то, что ему улыбнулась удача. Да не просто улыбнулась, а все складывается так гладко!..
В общем, Коннор обалдел настолько, что очевидное никак не желал принимать за истину, боясь обмануться.
В конечном итоге, он решил для себя так - возможно он и впрямь интересен Кадару, как модель, и это просто чудесно. Однако это еще не повод подозревать, что юноше буду приятны его домогательства, а потому не стоит торопиться.
Улыбнувшись, Кенуэй принялся за свой обед, попутно прикидывая, кому можно показать эти наброски - негоже пропадать таланту!

20

"О боже мой, о божемой, обожемой! Он..на самом деле...не может быть!"

В голове пронеслись сумбурно-радостные мысли и губы тронула лёгкая улыбка, а щёки смущённо зарозовели. Кадар и представить себе не мог, что реакция будет и что она будет такой! Это была просто нереальная, невозможная удача! Аль-Саиф был склонен верить в чудеса, поэтому он с радостью и лёгкостью поверил, что Коннору были довольно приятны его прикосновения, хотя он скорее всего счёл их случайными, и что Кадар интересен ему в определённом смысле, хотя он этого и ничем не выдаёт.

И тут американец открыл папку и замер. Похоже он совсем не ожидал увидеть на рисунках себя, тем более в таком количестве. На его лице читалось недоверие смешанное с восхищением и радостью. Сам Кадар начал постепенно заливаться краской и, дожевав салат сделал пару хороших глотков из своей чашки, чтобы прийти в норму. Всё-таки он жутко волновался и смущался, когда Коннор просматривал его работы.
- Спасибо, - еле смог выговорить Аль-Саиф на похвалу и то, что американцу приятно, что его рисуют. - Аааа... Ээ-это получилось спонтанно. У меня всегда так с людьми - я могу идти по улице или сидеть где-нибудь и вдруг вижу человека и у меня появляется непреодолимое желание нарисовать его. Вдохновение накатывает и я хватаю карандаш и блокнот и делаю быстрые наброски. Или, если есть возможность, делаю набросок на большом листе и дальше прорисовываю детали и всё остальное. Вот и с тобой так же... - Смущённо признался Кадар. Он внезапно почему-то растерялся, слова терялись а голова отказывалась трезво мыслить. - Когда я тебя первый раз увидел, я забыл взять с собой блокнот и до аудитории я не шёл, а почти летел, одногруппники аж диву давались - куда это я так спешу? А у меня руки жуть как чесались нарисовать...

Пока говорил, Аль-Саиф смущался всё больше и под конец вообще уткнулся взглядом в свою чашку, чтобы не смотреть в глаза Коннору. Он вспомнил про десерт и принялся сосредоточенно его поглощать, периодически довольно жмурясь и почти постанывая от наслаждения, по прежнему стараясь не встречаться взглядом с сидящим напротив Кэнуэем.

21

Оказалось, Кадар определенно выбрал не ту специальность. Ему бы в художники. На самом деле намного легче было воображать его с кистью в руке у мольберта, нежели за компьютером. Откровения юноши заставили сердце радостно заходиться, а неугомонную фантазию - снова активно заработать.

"Вот если бы он жил со мной, то делал бы, что хотел" - ни с того ни с сего подумал Коннор, живо вообразив пасторальную картину: большой, светлый дом, он сам возвращается с работы, на ходу стягивая галстук, широким шагом выходит на веранду, где, замерев у огромного мольберта, перемазанный в краске стоит Он.. Улыбается, вытирая лоб тыльной стороной ладони, идет навстречу. Коннор тянется обнять, а Кадар смеется "Я весь перемазанный в краске, ты тоже испачкаешься!".. "Ну и что?" - отвечает Коннор беззаботно, притягивая парня к себе..

Спускаться с небес на землю оказалось совершенно ужасно. Еще более ужасным было осознание, что он тут придумывает невесть что, а вдруг выяснится, что у Кадара кто-то есть, и вообще, ему не нравятся мальчики. Столько всяких "но"..

Кенуэй допивал свой кофе, рассматривая смущённого юношу. Он понимал, что рассказывать о таком личном, как рисунки, не всегда удобно, многие понимают превратно сказанное художником, не осознавая возвышенность и тонкость душевной организации творческой личности. Он таким быть не хотел.

- Знаешь, это ведь в самом деле шикарно. У меня есть знакомые, работающие в оформительской студии, если хочешь, я мог бы показать им пару набросков. Уверен, они заинтересуются, и ты мог бы пристроить свои работы в дело.. - бизнесменская жилка давала о себе знать. Коннор считал, что ничто не должно пропадать без дела. Тем более, когда такой талант.

Отредактировано Konnor Kanway (2012-07-29 18:24:49)

22

Кадар удивлённо поднял голову и посмотрел на Коннора.
- Оформительская студия? Можно, конечно, но я сначала хотел бы закончить университет, чтобы не отвлекаться от учебы. Диплом, какой бы он ни был, всё же лучше чем ничего. К тому же мне действительно интересно учиться на АВТ. В принципе, я не против, чтобы ты показал им несколько моих работ, и даже буду очень рад, если я им подойду,  только пока не на постоянную работу, а как удалённый сотрудник... Если есть такая возможность. Спасибо за такое предложение... Это очень..приятно, - Аль-Саиф улыбнулся, и тут вспомнил, что он до сих пор не сказал Коннору то, что обычно рассказывает в самом начале знакомства. Во избежание возможного недопонимания, если это выясниться от кого-то стороннего.

Кадар дождался, когда Кэнуэй перестанет пить кофе и поставит чашку на стол, и осторожно начал.
- Кстати, я тут совсем забыл сказать... Обычно я говорю это немного раньше, и лучше, если ты узнаешь это лично от меня, чем от кого-то со стороны или через слухи, хотя это и не секрет... - парень решил сильно долго не тянуть и закончить с туманными объяснениями и выпалил на одном дыхании. - В общем, я бисексуал и на самом деле больше предпочитаю встречаться с парнями.

Выпалил и замер, кажется даже не дыша. Хотя Кадар и с радостью поверил в заинтересованность Коннора, но на самом деле был готов ко всему, даже к самому худшему. Но так было действительно лучше, чем если он привяжется к Кэнуэю в течении их знакомства, а узнав такую новость, тот не захочет с ним больше общаться. Так что Аль-Саиф замер, ожидая реакции американца.

А безумное воображение уже рисовало картину самого нереального и фантастического исхода: Коннор радостно улыбается и бросается к Кадару и обнимает его, жарко шепча на ухо что-то вроде "О да, я так и знал, давай будем вместе!", а Аль-Саиф соглашается и млеет в объятиях, а потом... А что потом он решил не узнавать отогнав подальше видение и сосредоточившись на Конноре.

23

Надо сказать, Кадар отличился изрядной предусмотрительностью, дождавшись, пока Коннор допьет кофе и поставит чашку. Иначе бы тот точно или уронил тару себе на колени, или подавился бы. То, что говорил Кадар до этого, про оформительскую студию, про диплом, про АВТ - мгновенно выветрилось из головы, как там и не было, важным осталось только одно: предпочитаю встречаться с парнями. Какими парнями?! И много их, этих парней?!

Нездорово побледнев, Кэнуей  переваривал информацию, пошедшую, как говорится, не в то горло. Сознание, так долго и упорно страдавшее от безответных чувств в нужный момент забуксовало, отказываясь переваривать очевидные истины: все складывается просто идеально, это тот самый момент, когда надо опускаться на одно колено и просить "встречайся, пожалуйста, со мной!"
Вместо этого американец откашлялся, глядя на Кадара нечитаемым взглядом и переспросил:
- Ты серьёзно? И сейчас ты.. встречаешься с парнями? С парнем? С каким?! - последнее вырвалось совершенно против желания Кэнуэя, но он уже точно знал, тому, чье имя сейчас назовёт Кадар, точно не жить! Кто-то посмел быть рядом с Аль-Саифом! Осмелился посягать на святое!
Глаза Коннора, и без того тёмные, стали совсем мрачными и не предвещавшими ничего хорошего всем окружающим Кадара мужеского полу.

24

Кажется, Коннор воспринял эту новость очень близко к сердцу и довольно... неожиданно. Он побледнел, какое-то время помолчал, переваривая сказанное, внимательно посмотрел на Аль-Саифа странным и совершенно непонятным взглядом и завалил вопросами. Парень не мог понять это негативная реакция или позитивная? Здорово смахивало на негативную, потому что после того ка Коннор завалил его вопросами, его глаза стали совсем тёмными и мрачными, что Кадар потихоньку начал бояться.

-Эмм... Да, я серьёзно, я, эээ, встречаюсь с парнями. Но последние мои отношения, ммм, были с девушкой, моей соседкой по комнате, Мартой, и... Благополучно закончились, в начале лета... - Кадар так растерялся и даже испугался, что начал запинаться, чуть ли не на каждом слове. - Ии-и, если тебе неприятно, я пойму, только... Я был бы благодарен, если бы ты всё же помог с той фирмой, про которую говорил...
Аль-Саиф совсем потерялся, засмущался и испереживался, что уткнулся взглядом в свою чашку и не знал куда деть себя, под таки пристальным и довольно тяжёлым взглядом.

25

Слова доходили до помутившегося сознания не сразу, но зато когда дошли.. взгляд начал постепенно проясняться. Единственное, что последовательно уяснил Коннор - Кадар встречался с девушкой, Кадар с ней расстался и сейчас свободен и Кадар чем-то испуган. Последнее было наиболее важным, догадаться, что парня напротив насмерть перепугало выражение его, Коннора, лица он не удосужился.
Зато решил, что Аль-Саиф смутился от собственного рассказа.

- Эй. Не неприятно. - Кэнуэй понимал, что нужно что-то сделать, чтобы подбодрить юношу, показать, что он вовсе не против подобного (а очень даже за), но как-нибудь так.. ненавязчиво. Чтоб не испугать.
- Просто неожиданно.  И это никак не повлияет на моё к тебе отношение (Врешь, Коннор, ты же уже лыжи навострил!). И вообще.. - американец протянул руку, накрывая запястье Кадара, лежащее на столе, широкой ладонью. - Все хорошо. - Он тепло улыбнулся, понимая, что кожа под его пальцами такая нежная, какой и у девушек не бывает, а смущенный взгляд напротив снова заставляет сердце биться быстрее. Пальцы невольно скользнули по запястью, погладив, но Кэнуей быстро опомнился и убрал руку.

26

- О, я рад... - Кадар действительно был рад, что эта новость не особо повлияет на их отношения. Он уже успел напридумывать себе страшные картины развития событий и теперь облегчённо вздохнул, когда всё обернулось довольно мирно. - Да, получилось довольно внезапно, прости. - Аль-Саиф смущённо захихикал. И резко покраснел, когда тёплая рука Коннора коснулась его руки. Его тёплая улыбка завораживала, так что невозможно было оторвать взгляд и сердце начинало биться быстрее, а дыхание перехватывало. Коннор скользнул пальцами по запястью, поглаживая и парень совсем разомлел и немного расстроился, когда Кэнуэй быстро убрал руку.
Но не успел он ни о чём даже подумать, как в кармане джинсов завибрировал телефон. Аль-Саиф подскочил, покраснел ещё сильнее и, тихо ругаясь, быстро достал телефон из переднего кармана штанов. Извинившись, он ответил на вызов Марты.

- Да, милая, что ты хотела? Что?! Не может быть, я точно помню, что клал их в сумку! - парень, придерживая телефон плечом, кинулся к сумке и начал там что-то искать. Не найдя необходимого, он расстроенно вздохнул. - Чёрт, я действительно забыл. Марта, ты же вернёшься сегодня с вечеринки, правда?- с надеждой в голосе произнёс Кадар. - О нет, собираешься остаться в городе? А если передать кому-нибудь, а я потом заберу? Да, плохая идея, прости. Ладно, я что-нибудь придумаю... У меня вроде были знакомые в городе. Хорошо тебе повеселиться, веди себя прилично. Ладно, ладно ,я понял. Всё, пока... - Кадар спрятал телефон в сумку.

- Ну вот, - обратился юноша к Коннору. - Я забыл ключи от комнаты дома, а Марта не собирается вечером возвращаться домой, и оставить ключи некому, и в городе мы не сможем встретиться... В общем, - вздохнул он. - Мне сегодня нет смысла возвращаться в общагу. Ночевать мне сегодня негде... Хотя я конечно могу попробовать позвонить кому-нибудь из знакомых, но...
Аль-Саиф совсем упал духом и обречённо уткнулся лбом в стол.

27

Выражение лица Кенуэя стало совсем нечитаемым.
Он какое-то время молча рассматривал уткнувшегося лбом в стол парня, потом молча достал деньги за обед и десерты, и положил в оплатную книжку.

Никогда раньше Судьба не толкала его к грехопадению столь очевидно. В жилах Коннора текла индейская кровь, он верил в знаки свыше и то, что Великая Сила сама дает указания, что делать и куда идти. Сегодня указаний было более, чем достаточно, но он был глух к ним, и в итоге Судьба лишила Кадара укрытия на ночь, чтобы окончательно открыть глаза одному ослеплённому американцу.
С таким спорить Коннор не мог.

Официантка принесла десерты, забрала оплату, обрадованная щедрыми чаевыми, а Кенуэй встал, обойдя стол и замер рядом с Кадаром, положив руку ему на плечо.
- Эй. Не кисни. Поехали посмотрим выставку и потом слопаем наши десерты. Ночуешь сегодня у меня и это не обсуждается. А подружка у тебя странная.  - Американец недоверчиво покачал головой. - Как ты мог встречаться с такой ветренной и эгоистичной ду.. девушкой? Ее поступок просто потрясающе мерз.. неприятен. - Теперь, когда цель была обозначена, от Судьбы было получено благословение, Коннор мгновенно изменился, обретя решительность и уверенность. Пока не попробуешь, не узнаешь! Так он решил, опускаясь у стола на корточки и заглядывая в лицо Кадара снизу вверх.

28

Казалось, что раньше великому и милостивому Аллаху было абсолютно всё равно на отношение к нему Кадара и, что сегодня, он вдруг вспомнил про него и решил достучаться до араба, наглядно показав, что он вполне может направлять его Судьбу. Бог, в которого Аль-Саиф не очень верил, преподнёс ему довольно недвусмысленные намёки и предоставил прекрасную возможность, которой грех было не воспользоваться, наладить свои дела сердечные. Кадар, немного поразмышляв, решил попробовать и немножко уверовать во Всевышнего и воспользаваться предоставленным случаем.

Занятый размышлениями, Аль-Саиф краем сознания уловил то, что официантка пришла и ушла, а Коннор переместился из-за стола к нему поближе. Потом он уловил его слова и вынырнул из мыслей.
- Марта конечно эгоистичная коза и иногда поступает неправильно и нехорошо, но она хорошая. Где-то в глубине души. А встречался с ней я всего месяц, потом мы разругались вдрызг, не разговаривали около двух недель, а потом всё же помирились и решили что уж лучше побудем друзьями, - поделился араб. - Эмм.. я точно не помешаю? Я очень благодарен, но мне немного неловко ,у меня возникает ощущение, что я навязываюсь тебе... Хоть ты и сам предложил... - Аль-Саиф замялся и стушевался. Ему действительно казалось, будто он навязывается. К тому же, если он останется на ночь у Коннора, то Кадар может не устоять и спровоцировать его. Уж что-что, а провоцировать у парня получалось совершенно непредумышленно, а в данном случае надо было быть осторожным - в чертах Кэнуэя угадывались индейские гены, а нрав американских индейцев был довольно горяч. Не стоит его провоцировать.

- О, точно, выставка! - кажется, информация доходила до сознания Кадара в обратном порядке. - И, если ты действительно не против моей ночёвки у тебя, тогда после выставки надо будет заскочить по быстрому в какой-нибудь магазин одежды - я прикуплю пижамные штаны и бельё, а то у меня с собой ничего нет, я ведь не планировал ночевать вне общаги... Кстати, - Аль-Саиф довольно быстро перескакивал с мысли на мысль. - Десерты можно будет съесть дома, с вином, ты же пьёшь вино? или чаем, если не пьёшь.
Он говорил бодро и быстро, уже готовый идти смотреть выставку.
Где-то в глубине сознания мелькала мысль ,что он может допровоцировать уже прямо сейчас.

29

- Нет, я не люблю вино, но дома есть хорошее, если захочешь.

Поднявшись и направившись в сторону машины, Коннор краем глаза следил за идущим рядом Кадаром и лихорадочно размышлял. То, о чем он мечтал почти целый год становилось реальным вот прямо сейчас, да еще как! И от этого становилось прямо-таки не по себе. Кадар с такой лёгкостью согласился остаться  у него ночевать, начал планировать покупку пижамы, оттуда мысли Кэнуея понеслись на прочие мелочи, вроде зубной щетки, которая потом останется у него, вселяя сладкие надежды на перспективное будущее..
Он верил и не верил одновременно, боясь намечтать себе лишнего и неправильно понять расположение к нему этого удивительного смуглого красавца. В конечном итоге, Кадар такой открытый и доверчивый, легко обмануться на его счёт, может, он ничего такого и не имеет ввиду.

Они сели в машину и поехали на выставку. Раньше Коннор никогда не интересовался подобным, поэтому он с любопытством осматривался, разглядывая для себя все новое и непривычно-яркое. Зато Кадар, кажется, был счастлив. Кэнуей сказал ему ни в чём себя не ограничивать и, если он захочет что-то приобрести - сразу говорить ему. Для себя он оправдывал подобное тем, что когда художник хочет творить, мешать ему ни в коем случае нельзя, нужно помогать, хотя на самом деле он готов был потакать любым капризам Кадара еще год назад, что уж говорить про сейчас.
Постоянное предвкушение предстоящего вечера и ночи не давало трезво мыслить и полностью наслаждаться выставкой, возвращая взгляд американца к гибкому юноше.

30

Когда они пришли на выставку Кадар преобразился - глаза засияли, на губах появилась мечтательная улыбка... Он достал из сумки футляр, а из него очки и одел их. Не то чтобы у него было сильно плохое зрение, но рассматривать любимые вещи он предпочитал при полной резкости взгляда. Палестинец периодически поглядывал на Коннора, который немного растерялся в непривычной атмосфере, и размышлял о предстоящем вечере и ночи у него дома. Рассматривая невозможно клёвые разнообразные вещи ручной работы, Кадар обдумывал действия Коннора. Парня немного удивила готовность американца купить ему что душа пожелает. Он ещё мог понять то, что тот заплатил за обед, но покупать ему всякие такие штуки? Аль-Саифа это смущало, да и выглядеть они будут, на его взгляд, довольно странно.

Поэтому, когда палестинец увидел украшения из серебра с натуральными самоцветами, он не стал звать Коннора. Украшения с натуральными камнями были ещё одной слабостью Аль-Саифа, о которой он предпочитал не распространяться. Конечно же у него не было тонны украшений - он ими восхищался со стороны, потому что они все в основном были женские... И тут он увидел то, что вполне можно было назвать мужским украшением - небольшие аккуратные каффы из серебра без камней с гравировкой в виде летящего орла. Парень решил попробовать и примерить один и обрадованно улыбнулся - кафф смотрелся вполне гармонично, светлое серебро контрастировало с его смуглой кожей, а маленькое изображение орла было выполнено невероятно искусно. Кадар решил что обязательно возьмёт один и более внимательно пригляделся к столу торговца. Там было ещё несколько колец, которые понравились парню - как и кафф, они были из серебра, гладкие и широкие, но уже с небольшими камнями. Вставленные камни были как бы вплавлены в прямоугольные по форме отверстия в камнях, верхняя выступающая часть была неровной формы, хотя и шлифованная. Аль-Саиф выбрал кольцо с тёмным, почти чёрным, гранатом и примерил на пальцы. Кольцо подошло на безымянный палец правой руки и палестинец подумал, что выглядело бы довольно забавно, если бы Коннор купил ему его. Кадар спросил сколько стоит кольцо с каффом вместе и отдал деньги, пока Кэнуэй отвернулся и не видел. Парень спрятал маленький замшевый мешочек с ювелирными украшениями в сумку, решив, что покажет их потом. В принципе, теперь можно было уходить с выставки - у Кадара было правило, покупать только что-то одно за раз. Выставка не последняя и что-нибудь ещё он сможет купить в другой раз.

Побродив ещё немного и посмотрев на восхитительные игрушки ручного шитья, Аль-Саиф подумал, что вечером ему таки стоит выпить немного вина, чтобы расслабиться, и спросить пару интересующих его важных вопросов, а в магазине можно будет купить ещё и зубную щётку. Кадар надеялся что эта ночёвка не будет последней, особенно если он что-нибудь оставит у Коннора дома - он верил, что если что-то оставить где-нибудь, то туда потом обязательно вернёшься. А ещё, палестинец подумал, что американцу можно как-нибудь намекнуть, на то, что Аль-Саиф интересуется им в определённом смысле, на всякий случай - вдруг повезёт. Он подошёл к Коннору, тронул его за плечо.
- Можем идти, - он улыбнулся. - Я уже насмотрелся. Выставка потрясающая, спасибо!


Вы здесь » 99 дверей » Вселенная Assassin's Creed » Случай в университете - 2