http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Dishonored: королевская гончая


Dishonored: королевская гончая

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Фандом: Dishonored
Жанр: мы торжественно клянемся, что не знаем, что из этого получится
Рейтинг: пусть будет NC-17, во имя добра
Основной/желаемый пейринг: Корво\ Ее Величество, Ее Величество \ Империя, Корво \ придворные, в общем, любовь побеждает все. А кого не победила, того просто еще не догнала.
Пожелания к игре: если пожелаете присоединиться - пишите в лс, пожалуйста.
Краткое описание временного промежутка: молодая императрица, недавно взошедшая на трон, укрепляет свой авторитет среди подданных. В качестве помощи с Сирканоса ей прислали Корво Аттано, который, хоть и неплохое подспорье в деле укрепления авторитетов, да вот беда - видел все эти авторитеты в таких местах, что представить страшно.
"Что-то эта ваша гончая какая-то... не дрессированная!"

http://static.diary.ru/userdir/1/4/4/2/1442646/77348887.jpg

Начало игры (первый игровой отпост):

Серконос, "остров торговцев и шлюх", уже вторую неделю казался Корво раем на земле: это нормальное состояние для человека, который покинул дом, напоследок плюнув на дверь, а по прибытии в гости обнаружил, что там еще хуже. Сколько-то времени терпишь из гордости, а потом постепенно начинаешь понимать, что уже на все готов, даже дома терпеть насмешки - мол, ага, вернулся, чучело блудное, амбиции-то подрастерял...
Впрочем, справедливости ради нужно заметить, что амбиций никаких и не было, была неприятная история.
Единственное, что утешало - это осознание того факта, что некоторые люди за его пост готовы отдать жизнь и состояние, и ни сном, ни духом не ведают, что Лорд-Протектор с родины буквально выслан. Знает ли Императрица о предшествующих его появлению обстоятельствах, Корво не понимал.
Но предполагал, что нет. О терпении и понимании Джессамины Колдуин он был весьма невысокого мнения, и справедливо считал, что в таком случае его бы в столице видеть не пожелали.
А теперь немного о столице: Дануолл, город-недоразумение. Лучше уж торговцы и шлюхи, чем напыщенные болваны, добродетельные леди, на проверку оказывающиеся все теми же шлюхами, Смотрители, церемониал и... конечно, лично Ее Величество.
Ни в чьей компании Корво еще не чувствовал себя так неловко.
Особенно сейчас.
- ...я совершенно уверен, что даже не подозреваю о том, почему упомянутые вами, Ваше Величество, два смотрителя оказались в отхожем месте, связанные и в непристойной позе, - на голубом глазу рапортовал лорд-протектор тоном верного слуги, лишь изредка допуская нотку Глубокого Негодования, дающую понять, что он оскорблен в лучших чувствах, а пуще того совершенно не желает знать, какие эротические игры привели упомянутых господ к такому скандальному разоблачению.
Джессамина даже не обернулась от зеркала: вот опять, парадокс. За то, чтобы присутствовать при утреннем туалете Ее Величества грызлись придворные дамы и придворные господа, давали взятки, перекупали права, выясняли, чей род древнее, а лорд-протектор каждый день начинал с этого, и не было ничего унылее.
И мучительнее. Он, конечно, не животное, чтобы при виде симпатичной ложбинки между... ключицами. Да, ключицами... немедленно сходить с ума, но утро за утром созерцать властительницу в белом шелковом ничего он не был готов совершенно.
Приходилось, вот как сейчас, пялиться в окно, на приятно-солнечное небо (надо же, в Дануолле, в кои-то веки!), или в пол, когда окно надоедало, кроме того были еще стены, портреты и рожи тех, кто удостоился лицезреть, как одевается юная Императрица.
Надо думать, кое-кто из них моральными проблемами Корво не страдал, и это неожиданно злило.
- Я бы рекомендовал допросить стражу, - твердо заключил королевский защитник, догадываясь, однако, что последняя реплика была немного чересчур.
За окном по небу плыли легкие перистые облака, и Корво впервые в жизни задумался о том, чтобы самому стать облачком, лететь себе, ни о чем не беспокоясь, даже о том, что справа, над дверью, что-то скри...
Скрипит.
Что бы делать скрипу натягиваемой тетивы в королевских покоях, где этот звук совершенно неуместен?
Корво скосил глаза, оценил тональность звука, и молча ударил ногой по ножке кресла, мысль его в этот момент посетила только одна - "казнят".
Ее Величество Императрица, юная как весна, прекрасная как лето и суровая как зима, Джессамина Колдуин кубарем покатилась на паркетный пол. Толпа зрителей разразилась воплями, кое-кто даже ринулся вперед, но замер прямо перед  лезвием меча лорда-протектора.
Корво молча указал на подрагивающий в стене слева от туалетного столика хвост арбалетного болта. Он пока еще не понял, что именно так злит, но ярость нарастала, и бережно подняв властительницу на ноги, он прикинул направление полета болта - судя по всему, из вентиляции. Но, Чужой побери, как?
Впрочем, он, вероятно, не доживет до того, чтобы разобраться.

Отредактировано Корво Аттано (2013-07-03 15:26:06)

2

Спокойствие почиталось Аббатством благодетелю - об этом Джессамина в процессе доклада Лорда-Протектора напомнила себе уже не раз и не два, а потом и вовсе бросила это неблагодарное дело, потому что эффекта подобное самовнушение не имело никакого, и единственное, что оставалось императрице - это подбирать среди россыпи ругательств те, что можно было бы произнести в присутствии аристократов, не оскорбив при этом их аристократические уши. Ругаться, тем не менее, хотелось почище старого китобоя - покойный император Юхорн, надо сказать, мастерски владел словом, в том числе нецензурным; свои способности он передал и дочери, да вот беда - случая проявить таланты у Джессамины до сей поры не было. Может быть, пришло время?
Ей, честное слово, было, что сказать. В какой-то момент императрица даже всерьез усомнилась, что прибытие Корво было действительно дипломатическим жестом, а не тонкой диверсией. Новоиспеченный Лорд-Протектор или по большей части молчал, ликом изображая истукана с Пандуссии, и компенсировал свою неразговорчивость красноречивыми поступками; или лучше бы молчал, потому что его комментарии неизменно вызывали желание воткнуть что-нибудь острое в глаз Лорда-Протектора как минимум у двух его слушателей. Обостренное чувство справедливости, вкупе с нетерпимостью к вульгарности, подкрепленные отменной боевой подготовкой, делали из Лорда-Протектора стихийное бедствие, и перед ликом этой стихии опускались руки даже у императрицы.
Она понимала, что стоит проявить силу и характер, чтобы серконосец не решил, будто ее нерешительностью и попустительством можно пользоваться... да только ему и не надо было пользоваться, у Корво все отлично выходило и вопреки. У Джессамины сначала закончилось спокойствие, потом - разумные аргументы, потом цензурные слова; и судя по тому, как мучительно она сейчас подбирала нецензурные, теперь у нее закончилось терпение. Осталось только желание воткнуть шпильку в глаз Корво на глазах у изумленных аристократов.
И самое забавное, что Джессамина знала - некоторые из них ее полностью поддержат.
Но спокойствие почиталось Аббатством благодетелю, и потому императрица молчала, позволяя служанке укладывать ей волосы, и думала об Империи. К концу туалета - чудо, не иначе - у нее в голове даже сложилась более или менее сдержанная речь, которую не стыдно было бы произнести вслух в приличном обществе, и Джессамина небеспочвенно гордилась собой.
Она даже успела открыть рот, но, как оказалось, лишь для того, чтобы вскрикнуть, ибо твердая опора внезапно куда-то пропала, и императрица покатилась по полу, рассыпая шпильки и проклятия, не приличествующие отпрыску венценосной фамилии.
Ну не зря же она все это время держала их в голове.
Джессамина плохо до конца понимала, что происходит, но к тому моменту, как Корво поднял ее с пола, уже твердо решила - убьет. Вот именно убьет, не казнит; без суда и следствия, собственноручно, прямо тут на месте, потому что всему есть предел и сейчас он достигнут. Понять бы только снова, где у этого мира верх, а где низ...
- Да что Вы себе поз... - начала было Джессамина, едва вернула себе возможность твердо стоять на ногах.
И осеклась, проследив взгляд Лорда-Протектора. Ярость схлынула, оставляя лишь настороженность и некоторый испуг - Джессамина все-таки не была неуравновешенным самодуром, и оттого поняв, что Корво действовал отнюдь не из безумной прихоти, мгновенно отложила его убийство на неопределенное время.
По рядам аристократов прокатился вздох испуга, кто-то из впечатлительных леди воспользовался случаем и поспешил упасть в обморок.
- Все вон. - коротко распорядилась императрица. - Корво и стража, останьтесь.
Приказание ее было выполнено поразительно скоро и четко.
Чтоб они реформы так же проводили.

3

Корво с некоторым мрачным удовлетворением подумал, что казнь, если и ненадолго, то откладывается. Придворные покидали покои, напоминая отступающее войско, уносящее своих раненых и убитых - в этой роли успешно выступали обморочные и полуобморочные леди. Хорошо, что все были достаточно разумны, чтобы не совершать лишних телодвижений, потому что в результате могли появиться настоящие пострадавшие.
А вот такого богатого лексикона он за императрицей не подозревал, и кое-какие пассажи даже услышал впервые. Он бы несомненно проникся этим великим открытием, но сейчас было не до того.
Потому что Лорд-Протектор только что осознал, насколько его только что унизили. На глазах у всех. На глазах у подзащитной - с другой стороны, если подумать, то она жива и даже не ранена, но все равно... какого Чужого?!
Задаваться такими философскими вопросами не было ни времени, ни желание, поэтому Корво молча указал страже, куда встать: дополнительных комментариев, к счастью, не потребовалось - за те пару месяцев, которые доблестные гвардейцы провели под началом лорда-протектора, они прекрасно изучили язык жестов. В основном затем, чтобы упомянутый лорд-протектор не имел лишнего повода заговорить вслух. Для верности королевский защитник оглядел получившуюся композицию: один у выхода, один у дверей в спальню, один у окна - болван, не торчи перед стеклом - и еще один прямо под тем злополучным вентиляционным отверстием.
Спроси кто Корво, он бы сказал, что в жизни никогда не воображал себя на этой должности, и она отнюдь не была золотой мечтой его детства. Но все то же детство приучило его к тому, что работу нужно делать хорошо. И доводить до конца. И, тем более, не топать ногами, если что-то пошло не так, а исправлять свои ошибки.
Эта мысль его кое-как успокоила.
- С позволения Вашего Величества, - нужные слова он вспомнил уже не пути к вентиляции, то есть, стоя на мраморном столике, рядом с бюстом... чьим-то бюстом, в общем. Корво аккуратно снял решетку, раскрутив болты ножом, и на всякий случай помахал перед отверстием перчаткой - хотя, было самоочевидно, что если бы там было нечто живое и разумное, оно бы уже давно удрало.
Вот только не могло там быть ничего живого и разумного, если только оно не было размером с крысу. Арбалет там поместиться мог. Небольшой. Болт наверняка отравлен, это надо проверить...
Но вот человек сюда бы не влез.
Значит, механизм.
Придется спрашивать Соколова, и от этой мысли Корво перекосило второй раз за сегодня, а вентиляция, как и ожидалось, была непроглядно пуста.
Лорд-Протектор спрыгнул на пол, успешно вернув себе нейтральное выражение лица, и молча склонился перед императрицей.
- Я виноват и готов понести наказание.
Вот этих слов он еще в жизни своей не произносил никогда.

4

Императрица глядела на пристыженного Лорда-Протектора задумчиво и даже несколько лирично. За то время, пока Корво ковырялся в вентиляции, она успела завернуться в шелковый халат и оттого чувствовала себя несколько более уверенно. Что бы там себе ни думал ее телохранитель, но отдавать приказы, будучи лишь в одном нижнем белье - занятие не менее неловкое, чем необходимость принимать эти приказания от человека в одном нижнем белье, поэтому Джессамина оказала услугу одновременно и себе, и всем окружающим.
Однако же сам факт признания серконосцем вины был одновременно и приятным, и обезоруживающим: с одной стороны, хоть что-то заставило лорда Аттано повиниться, и ради того стоило даже пережить покушение; но с другой - после таких слов на человека невозможно было кричать, не выглядя при этом самодуром... а вот кричать хотелось. Сразу и за связанных смотрителей, и за глупые оправдания, и за сотню подобных случаев до того, и за выбитое из-под императрицы кресло.
Особенно за выбитое кресло.
Покушение на собственную жизнь в свете вышеперечисленных вопиющих фактов казалось уже каким-то второстепенным и неважным. Молодости свойственны самонадеянность и неоправданная смелость, а императрица Колдуин все-таки была еще весьма молода; поэтому провалившаяся попытка убийства не оставила испуга - только некоторое раздражение... и любопытство.
- Стреляли из вентиляции? - уточнила Джессамина, игнорируя пока слова Корво. - Но туда разве что крыса поместится. Я не уверена, конечно, что они не имеют ничего против меня... но крыса почти наверняка не поднимет арбалет.
На извинения Лорда-Протектора императрица не отвечала еще и потому, что пока не подобрала достойных слов, а терять такую возможность из-за замешательства, вызванного каким-то там покушением, категорически не хотелось. Признаться, и отчитывать Корво Джессамина стала бы вовсе не оттого, что всей душой негодовала из-за столь близкой опасности, а скорее в отместку за все предыдущие неудобства, причиненные ей "подарком с Серконоса".
Императрица островов, повторимся, все же была весьма молода.
Джессамина прошла к столику, с которого только что спрыгнул Корво, с настороженным интересом вгляделась в темноту уходящего вверх вентиляционного канала, и выпрямилась, оборачиваясь к телохранителю.
- Я не могу не заметить, что пока Вы, Лорд-Протектор, увлеченно распихиваете связанных смотрителей по отхожим местам, в Башню Дануолла беспрепятственно проникают наемные убийцы.  - Джессамина тщательно подбирала слова, почти смакуя каждое. - Я, быть может, как-то не так выразилась во время нашей первой встречи, но тогда я поспешу исправить оплошность: мне нужен не блюститель нравственности сомнительного качества, безжалостный к пошлым шуткам смотрителей, а хороший телохранитель, при котором убийцы не вываливаются из вентиляции прямиком в мою спальню! Это похвально, впрочем, что вы осознаете свою оплошность. - закончила Джессамина на выдохе.
Выговариваясь, она несколько успокаивалась, и по мере этого уходила и жажда серконосской крови, и желание воткнуть лорду Аттано шпильку в... куда-нибудь, где больнее. Стражники стояли, вытянувшись во фрунт, и даже каменное выражение их лиц не могло скрыть радости от осознания того, что весь поток августейшего гнева адресован не им.
- Я могла бы отправить Вас в Колдридж прямо сейчас, - сочла необходимым напомнить Джессамина уже более миролюбивым тоном, - но, боюсь, это подарит Вам незаслуженный отдых, пока другие справляются с последствиями Вашей, Корво, некомпетентности. Оно не будет наказанием.

Отредактировано Джессамина Колдуин (2013-07-06 01:16:39)

5

Разумеется, лорду-протектору было очень, очень стыдно. Каждое слово было довольно болезненно для его самолюбия, а вместе они составляли убийственную композицию, и Ее Величество совершенно точно это понимала.
Но слушал Корво, признаться, вполуха. Его куда к больше итересовало вскрытое вентиляционное отверстие: прямо сейчас он прокручивал в голове  схему вентиляции этого этажа, и по всему выходило, что либо несостоявшийся убийца был тенью, либо крысой. Или тараканом. В любом случае, вырисовывалось нечто неправдоподобное.
- Действительно, - с неким удивлением лорд Аттано понял, что слышит свой собственный голос, и даже успел в который раз пожалеть, что сразу не нанялся в китобои, раз уж весь его жизненный путь так или иначе к этому ведет, - если бы я мог предположить, что в этом дворце вашей смерти желают даже крысы, то был бы непочтителен. Но я рад внесенной Вами ясности, Ваше Величество. А раз Вы все еще хотите от меня компетентности, а не почтительности, для начала пусть здесь заделают вентиляцию. На ближайшие пару дней.
Не то, чтобы это была месть. Ну, разве что, самую малость.
Видимо, в своем чувстве вины Корво так и не зашел достаточно далеко, чтобы спокойно выслушивать все сказанное, и, в общем, расплатился той же монетой.
- Займитесь, - лорд-протектор махнул рукой стражникам, - с вашего позволения, Ваше Величество. Кроме того, до окончания расследования я бы порекомендовал отказаться от обычного церемониала. Особенно вот этого, с одеванием, толпой и... Толпой, - уверенно заключил Корво, проглотив все, что имел сказать о белом шелковом белье и церемониях, предписывающих его демонстрировать.
- И, видите, нанять дегустатора все-таки будет нелишне, - энтузиазм его погубит, но лорд Аттано умел и любил мстить, сочетая месть с делом и конструктивом. Может, он бы не был так последователен сейчас, вспоминая все маленькие слабости Импаретрицы и причины их споров, которые до этого проигрывал, подавленный авторитетом... ну, вот как с необходимостью пробовать королевскую еду на предмет яда, но он был слишком зол, полон желания встать на след и... и другого желания тоже, и тот факт, что Ее Величество смилостивилась и накинула шелковый пеньюар, ничего не менял. Просто потому что там... Что не было видно, то угадывалось без труда.
- Не стоит ли мне позвать служанок, Ваше Величество? - хоть бы отпустила уже, сил никаких не осталось, и надо срочно заняться работой.

6

Глаза Ее Величества опасно сузились - не почувствовать отсутствия какого-либо раскаяния в голосе Лорда-Протектора мог бы лишь человек ну совсем наивный, а не ощутить скрытой издевки - так и вовсе глупый. Поразительно, как Корво умудрялся сохранять присутствие духа в любой ситуации, и это было бы отличным качеством, не будь его энтузиазм направлен против всего живого и прогрессивного; а находчивость серконосца позволяла ему диктовать условия самой императрице. Поразительно настолько, что в первый момент Джессамина даже опешила, а потом почувствовала, как в душе поднимается схлынувшее было раздражение - какого Чужого?!
- Ну уж нет, - решительно возразила императрица, - никаких заложенных вентиляций.
Стражники удивленно остановились на полушаге, явно не в состоянии решить, кого же слушаться: с одной стороны Колдуин - все-таки императрица, а с другой - если что, Корво же заживо сожрет под красное тивийское.
- Проще, конечно, портить вентиляцию, чем работать с тем, что есть, но я уверена, что для доблестного Лорда-Протектора подобный путь слишком прост и почти оскорбителен, не так ли, лорд Аттано? - Джессамина бросила горящий взгляд на телохранителя.
Впрочем, в голову ей тут же пришел план мести куда более изощренный - не без изъянов, конечно, и предполагающий некоторую долю бесстыдства, но есть цели, которые оправдывают все средства.
- Не зовите служанок, - распорядилась императрица, - теперь нельзя же быть уверенным, что в перчатке одной из них не скрыто отравленное лезвие, правда? Мы не можем так глупо рисковать. Так как единственным человеком, которому я могу доверять, остался Лорд-Протектор, он и поможет мне с моим утренним туалетом. Все вон, Корво, останьтесь.
Выражения лиц гвардейцев, покидавших комнату, сложно было описать. Джессамина провожала их цепким взором, ожидая, пока за последним из стражников закроется дверь. От ее внимания не укрылись неловкость и смущение, испытываемые телохранителем во время ежедневного церемониала, и если поначалу это немного льстило и вызывало некоторую долю сочувствия и симпатии к лорду Аттано, то теперь в нежных ручках императрицы смущение Корво превращалось в оружие против него же.

7

- Нет, Ваше Величество, - Корво скрестил руки на груди, и на самом деле это не имело ничего общего с упрямством или желанием мелочно отомстить. Резон был, и королевский защитник не собирался в очередной раз позволять подзащитной наплевать на собственную безопасность, чтобы потом она могла безнаказанно его шпынять, - на время проведения расследования вентиляцию действительно следует заложить, пока я хотя бы не выясню, что это за крысы с арбалетами завелись во дв... что?
Несмотря на то, что последний вопрос был задан совсем не таким паникующим тоном, каким это могло бы показаться, Лорд-протектор почувствовал, что у него дергается глаз.
На самом деле, он и под пытками не сумел бы объяснить, почему его это так беспокоит: по-хорошему, нормальный и здоровый мужчина его лет подобную акцию счел бы за подарок, да и вообще, ему не пятнадцать, чтобы при виде пресловутой симпатичной ложбинке между... ключицами... терять рассудок, дыхание и ориентацию в пространстве. Да он, в общем, тоже не терял, когда дело касалось кого угодно еще, в Башне Данволла хватало леди, которых можно было назвать одетыми только из уважения к их титулам. И на родине девушки под жарким южным солнцем особено не обременяли себя лишними тряпками и целомудрием.
А тут поди ж ты.
В этот момент лорд Аттано понял, что его уделали. Как мальчишку, каковым он, собственно, сейчас себя и чувствовал. С одного, буквально, удара.
Первым его порывом было выдать паническую речь о том, что он, де, лично проследит за служанками, и вообще это лишние меры предосторожности, ибо они-то точно не пролезают в вентиляционное отверстие, и в женском, Чужой его ма... и в женском туалете он точно ничего не понимает, а потому властительница и госпожа рискует выглядеть как чучело расчехранное в результате его усилий. Но Корво этот порыв быстро в себе подавил.
Впрочем, серконосец был чужд какой-либо рефлексии, и решил, что в печали напьется позже - когда эта война будет окончена. Это, правда, грозило Корво тотальной трезвостью до конца жизни (возможно, недолгой), но игра стоила свеч. Что-то в лице королевского защитника, меняющем цвет уже второй раз за последние три минуты, выражало не только панику, но и обещание ответных мер.
- Жду приказаний, Ваше Величество, - Корво покорно склонил голову, упорно заставляя себя думать не о белых кружевах, а о покушении и... да, и мести. Это будет приятно. Но сначала он найдет виновного. Или в процессе найдет. И кое-кто пожалеет.
кажется, проклятия вслед покидающим поле боя стражникам он думал слишком громко, но это еще цветочки. Ягодки потом. Когда эти господа останутся с ним наедине, что бы они там себе сейчас ни думали.
Да что там. ВСЕ пожалеют.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Dishonored: королевская гончая