http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Отблески Этерны » Когда нет моря снаружи, всегда есть море внутри…


Когда нет моря снаружи, всегда есть море внутри…

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Фандом: "Отблески Этерны"
Жанр: что нас ждет — море хранит молчание…
Рейтинг: моя бергерская половина стыдливо выводит R, а марикьярская кричит:" Мой альмиранте, вы — единственное море, в котором мой инстинкт самосохранения равен нулю… (с)" и смело ставит NC-18.
Персонажи: Рамон Альмейда/Ротгер Вальдес, "Астэра"/"Франциск Великий" (тут я сверху, альмиранте!xD)
Пожелания к игре: приват, но если сильно хочется... делайте добро и бросайте его в воду. (Адрес: Хексберг, до востребования).
Краткое описание временного промежутка:
Время относительно мирное. Разведывательные рейды, долгие разговоры, обсуждение возможных кампаний.
Начало игры:
— Но он как-то наткнулся на камень преткновения всех мужчин.
— Что это за камень?
— Море!
— Алгебра!
— Дихотомия добра и зла!
— Бабы... (с)

Отредактировано Ротгер Вальдес (2013-03-06 22:05:01)

2

- Пойдем с нами, потанцуем, только ветер и звезды... и танец. Забудь обо всем. Позови...
Жаркие, жадные, от них не отмахнуться и не скрыться, но, что хуже всего, невозможно спрятать то, о чем сам еще не подозреваешь, то, что терзает подсознание вот уже третий месяц. Ненормальные желания, дурацкие образы, и огонь по венам. Каждый раз, когда входишь в порт.
Он хохочет, последнее время громче, чем обычно, и сам не узнает свой смех, безжалостный, дерзкий, горький.
Ведьмы сердятся, им не нравится то, что происходит с ним. Ему бы и самому разобраться в себе, но страшно, противно, липко и до одури страшно. И он больше не поднимается на вершину горы, ночует на "Астэре", а днем слоняется по форту, злой и не выспавшийся.
- Мы знаем, чего... кого ты хочешь.
Наглая кэцхен щурится, подбирая ноги под себя, устраиваясь на подоконнике, в этот раз он решил провести ночь на берегу, и уже успел пожалеть об этом. Стройная крылатая фигурка растворяется в легком мареве, Ротгер закрывает глаза, отмахиваясь, но не успевает отвернуться.
- Сколько ночей ты уже не спишь, Вальдес?
Бешеный замер, чувствуя, как по позвоночнику прошел ледяной холодок, а в висках ухнуло, как будто по голове огрели веслом. Голос ночного гостя, чуть хриплый, непривычно тихий, но к сожалению, такой узнаваемый, вышиб из головы все мысли, оставив только панику и ужас.
- Нет! Я не...
Шелестящее серебро колокольчиков и веселый грудной смех.
Вальдес рывком сел на постели и обернулся к окну. В выстуженную ночным холодом ворвался порыв ледяного ветра. На подоконнике никого не было.

- Рей Вальдес, - Берто ввалился к вице-адмиралу без предупреждения, как часто делал в последнее время. На лице юного Салины сияла блаженная улыбка. Оно и понятно, мелкий ызаржонок-то спал всю ночь, его кошмары в виде полуголого начальства не терзали. - Рей Вальдес, вас альмиранте зовет.
Альмейде лень что ли пацана научить докладывать по форме? Ну, лень, наверное, а он что, крайний? Капитан "Астэры" прикрыл ладонью глаза, но попытка избавиться от яркого солнечного света оказалась заранее обреченной на провал. Полдень, невероятно, но факт: он проспал.
- Шестнадцать кошек тебе в ночной горшок, Берто, - Вальдес зарылся под одеяло с головой, поджав колени к животу. Вот так, спать, дальше спать, пусть все катиться в Закат. - Чего ему?
- Не знаю, - пожал плечами порученец адмирала и, нет, чтобы уйти, поперся через всю комнату и прикрыл окно. - Холодно у вас.
Одеяло глухо зарычало. Не уйдет же, будет, как та дурная чайка, клевать, пока не добьется своего. Чего-чего, а ослиного упрямства и добросовестности у дальних родичей соберано в избытке.
- Иду. Передай своему ненаглядному альмиранте, пусть устилает ложе лепестками роз и зажигает свечи. Дай только в порядок себя приведу.

Мелкая копия Хулио привязалась, как репейник, пришлось умываться и переодеваться при нем, а потом еще и тащиться через весь Хексберг, слушая трескотню Берто. Главное - напялить на рожу кривую нагловатую ухмылочку, а там можно думать о своем., хотя, как раз этого делать не хотелось совсем.
- Я попросил рея Альмейду, чтобы он разрешил мне отправиться в следующий рейд. Он пообещал. Здорово! Это уже послезавтра. Не могу дождаться, засиделись мы на суше, - тоном бывалого морского волка вещал Альберто, не замечая, как хмурый, как сыч, Бешеный пытается изобразить на лице привычную для жителей Хексберга вальдесовскую улыбку. Судя по лицам встречных прохожих, зрелище выходило жутковатое.
Рейд! Вот оно, решение всех проблем. Он уйдет в рейд на два месяца, и все проблемы исчезнут сами собой. И девочки, и он забудут об этих ужасных последних месяцах, а Рамон... а Рамон ни о чем и не догадывается. Главное - выйти в море. Интересно, что Альмейда от него хочет? Они же еще неделю назад все решили. Новости от соберано? Вряд ли.
У двери в рабочий кабинет Альмейды Бешеный остановился, тряхнул растрепанными волосами и весь подобрался, словно леопард, почуявший добычу.
- Брысь отсюда, - негромким шепотом, чтобы услышал только Берто. - Я сам о себе доложу.
- Но...
- Катись к кошкам! Еще одно слово - в рейд пойдешь только во сне.

Мелкого как ветром сдуло, а Вальдес обогатился еще одним убийственным аргументом.
Дверь резко распахнулась, то ли от удара ногой, то ли от толчка плечом, не понятно, и Вальдес в своей обычной манере с широкой улыбкой на наглой роже ввалился в кабинет адмирала и плюхнулся на край стола, устроив свою вице-адмиральскую задницу аккурат на разложенных поверх бумаг навигационных картах.
- Соскучился? - мурлыкнул Бешеный и только когда встретился взглядом с ледяным омутом черных глаз Альмейды, понял, что происходит что-то не то. Обернулся и стек со стола так же ловко, как и взобрался. В кресле у окна сидела молодая женщина. Вальдес отвесил гостье галантный поклон. - Эреа, прошу меня простить, я не знал, что у адмирала гости.
Теперь он точно ничего не понимал.

Отредактировано Ротгер Вальдес (2013-03-06 22:13:02)

3

Если Адмирал и был недоволен поведением своего друга-подчинённого, то ничем этого не выдал. Так же, как и не выдавал беспокойства, одолевавшего его уже второй месяц. Скорее всего, Вальдес полагал что то, что с ним происходит не очевидно для всех окружающих, иначе бы не пытался так усердно скроить хорошую мину при плохой игре. Но для Рамона однозначно было бы лучше, если бы его вице-адмирал бросался на людей, ругался и надирался в хлам, по крайней мере тогда было бы понятно, что у него на душе, нежели так, как Вальдес вёл себя сейчас.  Веселая улыбка больше походила на оскал хищника, а поистине звериная тоска, затаившаяся  в глубине обычно тёплых глаз заставляла что-то внутри тревожно ныть.
Чаще адмирал знал это чувство, как чутье, и доверял ему не менее, нежели опыту. Сейчас и то, и другое, вовсю трезвонили о беде. Знать бы еще, о какой конкретно и связано ли это только со странным состоянием Бешеного, или все дело в незнакомке, пришедшей сегодня утром с в высшей мере странной просьбой.

- Сядь, - он кивнул на второе кресло у своего стола. "Не мельтеши."
- Эрэа Джулия, позвольте представить. Ротгер Вальдес, вице-адмирал флота Талига, мой ближайший помощник. В деле, о котором вы просили, он - единственный, кому я могу доверять. "Значит, и вам придется."

Умение говорить больше озвученного было одной из ярких черт адмирала. И, безусловно, любимых подчинёнными. Рано или поздно люди, общающиеся с Альмейдой, начинали понимать кое-что без слов и иногда проговаривать вслух какие-то мысли и вовсе не было необходимости. Одним из таких людей был Бешеный, пожалуй, попади они вместе на необитаемый остров, адмирал и вовсе разучился бы говорить. По крайней мере иногда ему так казалось.

- Рэй Вальдес, эрэа Джулия принесла странные известия, - наедине они могли позволить себе что угодно, но при благородной даме лучше соблюдать хотя бы поверхностные нормы этикета. "А за задницу на моих картах ты получишь отдельно." - Ее брат, выходя в море с увеселительными прогулками несколько раз видел корабли, по описанию не похожие ни на одно из известных ему судов. На попытки вступить с ними в переговоры капитаны незнакомых посудин не отзывались, при попытке приблизиться - набирали  полный ход прочь. Эрэа утверждает, что это не первая такая встреча, и кое-кто из местных рыбаков рассказывал похожую историю, хотя я не придавал их болтовне значения.. - Небольшая морщинка, на миг возникшая меж бровей яснее ясного говорила о досаде, скользнувшей в мыслях альмиранте. "Вот и не верь после этого в байки о корабле-призраке".
- В любом случае, эту информацию нужно проверить, выйти в море, найти наших гостей и уточнить у них, какими ветрами их занесло к нашему берегу. Подобное поведение мало похоже на добрососедское. Я уже отправил своих людей в Эйнрехт, разузнать обстановку в Дриксен. Возможно, ветер дует оттуда.
- Рэй Альмейда, - девушка изящно поднялась, в два шага подходя почти вплотную к столу и прижимая руки к груди. Адмирал мгновенно оказался на ногах. - Я очень переживаю за брата. Он.. так безрассуден, а эти незнакомцы.. кто знает, чем может закончиться попытка сблизиться с ними. Это море.. Прошу вас, нет, умоляю.. взяться за это дело как можно скорее, если, разумеется, обстоятельства тому благоприятствуют. - Джулия бросила умоляющий взгляд на Вальдеса. Тонкая, изящная, она была по-своему красива и беззащитна, вызывая желание ринуться в море сию же секунду, но сначала накинуть на точёные плечи теплый плащ.

4

Если вице-адмирал и был удивлен, это не отразилось ни на бесшабашно-веселой улыбке, не сходящей с его лица, ни на шальном взгляде темных, как морская бездна, глаз. Вальдес подскочил с места едва ли не раньше самого адмирала.
- Эреа! - Низкий поклон сделал бы честь любому придворному. - Вы правильно сделали, когда решили обратиться к адмиралу Альмейде. Уверяю вас, он с легкостью разберется с этими незванными гостями и сделает все возможное, чтобы не дать вашему брату попасть в неприятности. - Бешеный подошел к девушке вплотную, взял изящную ручку и поднес к губам. - Я лично отправлюсь в разведывательный рейд.
Сейчас он был благодарен этой тонкой изящной красавице за так удачно подвернувшуюся возможность смыться с адмиральских глаз на неопределенное время. Раз Альмейда его вызвал, значит, хочет отправить на охоту "Астэру" и ее капитана. Разумно, кому еще гоняться за призраком, как не закатной твари? В груди приятно защемило, мысли разом опустели, как будто начался отлив, он больше не думал о ночном кошмаре, о наваждении, подсунутом коварными кэцхен, его глаза уже смотрели за горизонт, а в ушах стоял серебряным перезвон колокольчиков, едва слышный из-за раскатистого рева волн и ветра.
Джулия едва заметно улыбнулась и подняла на вице-адмирала полный благодарности влажный взгляд.
- Рэй Вальдес, я вам так признательна! Вы всегда будете желанным гостем в нашем доме. Вы и адмирал Альмейда, разумеется.
Долгий заинтересованный взгляд в сторону командующего флотом. Нет, он не хочет, чтобы она оставалась наедине с Альмейдой, но еще больше не хочет оставаться наедине с ним сам. Пока получалось успешно игнорировать тяжелый взгляды, которые бросал на своего офицера адмирал марикьярского флота, но в этом случае, обстоятельства были на стороне Вальдеса. В конце концов, Альмейда не девица, чтобы ему руки целовать, а правила хорошего тона требуют сначала уделить внимание даме, и только потом начальству.
Ротгер и уделял. Как мог. Наверное, дядюшка назвал бы его наглым и назойливым, но Вейзеля здесь не было.
- Эрэа, рэй Салина вас проводит, - он даже умудрился отбуксировать девицу от стола к двери двери, осталось сплавить ее Берто, распрощаться с, теперь он уже это осознавал, в прямом смысле слова любимым начальством и вперед, на "Астэру"! - Берто, проводи даму.
Появившийся на пороге мелкий засранец отвесил девице галантный поклон и уставился на нее горячим восхищенным взглядом.
"Вылитый Хулио в юности..."
Когда посетительница удалилась в сопровождении Берто, Вальдес замер у самой двери, позволяя себе секунду передышки, после чего резко развернулся на каблуках и шало улыбнулся.
- Ну, я пошел, то есть поплыл, мой альмиранте? "Астэра" готова, хоть сейчас выходи в море. Привезти вам морскую звезду или ежа? Вы только скажите! Жемчуг не предлагаю, вы ж не дама.

5

"Не мельтеши."
Адмирал нахмурился, легко потерев лоб кончиками пальцев. Он не хотел признавать, что вся эта история беспокоит его  больше, чем следовало бы и чем  того хотелось. Возможно, причиной беспокойству было также странное поведение Вальдеса, словно бы мечтающего оказаться как можно дальше от своего альмиранте. Раньше Рамон подобного за подчинённым не замечал.
- Я пойду  тобой. "На "Астэру" и дальше. В море."
"Не обсуждается."
По непримиримому и несколько изумленному взгляду Вальдеса Альмейда понял - сейчас будет обсуждаться, да еще как. Однако не это его смутило, а еще что-то, что он заметил в на миг мелькнувшем выражении лица своего вице-адмирала. Отчаяние? Тоска? Чужой побери, что это? Ротгер никогда не отчаивался. И уж точно никогда не тосковал.
Адмирал жестом велел пока помолчать.
Желание не спускать с Ротгера глаз было все крепче. Если что-то случится.. что-то, что Альмейда пропустит так же, как проворонил рассказы рыбаков, то он потеряет не только лучшего капитана и вице-адмирала. И не только друга.
Размышлять на эту тему не хотелось и Рамон  мрачно вскинул взгляд черных глаз на замершего у двери Вальдеса. Он разберется, что происходит с любимчиком кэцхен, или не быть ему больше адмиралом флота Талига!
- Мы пойдём на "Астэре", флагман слишком узнаваем, да и не про него эта рыбалка. А Закатная тварь - как раз то, что нужно. "Чтобы напугать. Или запугать. И догнать."  - Бросив отрешенный взгляд за окно, Альмейда нашел свернутый парус над изящным, хищным корпусом и едва заметно улыбнулся. - Я поплыву не как адмирал. Потому с собой из своих людей никого не беру. Надо разобраться с этой загадкой.

6

Мысленно взвыв и побившись бедовой головой о борт любимой "Астэры", Вальдес с недоверием уставился на свихнувшееся начальство. Какая блоха укусила Альмейду? Раньше он не рвался сопровождать своих вице-адмиралов в каждый рейд.
Нет, он, конечно, понимал, что сидеть в адмиралтействе сутки напролет - удовольствия мало, тут кто хочешь в море удерет, прыгнет на ближайшее корыто, и только и видели. Но это кто угодно, а не Рамон Альмейда. Иначе он никогда бы не стал Первым адмиралом Талига и командующим марикьярского флота.
Пойдет не как адмирал? А как кто? Что бы там Рамон не говорил, он именно, что адмирал, а поэтому автоматически принимает командование на себя, на каком бы корабле не находился.
А Вальдес, Вальдес в этом рейде будет блондинкой, раз уж Аларкона оставляют на суше. Не будь Филипп капитаном-командором флагмана, он бы давно командовал авангардом или арьергардом. Но он упорно предпочитал оставаться под непосредственным командованием Альмейды, чем доводил Вальдеса до трясучки и изобретения таких изысканнейших издевательств, которых до него не удостаивался еще никто. Считалось, что так достать Бешеного дано не каждому смертному.
Обычно Альмейда смотрел на эти петушиные бои сквозь пальцы, чаще всего в прямом смысле слова, но не вмешивался, пока однажды по пьяни Вальдес не написал на борту флагмана "Осторожно! Блондинка за рулем!" Тогда они с Аларконом знатно отмутузили друг друга, а о разговоре с адмиралом Бешеный предпочитал не вспоминать и по сей день.
Короче говоря, нечего тут предаваться ностальгическим воспоминаниям, пора срочно отговаривать Альмейду от задуманного им мероприятия. Натыкаться на собственном корабле на двухметровое начальство Вальдес не горел желанием, особенно сейчас, когда стремился от этого самого начальства избавиться хотя бы на пару дней.
На отсутствие фантазии Ротгер никогда не жаловался.
Бешеный озабоченно тряхнул волосами, наклонил голову и попер на амбразуры.
- Альмиранте, - Вальдес в два шага оказался перед столом Альмейды, уперся ладонями о край и, глядя на Рамона честными преданными глазами, проникновенным голосом начал. - Зачем вам это? Разве вы мне не доверяете? Вы думаете, я не справлюсь? - искренняя обида в голосе Бешеного была способна растопить любое сердце и вызвать такие муки совести, избавлением от которых стало бы немедленное разрешение валить обиженному Вальдесу как можно быстрей и дальше. - Кроме того, вы забываете, "Астэра"- это не ваш "Франциск", там нет привычных вам удобств. Там нет Филиппа, в конце концов, - тоном "На борту моей красотки нянек нет" продолжал увещевать Бешеный. - Я могу вам назвать кучу причин, по которым вам следует отказаться от этой бредовой идеи.
Спокойный взгляд черных глаз не смутил Бешеного. И он вдохновенно продолжил.
- Во-первых, мой альмиранте, вы не привыкли к северным морям, вы же чистокровный марикьяре, а ветры сейчас возле Хексберг ледяные. Что будет, если вы замерзнете и заболеете? Во-вторых, я завел кота, и он привык спать в моей каюте, той самой, которую вы займете, если пойдете со мной в рейд. А вдруг у вас на кошачью шерсть аллергия? - Бешеный в порыве энтузиазма снова оседлал адмиральский стол и вдохновенно продолжил загибать пальцы. - В-третьих, вы же знаете, как я не люблю убирать в своем доме? Вы уверены, что морально готовы провести хотя бы одну ночь в моей каюте?
Мысли о том, что Рамон будет спать в его постели, Вальдес старательно от себя гнал.
Вообще спорить с Альмейдой было так же безопасно, как например, участвовать в корриде. Не каждый отважится, но Бешеного было не остановить. В конце концов, всегда оставался шанс, что он просто доведет Рамона до ручки, тот наорет на него и вышвырнет в рейд, как уже бывало, и не раз.

7

- Немедленно прекрати! - оказавшись на ногах, Рамон хлопнул ладонями по столу, рядом с бедром рассевшегося на столешнице вице-адмирала, так, что тот, кажется, подпрыгнул. Вместе с чернильницей, картами и ценными бумагами. Несмотря на то, что альмиранте повысил голос всего на пол тона, стекла в кабинете ощутимо звякнули, а с крыши ратуши напротив адмиралтейства сорвалась прочь стайка птиц.
- Да ты совсем голову потерял! Доплясался со своими девками! Какая, к закатным тварям, аллергия?! Какие еще северные ветра?! И каким, кошки тебя подери, удобствам, я по-твоему привык?! - речь взбешенного Альмейды походила на разъярённый рык всех упомянутых закатных тварей одновременно. Оказалось, стоило ему только встать на ноги, как уже отлично получилось нависнуть над издевающимся подчинённым, который, вкупе со столом, вдруг стал мелким, хрупким и легко ломаемым.
- Значит, мои идеи уже считаются бредом, так?.. - Рамон сбавил тон, но от злого, почти спокойного голоса повеяло вдруг ледяным холодом. - Возможно, мне стоит сложить полномочия адмирала флота Талига и податься в отставку? Завести себе домик в деревне, жену, кучу ребятишек и корову?.. - Черные глаза прищурились; оказавшись вдруг почти вплотную к Вальдесу, адмирал пытливо вглядывался в лицо друга, силясь понять, сколько зерен правды в этом потоке отговорок. И что же, Леворукий возьми, скрывает от него Ротгер.
- Я тебе сейчас устрою такую моральную неготовность - до конца твоих дней икать будешь! А ну хватит зубы скалить! Нале-во! Шагом марш на "Астэру", порядок наводить! Я не потерплю помойки в каюте своего вице-адмирала! И предупреди людей. Все. - К последнему слову уже было ясно, что гроза, если не миновала, то чуть притихла, готовая вернуться в любой момент, и уже куда более страшная, чем то, что только что громыхало. Альмейда отстранился, уперев ладони в бёдра и немигающим взглядом разъярённой кобры уставился на Вальдеса, словно подозревая, что тот решит продолжить жалкое сопротивление приказам начальства и не решаясь поверить в эту мысль.

8

- Какую корову? - как всегда Вальдес услышал только то, что захотел. - Зачем жену? - уже обиженно, сделав большие удивленные глаза. И, наконец, возмущенно: - У меня не помойка! Рамон... альмиранте, не надо кричать, - Вальдеса смыло со стола, как отливной волной морскую звезду с пляжа. - Так точно, мой альмиранте! Все будет сделано в кратчайшие сроки.

Продолжая скалиться во весь рот, любимец кэцхен щелкнул каблуками и вылетел из кабинета начальства, на ходу срывая с шеи платок и повязывая его на голову, чтобы убрать волосы.
По пути в порт Ротгер встретил младшего Салину. Теньент блаженно щурил карие глаза весеннему солнышку и, судя по всему, не сильно торопился возвращаться в адмиралтейство. Глаза вице-адмирала недобро сузились, но Берто ничего не заметил, рассеянно глазея по сторонам. И Вальдес даже, кажется, догадывался о причине этой странной задумчивости. Прекрасная дора Джулия была необычайно хороша собой. Если бы не недавнее осознание собственной голодной влюбленности в двухметровую бессердечную заразу, которую соберано назначил Первым адмиралом, Ротгер бы и сам с удовольствием проводил очаровательную брюнетку до дома и утешал бы до тех пор, пока ее обеспокоенность не сменится удовлетворенной усталостью. Но сейчас ни одна женщина не могла заинтересовать Ротгера, он видел только море и Рамона.
- Берто, - мурлыкнул на ухо мальчишке Вальдес, кокетливо подхватывая его под локоток и разворачивая в сторону порта. - Помнится, ты говорил, что Альмейда разрешил тебе отправиться в следующий рейд. Так вот, я тебя обрадую, твое желание исполнится уже сегодня. Так что топай на "Астэру" и передай, чтобы надраили все до блеска, у них два часа. За уборкой капитанской каюты проследишь лично, договорились? - вице-адмирал по-братски нежно обнял нервно косящегося на него карим глазом Салину и счастливо выдохнул прямо на ухо. - Приказ альмиранте. Особый. Ну, ты понимаешь...
И подмигнув обалдевшему от услышанного и покрасневшему, как вареный рак, порученцу адмирала, унесся в противоположную порту сторону.
На "Астэру" капитан поднялся ровно спустя два часа.
- Все готово, капитан, - старший помощник Басти обеспокоенно заглядывал за спину Вальдеса, как будто тот прятал там Альмейду. - А это правда, что адмирал...., ну... с нами...?
- С вами - не знаю, - честно ответил Ротгер, склонив голову к плечу и улыбаясь каким-то своим мыслям. -  А со мной - очень надеюсь. Все, молодцы, постарались. А где Берто?
- Я здесь! - раздалось откуда-то сверху. Мальчишка скакал по вантам, что твоя мартышка. И правда, засиделся на берегу.
Вальдес задрал голову, сложил ладонь лодочкой и прикрыл глаза, чтобы не слепило солнце.
- Спускайся, Берто. И доложи альмиранте, что "Астэра" готова к отплытию. Сейчас только красную дорожку по трапу расстелю...
- Так точно! - На лице теньента сверкала широкая шальная улыбка, ничем не уступающая улыбке Бешеного. - Красную - это хорошо, красный альмиранте любит.
Матросы, слышавшие разговор офицеров, громко заржали. Настроение у команды резко улучшилось. В море хотели все.
- Басти, - капризно протянул Бешеный, дергая помощника за рукав куртки. - Ну, Басти, как же я без белого парика?
- А на кой вам белый парик, капитан? - хитро прищурился довольный, как объевшийся мышей закатный кот, помощник.
- Ну как же! - Вальдес сделал большие глаза. - Альмейда плывет с нами, Филиппа мы оставляем на берегу. А альмиранте привык видеть у штурвала прекрасную блондинку...
Ротгер притворно надулся и издал душераздирающий вздох.
- А придется лицезреть Закатную Тварь, к тому же Бешеную, - припечатал помощник, едва сдерживая хохот. - Не дрейфите, капитан, море, оно больше брюнеток любит. Слово марикьяре. Так что пошлите всех блондинок к кошкам.
Вальдес неожиданно серьезно улыбнулся и хлопнул Басти по плечу.
А через секунду раздалась команда:
- Поднять райос! Пусть знают, в чьи воды полезли. Эномбредастрапэ!

9

- Без красных дорожек вполне можно обойтись, - неожиданно вкрадчиво прозвучало за спиной Вальдеса. Если Бешеный думал, что только он способен на сумасшедшие выходки и розыгрыши, то он глубоко ошибался. Рамон Альмейда, выпрямленный во весь свой немалый рост, возвышался за плечом своего вице-адмирала, одетый, словно простой матрос. Удобные штаны, высокие сапоги с плотно прилегающим голенищем, просторная рубаха, не стесняющая движений. Никаких знаков отличия, мундиров и прочей адмиральской атрибутики. Да и проблематично было бы с ними подниматься на борт по якорной цепи.
Да, да, именно так - адмирал подозревал, что из его поднятия на борт Вальдес устроит целую церемонию, а его верная команда и рада - подхватит, и в итоге никакой тебе секретности, весь порт в курсе о том, где сейчас адмирал и куда направляется... Оттого, да и еще по нескольким причинам, почти сразу после ухода помощника, он отдал все необходимые распоряжения, переоделся и выскочил, подзывая дежурных теньетов.
Наверное, у них были такие же лица, как сейчас у команды Вальдеса, внезапно обнаружившей на борту собственного корабля альмиранте, только что покинувшего каюту капитана, когда он изложил им суть своего приказа. Ещё бы - подвезти командира на лодке к "Закатной Твари", а потом  с отвисшими челюстями наблюдать, как легко перебирая руками по цепи, а ногами - по полированному чистому борту, Рамон Альмейда, словно какой-то вор, добирается до окна каюты и с неожиданной гибкостью проскальзывает внутрь.
Но адмирал не был бы собой, если бы не мог взойти на корабль. И абсолютно не важно как именно он это сделает.

Эффект того стоил. Вальдес, кажется, даже вздрогнул ("Ага! Не ожидал своего альмиранте со спины, да?"), плечи закаменели. Прочая команда так вообще на миг лишилась дара речи, а Альмейда вовсю наслаждался произведенным эффектом. Не каждый день команда "Астэры" умудряется прохлопать появление на борту не просто лишней персоны, но еще и персоны такой важности!..

10

Вопреки сложившемуся мнению, что он будет смеяться и в Закате, Вальдес не всегда был настолько весел и беззаботен, как казалось на первый взгляд. Привычка любые трудности, страхи, неуверенность маскировать улыбкой укоренилась еще с детства, когда дядюшка Курт отчитывал нашалившего племянника, а тетушка Юлианна, сетуя на сумасшедшую бестию, оставленную на ее попечение любимой сестрой, натирала лечебными настойками ссадины и порезы. Ротгеру было больно, обидно и стыдно, но он прекрасно понимал, что супруги Вейзель искренне привязаны к нему и беспокойство их настоящее, не напускное. Что такое терять близких он знал не понаслышке, поэтому улыбкой и звонким смехом старался развеять их тревоги и убедить, что не случилось ничего страшного.
Но иногда ему казалось, что эта игра рано или поздно сыграет с ним дурную шутку. Так и случилось. Его перестали воспринимать всерьез, привыкли видеть хитрый прищур черных глаз, растянутые в шальной улыбке губы, слушать громкий заразительный смех, в котором не было ни боли, ни горечи, ни раскаяния.
Маска оказалась не просто удобной, она срослась с кожей и стала еще более реальной, чем его истинное я.
Но иногда сильно хотелось закрыть ладонями лицо и отгородиться от остального мира. И смеяться только для себя. И для него...
- Альмиранте! - Вальдес пришел в себя не сразу, с лица еще не сошло выражение восхищенного удивления и неверия, по-детски искреннего и неподдельного. Нельзя так смотреть на своего адмирала, Бешеный, нельзя, другие увидят, сам Рамон тоже не идиот, два и два сложить в состоянии. Команда вытянулась, как по струнке, рожи довольные, ну еще бы: их адмирал только что проник на корабль, как какой-то помешанный удравший из дома на поиски приключений мальчишка.
- По местам! Отдать швартовы! Поднять паруса.
Выкрикивая знакомые команды, Бешеный пришел в себя и стоило "Астэре" покинуть порт, схватил Альмейду за руку и на глазах всей команды поволок в каюту выяснять отношения. Дверь капитан "Закатной твари" предусмотрительно запирать не стал, всегда надо готовить пути отступления заранее, этому его еще дядюшка научил.
- Вина? - Вальдес подтолкнул начальство к столу и тряхнул растрепанными волосами, как будто отгоняя какие-то свои мысли. - Или попозже? Альмиранте, вы мне объясните, что происходит? Все-таки это мой корабль, и я, как его капитан, должен быть в курсе того, что происходит с моим адмиралом. Что на вас, простите, нашло? Вырядились, как пират, тайком пробрались на борт. Нет, - вице-адмирал сделал большие глаза и замахал руками. - Не то чтобы я не оценил ваше оригинальное появление,я оценил. Но это меня и тревожит. Вы, - Вальдес отошел к столу и присел на его край, - та себя не ведете, вам нельзя, вы же адмирал.
Желание подойти вплотную и положить ладони на широкие плечи резануло болезненной тяжестью в паху. Похоже, и правда придется держать дистанцию. Пальцы Бешеного впились в край стола с такой силой, что побелели костяшки.

11

- Ты меня еще поучи быть адмиралом, - спокойно сказал Альмейда, подходя к столу и самостоятельно наливая себе вина. Обманчиво-спокойно, нужно сказать. Ротгер нарывался сегодня весь день, и Рамон даже представить боялся, что будет, когда вице-адмирал его все-таки доведет. Еще одна причина, заставляющая беспокойство, одолевавшее Рамона уже не первый день усилиться.
- Происходит то, что мне пришлось подниматься на борт тайно, чтоб ты не устроил из этого скромного действа мистерию, достойную дочерей кесаря Фомы. Или вознесения святого Алана к Создателю, что вероятнее. Я не хочу, чтобы кто-то лишний в порту знал о том, где я и чем занят. И уж подавно я не думал о том, что это придется объяснять, и, более того, что мой вице-адмирал потребует объяснений. - Тяжелый взгляд должен был припечатать Вальдеса к столешнице, и, судя по всему, таки припечатал.  Адмирал пригубил вино, и подошел ближе, так же тяжело и пытливо всматриваясь в лицо подчинённого.
- Но раз уж мы заговорили об объяснениях, я считаю себя вправе потребовать встречной откровенности. Ротгер, что с тобой происходит? В последнее время ты сам не свой. Может, кому-то и простительно этого не заметить, но не мне. Что тебя беспокоит? - адмирал замер напротив друга, скрестив руки на груди и глядя в упор сверху вниз, пресекая все возможные попытки побега. Было ясно, что стоит Вальдесу дернуться в любую из сторон, он будет молниеносно изловлен за шиворот и водворен обратно, а подозрения Альмейды только укрепятся.

12

- А что со мной? Со мной все отлично.
Еще немного, и он отломит порядочный кусок от столешницы. Взгляд Альмейды намертво приварил задницу вице-адмирала к столу, адмирал как будто забыл те многочисленные случаи, когда он криками и подзатыльниками сгонял подчиненного с этого предмета мебели, но Вальдеса эта маленькая победа почему-то не радовала.
- Я никому не говорил, что вы идете в рейд с "Астэрой", альмиранте, - обиженно протянул Ротгер, ища пути к отступлению, - только команде, но они все равно бы об этом узнали. А почему вы не хотите, чтобы кто-то знал?
Любопытство пересилило.
Альмейда никогда прежде не выкидывал подобных финтов, по крайней мере с того раза, когда они с соберано угнали "Коммаристу". Марикьяре был сдержан, целеустремлен и серьезен, по крайней мере большую часть времени. Но сам Вальдес видел в этих изменениях только "затишье перед бурей". Темперамент альмиранте был сродни спящему вулкану. Величественный и прекрасный в своей уснувшей ярости и мощи, он в любой момент мог проснуться, и тогда... короче говоря, Вальдесу хотелось оказаться как можно дальше от этого взрывоопасного чудовища.
Осторожно улыбнувшись, Ротгер попытался разрядить атмосферу и поспешно отодвинулся от начальства подальше, Альмейда, видимо, забывшись, подошел слишком близко, стоило протянуть руку, и он смог бы коснуться широкой груди. Завязки рубашки были развязаны, нашейный платок съехал в сторону, и  теперь Вальдес мог беспрепятственно любоваться великолепной мускулатурой идеального торса адмирала Талига. Этого еще не хватало. И так весь рейд?
- Эээ, альмиранте, наверное, мне стоит подняться на мостик. Кто-то же должен командовать  кораблем.
Что угодно, только бы избежать расспросов.

13

- Капитан у тебя есть? Вот пусть он командует. Тем более, мы еще от причала не отошли, тут если кого воевать, то только медуз, - отмахнулся Альмейда, буравя взглядом подчинённого. Ротгер явно уходил от ответа. И это напрягало еще больше. Что там у него? Какие-то тайны? От своего адмирала.. друга? Личные тайны?
Рамон чуть нахмурился, пытаясь припомнить хоть что-то, о чем ему Вальдес заведомо не мог рассказать. По всему выходило, что такого быть не могло, а значит, если есть какие-то тайны, то, непременно, нехорошие.
- И ты мне зубы не заговаривай! Я тебе вопрос задал, - адмирал надвинулся на подчинённого еще ближе, буквально нависнув над ним, заставляя вжаться в стол.
И надо ж было в этот момент заглянуть какому-то теньету!..
Молодой человек постучал, а неплотно прикрытая дверь возьми, и распахнись, являя бледного офицера, нерешительно замершего на пороге. Тот, видимо, решил, раз уж такая оказия времени не терять и, вытянувшись по струнке, проговорил.
- Прошу меня простить! Адмирал Альмейда, вице-адмирал Вальдес. Вас ждут на мостике. - Парнишка замялся, так, словно не знал, что такое докладывать по форме, но Рамон не стал делать ему замечание, только зыркнул на откинувшегося помощника и отступил от стола. Что там у них?! Потерялись?

Странно, казалось бы, как можно разминуться на небольшом, в общем-то, относительно того же Хексберга, судне? Но Рамону и Ротгеру это удавалось. Альмейда ходил по кораблю, с удовольствием рассматривая ладно и аккуратно уложенные снасти, касаясь полированных тёплых бортов, то и дело раздавая указания подбегающим теньетам. И за все время он практически ни разу не встретил Вальдеса. Кажется, вице-адмирал избегал его.
Долго так продолжаться не могло.
"Астэра" весь день патрулировала прибрежные воды, только с наступлением темноты отойдя в открытое море. Ночь выдалась спокойная, полная луна высвечивала пространство далеко вокруг, не хуже солнца, и дозорные без устали осматривали горизонты. Сцапав бутыль крепкой "дурной крови", Альмейда направился в каюту Вальдеса, собираясь всеми правдами и неправдами развязать ему язык.
Упорства адмиралу флота Талига было не занимать.

14

- Альмиранте? - удивление вице-адмирала было непритворным. После того, как он в течении дня мастерски избегал встреч с Альмейдой, передвигаясь по своему кораблю не иначе, как по вантами и реям, меньше всего он ожидал увидеть друга в дверях своей каюты.
По всем прикидкам Рамону уже должно было надоесть преследовать неуловимого подчиненного и спокойно расслабляться в обществе вина и карт. Но, судя по всему, Альмейда если в чем и уступал соберано, так только в хитрости. В упорстве он его уже давно переплюнул.
- Я думал, вы спите, - укоризненно пробормотал Ротгер, затягивая завязки на рубашке, которую как раз перед приходом Альмейды вознамерился снять. - О, вино? - дальше юлить было попросту опасно. - Проходите. У меня как раз образовалось несколько отменных кусков мяса. Зелень и сыр тоже должны быть.
Ужинать Вальдес пока не собирался, хотя после игры в прятки, которую они с Альмейдой устроили на "Астэре", он был голоден, как степной ызарг. У вице-адмирала были другие планы, которым, увы, не суждено было сбыться, по причине того, что важный элемент этих самых планов как  раз и стоял перед ним, уперев руки в бока. Мундира на Первом адмирале не было, только простая рубашка и штаны. Решил подчеркнуть неофициальность визита?
Зная по опыту дотошный характер Альмейды, Вальдес как-то резко заскучал по дядюшке Курту, который в этот момент показался меньшим из двух зол.
- Я знаю знаю, я должен был доложить в конце дня, - продолжал без умолку тарахтеть Ротгер не столько для адмирала, сколько для себя, чтобы выиграть время и успокоиться. - Я собирался, честное слово. Вот  если бы вы не пришли, я бы сам...
"Ну да, сам... И носа бы не высунул из каюты до самого утра"

15

С грохотом поставив бутыль на стол, Альмейда вдруг усмехнулся, легко отмахиваясь от без устали жужжащего Ротгера.
- Да расслабься ты уже. Я не за отчетом пришел, - Адмирал прошелся по каюте, осматриваясь. Зачем-то подцепил край покрывала, прикрывающего койку Вальдеса, хмыкнул:
- Девочки связали? Мило.
Он не впервые был в этой каюте, но возможность нормально осмотреться выдалась только сейчас. Рамон мерно вышагивал вдоль стен, ища хоть что-то, что позволит ему понять происходящее с Вальдесом в последнее время.
Ничего. Ни одной зацепки, ни одного компрометирующего дамского лифа, торчащего из-под кровати. Это заставляло насторожиться еще больше. Адмирал обернулся.
- Ну ты чего? Разливай. К черту мясо, нечего наедаться на ночь, а вот вина бы я выпил.. - он выглядел беззаботно и так, как должен выглядеть человек, не собирающийся обременять себя на ночь глядя какими-то серьезными разговорами. Так, обсудить погоду и курс, завтрашние действия, вчерашние подвиги. Приняв от вице-адмирала бокал, Альмейда качнул его, наслаждаясь ароматом, и сделал глоток, указывая взглядом другу, мол ты пей, пей. И присядь уже наконец.
Сам он устроился на стуле, спиной к двери, не оставив Ротгеру выбора. Тому оставалось только устроиться за столом, и сбежать он уже не сможет.
- Я не успел спросить тебя, что ты думаешь об этих странных кораблях? Если они настолько не похожие на все, виденное ранее, неужто Гайифа засылает к нам своих шпионов таким образом?.. - предположение было весьма смелым, даже для Адмирала, но тоже имело право на жизнь, Рамон поёрзал на стуле, удовлетворенно слушая скрип добротно сколоченной спинки и вытянул длинные ноги, скрестив их. Вся поза начальства выражала почти домашнюю расслабленность и умиротворение. Надо было знать его, как Алва, или даже лучше, чтобы понять, что Альмейда напряжён, точно зверь перед прыжком, а глаза его, "задумчиво" обводящие каюту, на Ротгере фокусируются с исправной частотой.

16

- Гайифа? - Вальдес расхохотался, на всякий случай отставив бокал, чтобы не расплескать вино. - Шутите? Разве свидетели рассказывали о сияющем лазурном корабле, украшенном бусиками и бантиками? - Вальдес фыркнул и снова зашелся веселым смехом. - Простите, альмиранте, у меня богатое воображение. Иногда слишком.
Бешеный немного расслабился. Временно смирившись с поражением, он решил не форсировать события и не дергаться. Альмейда, судя по всему, не разбираться пришел. А так запросто посидеть вместе, почесать языками и выпить им удавалось не так часто. Было бы полным идиотизмом упускать такой момент. Быть  рядом с этим большим опасным марикьяре, который, как и ты его, считает тебя другом, все равно что находиться в безопасности за стенами укрепленной крепости. У Альмейды был тяжелый характер, его боялись, но любовь, восхищение и уважение, которые испытывали к своему альмиранте капитаны и матросы, была намного сильней.
- Если честно, Рамон, я не думаю, что это гайифские шпионы. - Вальдес вскочил с табурета и пересел на кушетку, поджав под себя ноги. Стулья, кресла и табуреты были не для него. Куда удобней сидеть на столе, подоконнике, спинке кресла. На худой конец, с ногами на кровати. - Что они забыли в Хексберге? Хотят убедиться, что флот ушел на север? Но ради этого не нужно соваться в северные моря, достаточно убедиться, что тебя нет на Марикьяре. Я бы поставил на наших дриксенских гусей, но это предположение кажется мне еще более абсурдным. Ледяной - моряк, а не фигляр. И мистику совсем не жалует. Так что я не знаю, кто это может быть. А чего гадать? - Ротгер и тут не усидел долго, вскочил и переместился на край стола, примостив ноги на табурет. - Догоним, познакомимся, в гости пригласим. Можно же, правда, альмиранте? - устоять перед этим шальным взглядом было невозможно.


Вы здесь » 99 дверей » Отблески Этерны » Когда нет моря снаружи, всегда есть море внутри…