http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. IV: Berlin.


Amen: deadly vortex. IV: Berlin.

Сообщений 31 страница 60 из 84

31

Герштайн не выдержал и рассмеялся. Наблюдать за ними было все равно, что наблюдать за детьми, когда те ссорились.
"- Папа! Папа! Он опять тянет меня за косы!
- Неправда!
- Правда!"

Курт почувствовал легкий укол печали, но это ощущение быстро отступило на задний план.
- Я честный человек, - с притворным возмущением заявил он, - я льстил вам обоим. Но пирог все равно непростительно хорош. Я думаю, что это сгладит международный скандал, - он отпил еще вина.
- А Вы не только льстец, но и обманщик, Господин Вебер! - вдруг провозгласила Фрау Шрекк, - Вы пообещали мне курить!
Герштайну не оставалось ничего, кроме как потянуться за сигаретами.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-09 20:47:01)

32

Фонтана уловил мгновенную перемену настроения Герштайна, даже не глядя на него. Так уж он был устроен - если "настраивался на волну" человека, то практически безошибочно чувствовал все, что с этим человеком происходит.
Он посмотрел на друга и одними глазами улыбнулся - так, чтобы тот понял, что не одинок.
- Это возмутительно, - сообщил он. - Один льстит, другая обижает... Вы меня совсем запутали, уважаемые хозяева!
- А вы скажите еще, что очень страдаете в нашей компании, - отозвалась хозяйка.
- Провоцируете? - воскликнул иезуит. - Это уже не в первый раз! Слушайте, я вернусь из Германии святым - шутка, столько искушений выдержать с честью!

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-09 21:00:33)

33

Герштайн поймал взгляд Рикардо. Темно-карие, почти черные, глаза смотрели тепло и понимающе. Курт понял, чуть заметно кивнул в ответ: "Спасибо".
- А давайте-ка, господа, послушаем музыку, - фрау Шрекк поднялась и подошла к небольшой черной коробке радио, - иногда они транслируют что-то, кроме бесполезной болтовни.
Герштайн откинулся на спинку стула, глубоко затягиваясь. Передавали что-то из старой немецкой симфонии, отдаленно знакомой ему, но невозможной к точному определению. Фрау Шрекк села на свое место, подпевая особым, глубоким голосом, полным интонаций, которые бывают только у людей, проживших очень долгую и не всегда легкую жизнь. Курт сосредоточенно сцепил пальцы в замок, зажав сигарету губами. Именно ради таких, как мужественная фрау Шрекк они делают то, что делают.

34

Фонтана поднялся и отошел к окну. Осенний сад и лес через дорогу, озаренные закатным солнцем, казались сейчас истинным храмом, в тысячи раз прекраснее храма Святого Петра - строже, прекраснее, торжественней и светлее. Он звучал, как незнакомая ему музыка,  он сам был этой музыкой и молитвой, и Рикардо осознал, что когда сделает то, что должен, и мир вернется на эту землю, он забудет о честолюбивых замыслах семьи касательно его будущего, и вернется сюда, в этот ветхий пансион, построит на свои средства где-нибудь неподалеку небольшую церковь и останется здесь навсегда, чтобы быть пастырем этой общине, сыном этой женщине и другом этому мужчине до последнего дня, пока не придет время дать отчет на Суде, в котором нет адвокатов и обвинителей, кроме тебя самого.
И вот тогда ему не будет стыдно за прожитую жизнь.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-10 12:23:28)

35

Герштайн посмотрел на фрау Шрекк, затем поднялся и подошел к Рикардо, стоя на шаг позади, за его спиной. В оконном стекле он видел размытым собственное отражение и небо окрашенное багряно-желтым, подобно глубокой осени, цветом. А еще широкую черную кляксу леса и маленькие точки птиц, улетающих высоко в небо. Тянущее ощущение наполнило его, будто бы он глубоко тосковал по чему-то, но это что-то не было определенным человеком или воспоминанием, или даже местом. Это было всем сразу..

Музыка играла.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-10 12:32:24)

36

Стало теплее - задумавшийся Рикардо не сразу понял, отчего это, потом заметил по отражению в стекле, что Курт стоит за его спиной. Теперь все стало ясно. Он смотрел на отражение, и понимал, что Герштайн не столько видит, сколько ощущает его его взгляд.
Единственный человек в мире, с кем он мог быть по-настоящему честен, кому не стыдился признаться в слабостях и страхах, но не стал бы этого делать - зачем? Курт и так все знает.
Музыка понемногу затихала, хозяйка уже не подпевала ей, а смотрела прямо перед собой, очевидно, о чем-то вспоминая.
- Мне повезло с вами, - тихо сказал молодой человек. - Я обязательно сюда вернусь, как только смогу. Мой дом здесь.

37

Герштайн снова почувствовал предательское жжение в глазах и сморгнул. Между его бровей пролегла морщинка. В этот момент он понял, что никогда не простит себе, если что-то случится с ними. С его женой и детьми, с Рикардо и фрау Шрекк.
Курт легко опустил ладони на плечи Рикардо. Ему припомнилось прошлое Рождество, когда он стоял так, в своем доме, со своим старшим сыном.. мальчик, забравшись на стул, чтобы достать до окна и увидеть крупные снежинки и тонкие узоры инея, и Герштайн позади, придерживая его за плечи.
Куда-то ушло теперь это Рождество... и остались только осень, война и разводы дождя на стеклах.

38

Фонтана немного напрягся - былая настороженность не отпускала. Материнской ласки он не знал с семи лет, а отец... каждый раз, как он подходил к Рикардо, мальчик чувствовал себя некомфортно. Господин Фонтана-старший поздно женился и поздно стал отцом, и возрастные различия между ним и сыном только усугубляли взаимное непонимание. Он был требователен, возможно, не всегда объективен. Он мечтал, чтобы его мальчик, блестяще окончивший иезуитский колледж, продолжил династию, и потому был шокирован, когда узнал о желании сына стать священником - даже угрожал лишить того наследства. Поняв, что юноша этого не страшится, отец проникся к сыну определенным уважением, однако понадобился не один год, чтобы он смирился с тем, что его род угаснет на Рикардо.

Рикардо привык окружать себя чем-то вроде невидимой стены, так что все, кто общался с ним, непроизвольно соблюдали уважительную дистанцию. Однако Герштайну каким-то образом удалось преодолеть этот "зачарованный круг".

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-10 16:21:49)

39

Почувствовав легкое напряжение в позе Рикардо, Герштайн убрал руки, но не отошел. Иногда он забывал, что его друг носит сутану. Кроме того, он немного знал о жизни Рикардо в Италии, могли быть и другие причины. Курт был простым человеком, он никогда не испытывал необходимости менять свою сложившуюся манеру поведение до того, как началась эта война, и если он делал что-то, он никогда не поступал так из неуважения. Скорее, все было по привычке, от корой, с возрастом, уже слишком трудно было избавиться.
    Почувствовав на себе взгляд, Герштайн обернулся. Фрау Шрекк молча смотрела на него, в ее глазах не было враждебности, подозрения или хоть какой-нибудь жесткости, но почему-то Курту показалось, что она все знает о нем. Знает, кто он на самом деле, знает о том, на что он меняет свой костюм утром, отправляясь в город по работе. Знала и не осуждала, потому, что помимо этого, ей было известно что-то еще. Что-то, что было понятно только ей, этой особенной женщине, родившейся в стоящем на отшибе от столицы уголке Германии.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-10 14:49:41)

40

Фонтана едва слышно вздохнул - мол, ничего не поделаешь, привычка. Однако он чувствовал себя виноватым - хотя, по сути, вины за ним не было - и немного почему-то разочарованным. Одновременно с этим понял, что нужно все объяснить Курту, чтобы между ними не было этой недоговоренности, потому что подобные вещи унижают и обесценивают дружбу.
Однако сейчас не время было говорить об этом.
Он резко повернулся на каблуках и, миновав Герштайна, прошел к столу.
- Фрау Шрекк, у вас должен быть семейный альбом, - сказал он первое, что пришло ему в голову. - Можно посмотреть? Я люблю старые фотографии.

41

Если фрау Шрекк и была удивлена просьбой иезуита, то виду не подала.
- Да, кое-что у меня осталось, - она понялась и вышла из комнаты, через несколько минут вернувшись с небольшой деревянной шкатулкой в руках, - я никогда не хранила фото в альбомах. Руки так и не дошли. Все здесь.
Герштайн подошел ближе, когда старушка села за стол. В шкатулке хранились пожелтевшие от времени письма, перевязанные тесемкой, небольшая стопочка снимков, с потрепанными краями и старые украшения. Вероятно, она носила их когда была молода. Может быть одевала на свадьбу или просто, когда выходила из дома и прогуливалась вечером по улицам. Когда фрау Шрекк вытащила фотографии, Курт заметил что ими был прикрыт крошечный сверток с табаком.

42

Рикардо тоже заметил этот сверток. "Точно придется научиться курить, - улыбнулся он  про себя. - Германия - страшная страна, я начал задумываться о таких вещах, которых не одобрит ни один духовник..."
Он бережно взял из рук хозяйки небольшую пожелтевшую фотографию  с загнутыми углами, с наполовину выцветшей надписью, сделанной округлым старательным почерком: "Карлу 4 месяца".
Фрау Шрекк уже тогда была маленькой, совершенно очаровательной светловолосой пышечкой - воплощением радости материнства. Она сидела на гнутом венском стуле и прижимала к себе завернутого в одеяло малыша. ребенок спал, его личико было безмятежно чистым, а счастливая мать улыбалась немного смущенно, как будто хотела сказать - я понимаю. что недостойна такого дара небес, но вот он есть, и это главное.
А вот и отец Карла, герр Рудольф - крупный мужчина с веселым взглядом. В зубах неизменная трубка - сразу видно, от кого унаследовал свою страсть к курению Шрекк-младший.
- А это Карл в деревне у моего отца. В шесть лет он впервые сел на лошадь и так испугался, что земля далеко...
Старые фотографии имеют необъяснимое свойство переносить во времени. Чем дальше уходит время остановившегося мгновения, тем ярче и дороже воспоминания о нем. Рикардо вспомнилась его любимая фотография, с которой впоследствии был написан портрет, ныне висевший в гостиной их дома. На ней мать, еще здоровая и полная сил, обнимала маленького Рикардо, только что наказанного за какую-то провинность. Мальчик хмуро смотрел на фотографа, а мать словно старалась его успокоить, ласково обвивая руками его талию.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-11 12:31:50)

43

Герштайн смотрел на эти снимки, эти старые вещи и думал, что когда-нибудь его дочь тоже достанет их старые фотографии, скрепленные простой резинкой или перевязаные красивой ленточкой. Да, она достанет их из внутреннего ящика стола, сядет в кресло в зале их старого дома и будет показывать фотографии своим детям. Может быть он, Курт, к тому времени, уже упокоится, а может быть будет еще жив и тогда он тоже присядет около нее и посмотрит, чтобы снова вернуться мысленно в эти дни. В эту комнату. В общество своих добрых друзей.
Герштайн мягко улыбнулся. В своих мыслях он видел, что у них есть будущее.

44

Когда фотографии были просмотрены, фрау Шрекк убрала их обратно в шкатулку и сообщила:
- Вы как хотите, молодые люди, а я пойду отдохну. Выпечка пирога меня утомила, особенно с таким бестолковым помощником... - она закатила глаза. - Кстати, Рихард, посуду будете мыть вы - сегодня ваша очередь. Ну, господин Вебер, а вас буду рада видеть в любой день, - она дружески погладила Курта по плечу  и удалилась в свою комнату.

Рикардо взглянул на друга:
- Может, пойдем прогуляемся по лесу? Или ты спешишь?

45

- Нет, спешить мне некуда, - Курт пропустил Рикардо вперед себя и, пожелав хозяйке доброй ночи, спустился по лестнице, следом за иезуитом.
Солнце уже почти село, вечер был наредкость теплым для середины сентября, особенно в сравнении с последними несколькими днями. Герштайн глубоко вдохнул, надеясь сохранить в памяти все запахи этого дня.
- Здесь должно быть очень красиво поздней осенью, - заметил он, глядя на высокие пушистые кроны, - и зимой. ты не был в Германии зимой?

46

- Не был, - Рикардо шел чуть впереди, и говорил с Куртом, слегка повернув голову. - Но буду. В зависимости от того, как пойдут наши дела... Мне часто нужно будет ездить сюда. Благо место уже найдено, - он улыбнулся. - И очень хорошее. Я в самом деле хотел бы после войны остаться здесь. Фрау Шрекк нужен кто-то, кто помогал бы ей. Одной тяжело.

47

- Это было бы хорошо, если бы ты остался с ней, - Герштайн чуть улыбнулся, - она тоскует по семье. По сыну. Это ужасное чувство, жизнь в пустом доме. Я даже в половину не могу представить ее печаль, хотя сам не знаю, как скоро смогу увидеться со своими детьми. - "и смогу ли вообще," - мысленно добавляет он. Его, Герштайна, будущее зависит от его собственного ума и способностей просчитывать наперед. И, конечно, веры. Достаточно ли у него будет веры, чтобы довести все до конца?
Курт поднял глаза к небу.

48

- Ты будешь ее навещать, пока я не вернусь? Хотя бы изредка, - Фонтана остановился рядом с Герштайном. - Просто...пока у нее не появились мои деньги за комнату, она питалась только прошлогодним картофелем и хлебом с маргарином... Соседи иногда приносили какие-то гостинцы, но это не в счет. Я договорился с одной из соседок, что та будет помогать фрау Шрекк по хозяйству, и оставил денег. Но мне все равно будет спокойнее, если я буду знать, что ты о ней не забываешь.

49

Герштайн нахмурился.
- Бог мой, конечно, - он сосредоточенно потер переносицу, - Почему ты не сказал раньше? Я бы передал больше продовольсвия! Ладно. Ладно, я буду приезжать сюда каждую неделю и привозить вам нормальные продукты. И не спорь. А на то время, в которое ты вернешься в Италию, я буду здесь каждый свободный день. Пока фрау Шрекк не выставит меня за дверь. Даю слово.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-10 18:49:02)

50

- Погоди, а просто, без продуктов, ты приезжать можешь? - со смехом спросил Фонтана. - Давайте, усыновляйте меня сразу оба, не мелочитесь... Того, что ты привез, хватит надолго, я кое-чем успел закупиться у соседей. Я думаю, она будет рада видеть тебя просто так - не как поставщика. А обо мне и говорить нечего - я...знаешь, у меня с детства как-то с друзьями не сложилось, так что сейчас наверстываю упущенное.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-11 13:19:15)

51

- Ну, моя жена конечно против четвертого ребенка возражать не будет, но боюсь, что они с фрау Шрекк тебя не поделят, - Герштайн рассмеялся, но почти сразу лицо его вновь стало серьезным.
- Рикардо, - Курт нервным жестом провел ладонью по коротко остриженным волосам, - я беспокоюсь за вас обоих. Возможно, я веду себя не слишком разумно... но иначе просто не получается.

52

- А я беспокоюсь за тебя. Но не упаковываю тебя в чемодан и не везу в Италию, - заметил Рикардо. - Давай так. Ты будешь приезжать тогда, когда сам этого захочешь - пока я здесь. А когда я уеду - раз в неделю. Допустим, я буду звонить фрау Шрекк каждое воскресенье в четыре часа. И если ты в это время будешь у нее... мы сможем говорить. Конечно, открыто я тебе не смогу обо всем рассказывать, но хоть обиняками дам понять, как продвигаются наши дела, - он, поколебавшись, взял Герштайна под руку.

53

Курт тяжело вздохнул и качнул головой. Дружеский жест Рикардо, пусть и неожиданный, все же несколько успокоил его:
- Пусть будет по твоему, - наконец мягко отозвался он, - Но я надеюсь, все таки, что ни ты, ни фрау Шрекк не откажетесь от моей помощи. Все это не выходит у меня из головы. И чем больше проходит времени, тем мрачнее мне кажется будущее..

54

- Не откажемся. Как насчет того, чтобы помочь нам на днях истребить еще один пирог? Обещаю, он будет без пальцев! - Фонтана засмеялся. - Ну перестань, прошу тебя, Курт. За нас не беспокойся. Думай о детях. Свою миссию в Ватикане я исполню. тебе лишь остается снабжать меня документами, быть осторожным и срочно сообщить мне, если возникнет опасность.

55

- С детьми все будет в порядке, за это я не беспокоюсь, ведь с ними отец, - Герштайн поморщился, - я думаю, мне нужно будет попытаться навестить семью. Может быть это успокоит меня.. и я, конечно, помогу вам с пирогом на днях, - он улыбнулся, посмотрев на Рикардо.
- Второе собрание должно произойти в начале или середине следующей недели, как только начальник штаба вернется из Польши. Думаю, что я смогу получить еще какие-то сведения, относительно нынешнего положения дел под Краковом..

56

- Только предупреди заранее, что приедешь. А то и тебя заставят тесто месить, - Рикардо мягко потянул Герштайна за собой. углубляясь в лес. - Далеко заходить не будем, но все же... - он сделался серьезен. - Скажи, есть ли шанс достать копии списков лиц, ответственных за работу лагерей?

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-10 19:45:35)

57

Герштайн сосредоточенно поджал губы:
- Думаю, это возможно, - он неспешно шел рядом с Рикардо, глядя перед собой, - но не могу ничего обещать.. эти документы, разумеется, существуют, но удастся ли мне незаметно сделать копии... боюсь, что у меня нет допуска к информации такого рода, это значительно усложняет ситуацию, но я попытаюсь все таки найти способ скопировать их. Мне нужно будет время.

58

- Время... - грустно заметил Рикардо, - его-то у нас и нет. Там каждый день гибнут новые люди. Вот что - ты будь максимально осторожен, а я попробую добиться результата с тем, что мы уже имеем. Если что - сообщу тебе. Знаешь, мне все же кажется, что понадобится твое присутствие в Ватикане... Так будет убедительней. Хотя бы на день, но нужно будет попробовать вырваться, Курт.

Он шагал по пожухлой траве - сам Герштайн шел по утоптанной дорожке - рядом с человеком, которого увидел четыре дня назад, и ему было хорошо и спокойно. Решение полностью завладело им - решение добиться того, чтобы Папа осудил политику наци, во что бы то ни стоило.

59

- У меня есть старый товарищ в транспортном отделе, - задумчиво произнес Герштайн, - я могу попросить его оформить мне разрешение на выезд в Италию. Максимум на три дня. Обращаться с этой просьбой в транспортный отдел СС я, конечно, не стану, хотя через него можно было бы получить большее количество дней..
Герштайн отвлекся, когда почувствовал, как что-то легко коснулось его лба. Первый опавший лист в этом году.. осень все таки пришла на самом деле.

60

- Пока не думай об этом, - Фонтана на ходу сорвал стебелек травы и принялся его грызть. - Если что - потом вместе решим, как быть в сложившейся ситуации. Для меня главное - сохранить тебя живым и невредимым, причем не только как свидетеля, - он вздохнул. - Чувства делают человека уязвимым, да? И вообще, дружба с информаторами - это... недипломатично как минимум, - он фыркнул. - Меня необходимо признать непригодным к этой должности.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. IV: Berlin.