http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Сказки » Mein Herz brennt


Mein Herz brennt

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Фандом: ориджинал, по мотивам небезызвестной «Красной Шапочки».
Жанр: сказка, мистика, дарк.
Рейтинг: R
Действующие лица: Вольф (он же Волк), Роткэппхен (она же Красная Шапочка). В будущем возможно появление злобной бабушки.
Пожелания к игре: приватная игра.
N.B.: не разговаривайте с незнакомцами в мрачных лесах – и с незнакомками, впрочем, тоже.

Начало игры:

Старый лес, даже днем полный таинственных шорохов и настораживающих звуков, в вечернюю пору казался более чем пугающим. Уродливые иссыхающие деревья принимали жуткие очертания, а черные тени становились густыми и вязкими, постепенно сливаясь воедино – того и гляди, ступишь не туда и мигом свернешь себе шею. Узкая тропинка извивалась между древних деревьев, постепенно становилась едва заметной и терялась в мрачной чаще. Среди трухлявых пней, разросшегося кустарника, обломавшихся и заиневших веток пробираться было сложно, а земля под ногами так и грозила превратиться в топкое, густо поросшее мхом и покрытое лишь легкой корочкой льда болото. Мелкий и скудный снег еще не успел сделаться лютой метелью, однако колючим морозом веяло уже сейчас – как и незримой опасностью. Дикое и холодно-величественное царство природы как будто упорно не допускало в свои владения ни животных, ни человека.
Сухая ветка чуть слышно хрустнула и преломилась под башмаком - через густой бурьян пробиралась низкорослая и худощавая девочка-подросток, укутанная в темный плащ. Несмотря на быстро сгущающиеся сумерки, она хорошо знала дорогу и уверенно двигалась вперед, обходя подозрительные места и огибая глубокие овраги с впечатляющей точностью. С собой неизвестная тащила большую и увесистую корзину с накинутой поверху тряпкой, которую постоянно поправляла – как бы не увидели чужие глаза то, чем она явно не желала делиться. Поверить в душевно здорового человека, добровольно зашедшего в такую глухую чащу, было непросто – однако глаза у страха, как говорится…
На мгновение девица остановилась и недобро усмехнулась, натягивая капюшон на глаза. Как это всегда и случалось, она безошибочно почувствовала постороннее присутствие рядом.
- Выходи. – Вопреки ожиданиям голос оказался совсем не юным, зато резким и хриплым. – Кем бы ты ни был – немедленно выходи.

2

Охотник осторожно ступал на промёрзшую землю, пытаясь своими шагами издавать как можно меньше звуков. Получалось неважно – в безжизненно тихом лесу любой хруст казался подобным выстрелу из пушки. Мужчина отодвинул от лица очередную сухую ветку и обнаружил на земле еле заметный след. Ещё один. Значит, он на правильном пути, значит, не так матёр этот хищник. И не таких ловили.
Однако всего через пару шагов охотник резко остановился. Участившиеся и уже ярко выраженные отметины вдруг совершенно неожиданно прервались. Внезапное осознание взорвалось в голове неконтролируемым ужасом – его заманили. Мужчина лихорадочно оглянулся, и лишь это спасло его от быстрой смерти – волчьи когти вспороли спину. Охотник закричал от невыносимой  боли и готов был уже совсем обезуметь, как, встретившись взглядом с горящими ненавистью глазами зверя,  неожиданно вновь обрёл рассудок.
Ему не выжить. К такому он не был готов.
Зверь снова сорвался с места. Охотник вздрогнул, но ноги его словно приросли  к земле. Да и бесполезно было убегать. Оставалось лишь достойно принять смерть, как вдруг рука нащупала в кармане маленький холщовый мешочек.
Вот он – шанс на спасение!  Однако времени на его использование катастрофически не хватало.
Волк повалил мужчину на землю и вгрызся в его левую руку, которой тот попытался защитить горло. Обжигающая боль вырвала из груди охотника новый вопль. Дальше медлить было нельзя.
Волчьи лапы со страшной силой давили на грудь, острый ряд его зубов железной хваткой впивался в мышцы. Зверь мог не торопиться и растянуть удовольствие. 
В глазах охотника всё быстрее темнело, и он, хватаясь за рваные остатки своего сознания, старался не провалиться в забытье, ведь оно означало верную смерть. Смерть, не допустимую теперь, когда впереди замаячило спасение.
Неспособный отвести взгляд от прожигающих ненавистью глаз зверя, мужчина, тем не менее, нашёл в себе силы запустить свободную руку в карман. Охотник подцепил пальцем верёвочку, сжимающую горловину кисета, и  ослабил её. Глубокий вдох и мужчина швырнул мешочек прямо в волчью морду.
Содержимое – желтоватый порошок – тут же просыпалось и забилось во всё, что  только могло: глаза, ноздри, пасть. Зверь по-собачьи взвизгнул и отскочил в сторону.
Нос животного жгло с невероятной силой, отбивая при этом все запахи.  Его хотелось скрести до крови, до кости, лишь бы избавить себя от этого мучения.
Это всё люди. Это их вина.
Зверь поднял распухшие, налитые кровью глаза на человека, и у того по телу побежали мурашки. 
Не спасло.

Худощавый обнажённый мужчина, раскинув руки, лежал на промёрзшей земле. Лежал он недолго и всего через мгновение,  открыв  глаза, рывком поднялся.
Тело незнакомца тут же сковало холодом, но была для него проблема важнее. Со всё более возрастающей паникой он потянул носом воздух, но не почувствовал ни аромата хвойных пород, ни столь пахучей крови, ни явного зловония выпотрошенного тела. Мир пах…ничем.
Подавив сковывающий на месте ужас, мужчина огляделся и заметил бурую от крови дорожку. Вела она к трупу. Незнакомец с явной брезгливостью осмотрел то, что осталось от охотника, и с всё тем же чувством принялся его обшаривать. Полезными оказались только более-менее целые штаны мертвеца и чуть жмущие сапоги. Всё остальное пришло в негодность в схватке, либо же было заговорено против нежити и спешило с шипением раскалиться добела в руках. 
После обыска страх снова вернулся. Сколько времени прошло? В какой стороне другие охотники? Насколько они близко?
Шорох за ближайшим деревом заставил мужчину вздрогнуть и лихорадочно оглядеться. Слишком тонкий для человека слух лишь пугал в отсутствие  нюха, который мог развеять любые ложные опасения. Он лишён главного, самого важного.
Шорохи были повсюду. Страх всё больше стал перерастать в лёгкое безумие, и мужчина, поддавшись своим инстинктам, кинулся бежать, не разбирая дороги.
Совсем уж потеряв счёт времени, незнакомец  отчаянно продирался сквозь лес. В отместку за судорожную спешку сухие ветки нещадно царапали ничем не прикрытую грудь, руки и лицо, но он совсем уже не чувствовал ни боли, ни холода.
Каждый резкий звук заставлял мужчину замирать на месте, настороженно выжидать и только потом снова бросаться в ещё более отчаянное бегство.  Воспалённое сознание рисовало врагов в каждой изломанной тени, в любом хрусте ветки, как вдруг слух уловил отчётливые, уже не надуманные шаги.
Шаги слишком лёгкие для здоровых охотников – неожиданно холодно рассудил беглец. Впрочем, даже это осознание оставило в его мыслях место безумному страху. Слишком безвыходным и отчаянным было его положение для полной здравости мышления.
Затаив дыхание, он сделал несколько тихих шагов и выглянул из-за дерева.
Девочка. Всего лишь девочка.
Из груди вырвался беззвучный смешок.
И не успел мужчина принять хоть какое-то решение, как незнакомка остановилась. Рассмотреть её из-за капюшона всё никак не удавалось, а голосу, столь не соответствующему для юной особы, он значения не придал: не та ситуация.
Безмолвно подчинившись её приказу, мужчина осторожно вышел на едва заметную тропинку.
- Только не бойся, ради бога, не бойся, - лихорадочно произнёс он. – Я просто… - тут он сбился, прикрыл глаза и вместо объяснений выпалил: - Помоги мне.

Отредактировано Der Wolf (2012-11-12 01:31:40)

3

Она вздрогнула, как только он решился показаться ей – на нее, предвкушающую легкую добычу, вдруг накатило тошнотворное ощущение чего-то до омерзительности грязного. До этого она думала о благоухающих розовых садах, обязательно темно-красных – цвета рубинов, крепкого вина и крови. Ей нравились эти банальные сравнения; она видела себя среди шипов и бархатных лепестков, в платье с глубоким вырезом и обязательно взрослой женщиной, прекрасной и коварной. Среди «своих» о таком признаться было стыдно – засмеяли и издевались бы до конца жизни, что есть понятие очень растяжимое, если даже не абсурдное. Но пока никто не норовил забраться в ее голову, она трепетно берегла свои цветы. А теперь в терпкий аромат роз как будто примешалась стойкая вонь псины.
Рядом была волчья кровь. Очень, очень плохая кровь.   
Девица обернулась, – в темноте зловеще сверкнули ее глаза, - и начала медленно приближаться к незнакомцу, настороженно рассматривая его исподлобья. Выглядел тот по крайней мере неважно – казалось, будто бы он сбит с толку и блуждает уже не первый час. По нездоровым глазам угадывалась лихорадка и, - странно подумать, - полное бессилие. А еще он наверняка не совсем осознавал, на кого ему повезло нарваться в непроходимой глуши. Совсем не похож на притворщика. И какого черта он здесь забыл, пес проклятый?
- Человек не должен ходить здесь по ночам, - заговорила девочка нараспев, пристально глядя ему в глаза. – Человек может умереть.
В ее голосе было что-то среднее между ироническим сочувствием и мрачным торжеством, однако она тут же остановила себя – как только он сумеет понять истинное положение дел, то наверняка обратится и попытается разорвать ей горло. Это было крайне нежелательно… ровно как и нежелательно оставлять врага за своей спиной. Она мысленно выругалась таким словом, которое вслух любой женщине произносить было бы верхом неприличия, а уже тем более девочке ее возраста. Перспектива культурной прогулки с оборотнем казалась чем-то абсолютно безумным и нелепым. С другой стороны, он и сам был близок к безумию - оно играло против него.
- Ты тоже не бойся. Я помогу тебе выбраться, если ты просишь меня об этом. – Девица снисходительно улыбнулась, не обнажая зубы, и ткнула незнакомца костлявым пальцем в грудь. – Но я даже не знаю, кто ты и что с тобой произошло. Мне немного неловко.
Она мимолетно подумала – гостей принято приглашать на чай, и если ей удастся сохранить инкогнито… быть может, она проведет его в самую гостеприимную гостиную, к самой гостеприимной женщине на свете. А уж та решит, что с ним делать.
Сложнее всего оказалось подавить нехороший смешок.

Отредактировано Rotkäppchen (2013-02-21 23:18:27)

4

От её слов у мужчины по спине пробежались мурашки. Этот спокойный голос и мрачный взгляд исподлобья совсем не сочетались с тем, какой, по его собственному мнению, должна быть реакция юной особы на встречу посреди леса с полуобнаженным диковатым незнакомцем.
Он облизал пересохшие шершавые губы и попытался развеять тот легкий ужас, что навела на него эта странная девочка, такая хладнокровная и как будто бы бесстрастная. В любом случае, то безумие, что владело им все  время мнимой погони по лесу, начало уступать место рассудку, и, уже в какой-то мере способный мыслить здраво, мужчина предположил, что эта девица – просто дочь или внучка местной деревенской колдуньи, а потому привыкла повергать в страх односельчан своими замашками. Возможно, она даже носит пару защитных амулетов и поэтому так спокойно ходит одна по лесу. Будь у него нюх, он бы вмиг это вычислил, ведь даже заклинания имеют свой запах, всегда легкий, но по-разному неприятный и словно бы застревающий в носу.
В любом случае, не ему, просвещенному горожанину с дикой кровью в жилах, бояться маленькой ведьмы, которой, судя по всему, даже не хватило способностей вычислить в нем волчью породу.
Но вдруг девочка словно бы заметила, что он, похоже, все-таки не из соседней деревушки и откинула тот пробирающий до костей образ.
-  Я помогу тебе выбраться, - сказала она, и мужчине сразу стало в разы легче.
Ему всего и нужно было, что укрыться в чьем-нибудь доме на несколько часов или ночь, а с утра уже выбраться из этого чертового леса и броситься в сторону ближайшего города, где затеряться было куда легче. По домам охотники обычно не ходили. В столице на них за это могли опрокинуть чан с помоями из окна, а простой люд, как правило, не особо любил разбираться в том, что за тройка незнакомых мужиков так требовательно стучится в их дверь, а потому хозяева сразу хватались за вилы.
Мужчина нервно оглянулся на шорох за ближайшей порослью кустарников и почти что умоляюще взглянул на девочку:
- Давай я расскажу тебе обо всем по пути?
Мужчина двинулся вперед по тропинке и вдруг почувствовал  вместе с возрастающей надеждой весь тот холод, что до этого от него скрывал бурлящий в крови адреналин. Тонкие царапины от веток тут же отдались тянущей болью, и мужчина поежился, в мыслях уносясь к горящему очагу, что должен был ждать его в гостях у этой девочки. Но для начала нужно было придумать правдоподобную историю.
- Я торговец, - с некоторым сомнением начал он, но все больше обретая уверенность с каждым словом.- Только пару дней назад закупил товар, и вот вез его в свой город по тракту, как на мой обоз напали разбойники. Они перебили всех моих людей, но тряпки, что лежали в телеге, их не заинтересовали. Возможно, им заплатили за мою жизнь. Пока они обыскивали обоз, я бросился бежать. Кто-то из них погнался за мной. Я боюсь, что они до сих пор ищут меня, - мужчина замолк в надежде, что девочка проглотила его историю.
Оглядев мрачную громаду леса, он тоскливо улыбнулся:
- Зови меня…Вольф.


Вы здесь » 99 дверей » Сказки » Mein Herz brennt