http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. VII: Berlin. Gerstein's House.


Amen: deadly vortex. VII: Berlin. Gerstein's House.

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Фандом: исторический к/ф "Amen".
Режисер: К. Коста - Гаврас (Франция, 2002 год.)
Жанр: drama, военный, OOC.
Рейтинг: G
Основной/желаемый пейринг: -
Пожелания к игре: другие игроки не требуются.
Пожелания к игрокам: -
N.B. Пост не ограничен по числу строк.
Краткое описание временного промежутка: осень, 1943 год.

1940 год. В нацистской Германии душевнобольных людей умерщвляют при помощи углекислого газа.
Племянница химика Курта Герштайна оказывается в их числе, и, хотя настоящая причина смерти от его семьи скрывается, Герштайн узнает правду. Потрясенный страшным преступлением, он присоединяется к борьбе христиан против бесчеловечных методов. Однако научные заслуги Герштайна привлекают к нему внимание эсэсовцев, и они поручают ему продолжать исследования свойств различных газов для санитарных нужд армии, а позже отправляют его лейтенантом в санитарные войска на Восточный фронт. Слишком поздно он понимает, что вещество, рекомендуемое им для очистки воды – «Циклон Б» - может иметь гораздо более губительное применение в газовых камерах Аушвица и прочих лагерей смерти. Сохраняя свою должность в войсках СС, Герштайн использует все возможности для того, чтобы мир узнал о холокосте.
Вначале он пытался привлечь внимание шведского дипломата и заставить действовать берлинского нунция. Однако безуспешно - услышал его (во время аудиенции у нунция) только молодой иезуит Рикардо Фонтана, наследник семейства, близкого к святому престолу.

14 сентября 1943 год, Берлин, дом семьи Герштайн, 03:00

Когда на душу лягут воды ночи,
Почувствуешь, что прах ты есть и в прах
Вернешься вскоре. Этот липкий страх
За словом «завтра» ставит многоточье.

Рикардо проснулся, когда небо было еще черно. Свет в гостиной уже не горел - возможно, его выключил Курт, а может, и он сам. Фонтана сейчас уже не помнил. Помнил только, что после десяти минут чтения ему отчаянно захотелось спать, что было неожиданно. Затем он припомнил странный привкус в чае и догадался, что Герштайн, скорее всего, добавил в питье что-то успокоительное.
Иезуит усмехнулся.
В общем-то, Курт хотел как лучше, однако он не знал, что успокоительное, равно как и снотворное, действует на его друга особенным образом - сны, от которых его, очевидно, хотел избавить движимый самыми добрыми чувствами химик, становились только ярче и выразительнее. Однако лекарство ли было тому виной, или что иное - тот кошмар больше не повторился. На смену ему пришел сон о том, как они с Куртом сидели на берегу большой судоходной реки, по которой во мгле плыли тяжелые корабли, переполненные людьми так, что грузно оседали в маслянистые воды.
С палуб в волны летели опустошенные бутылки, обглоданные кости, смачные плевки; на палубах горели костры, в которых жгли тряпье и отламываемые прямо с обшивки корабля доски. Крики, богохульные и просто похабные песни, ругань, стоны умирающих... Это были чумные корабли.
Где-то в необозримой дали - Рикардо не видел этого, но знал - черно-масляные волны превращались в комья грязи и, наконец, в камни, тяжелые валуны, которые, катясь по высохшему в момент руслу, перемалывали то, что осталось от кораблей, вкупе с вопящими людьми, и низвергалась в бездонную черную пропасть между скалистых уступов.
Рикардо стало страшно. Он повернул лицо к Герштайну и чуть не вскрикнул.
На шее друга, под левой скулой, вздулся темный бубон.
Рикардо проснулся, все еще дрожа от пережитого ужаса. Свет включать не хотелось - он боялся потревожить Курта. Так и продолжал лежать в темноте, слушать собственное неровное дыхание, и смотреть в сторону плотно зашторенного окна.

Из вечности зови меня, из мглы -
Я не имею права не услышать.

А что же дальше?

Отредактировано Рикардо Фонтана (2011-04-19 02:43:18)

2

Его сон был неглубоким. То и дело Курту казалось, что его, будто бы волнами, выталкивает на поверхность, и он просыпался, вздрагивая. Открывал глаза, смотрел в окно, где виден был кусочек темного ночного неба и пробовал уснуть снова, но усталости как будто не хватало. Взглянув на часы, Герштайн вздохнул. Еще не было и четырех... ему невыносимо хотелось курить.
Поднявшись, он обыскал карманы своего пиджака и брюк, но найденая пачка оказалась пустой. Герштайн раздраженно смял ее и бросил под стол, в урну для бумаг. С досадой он припомнил, что сигареты оставались еще только в гостинной, в комоде.
Одевшись, Курт вышел в коридор и осторожно, чтобы не разбудить Рикардо, приоткрыл дверь.
В комнате было темно и тихо. Все еще ощущался легкий запах чая и лекарств.

3

Двери бесшумно отворились, и Рикардо приподнял голову, чтобы увидеть, кто входит в комнату.
- Курт? - удивленно проговорил он. - А ты почему не спишь? Что-то случилось? - он привстал, опираясь на локоть.

4

- О.. Рикардо. Я разбудил тебя? - Герштайн неловко осмотрелся в темноте, - Прости. Нет, все в порядке. У меня просто кончились сигареты, а весь табак хранится здесь, - он прошел в глубь комнаты, не включая свет, - Я сейчас уйду.

5

- Нет, я не спал уже минут десять. Не уходи, ладно? Кури тут, - стараясь, чтобы голос не дрогнул, попросил молодой человек, которому вдруг стало невыносимо страшно оставаться в этой темноте одному. - В конце концов, раз уж мы оба не спим, я предпочту провести это время с тобой. Послезавтра у меня поезд... Точнее, уже завтра, насколько я понимаю.
Он подвинулся на диване, освобождая место, чтобы Герштайн сел.

6

Взяв сигареты, Герштайн присел на освободившееся место. Курт было подумал, что следовало включить свет, но от чего-то ему не хотелось зажигать лампы. Один день. Остался лишь только один день до отъезда Рикардо, а он даже не обратил внимания на календарь. Герштайну стало не по себе.
В темноте вспыхнул маленький огонек спички. Курт закурил.
- Почему ты не спишь?

7

- Как-то проснулся разом, - ответил Рикардо, закладывая руки за голову. - Лежал и смотрел в темноту, боялся, что если включу свет, то тебя разбужу. Кстати, чего ты мне в чай подлил, химик? Хоть бы узнал заранее, как на меня то или иное лекарство действует... Нет-нет, все в порядке, просто от него у меня сны только красочнее делаются. И ярче. Но кошмар не повторился, - успокаивающе сказал он, умалчивая о своем видении.

8

- О.. я так виноват, Рикардо. Хотел, как лучше, - Герштайн тревожно всматривался в лицо иезуита, чьи черты были сглажены темнотой, - я даже не подумал, что у тебя может быть самая обыкновенная аллергия. Глупец.
Курт поднес сигарету к губам. В последнее время он совершал просто немыслимое количество глупых, импульсивных поступков.

9

- Ничего, все обошлось, - успокаивающе сказал Рикардо. - Я сам хорош, по вкусу не определил. Хотя, скорее всего, потому, что засыпал на ходу.
Он помолчал и спросил:
- Скажи, ты когда-нибудь чувствовал что-то вроде понимания... как бы это лучше выразить? Вот когда у тебя с каким-то человеком постоянная не осознаваемая связь, внутренняя...было такое?

10

Глубоко задумавшись, Герштайн прикусил фильтр сигареты.
- Сложно сказать, - наконец произнес он, осторожно подбирая слова, - не думаю, что ранее чувствовал что-либо подобное. Я люблю свою семью, но это.. другое. Не уверен.. не уверен, что могу ответить на твой вопрос сейчас.
Он напряженно потер переносицу.
- Знаешь.. я всегда думал, что смотрю на мир достаточно трезво. Как и должен человек моей профессии.. но в последнее время меня не покидает чувство, что я живу не умом, но сердцем.
Курт усмехнулся, покачав головой.

11

- Да, это другое, - Рикардо устроился поудобнее. - Чем-то похоже на обет, который дают священники. Когда все словно бы зависит от тебя, но тем не менее знаешь, что не совсем так.

Он усмехнулся, взглянув на Герштайна. Шокирован, очевидно. В принципе, у него есть для этого повод - когда в твоей жизни появляется человек, который буквально вламывается в твой внутренний мир за неделю...
Нехорошо получается.

Рикардо невесело заметил:
- Тебя, наверное, утомила моя недипломатичная откровенность. Возможно, я не всегда верно выражаю свои мысли и могу чем-то поставить тебя в неудобное положение. Просто учитывай то, что я говорю все это без дурных мыслей и намерений. Сфера чувств, или, как вот ты сказал, - сердца - не моя сильная сторона.

12

- Мне как-то и в голову не приходило, что ты делаешь что-то от дурных намерений, - Герштайн посмотрел на Рикардо долгим взглядом, - просто никто раньше не задавал мне подобных вопросов. Немцы такие люди, - Курт усмехнулся, - они не слишком углубляются в подобные тонкости.

13

- А мне говорили, что немцы сентиментальны и любят поговорить о чувствах, - улыбнулся Рикардо, - вот ничему нельзя доверять... Ладно, не в том суть, - он посмотрел в сторону окна.
- Знаешь, мне почему-то кажется, - медленно проговорил он, - что даже если для нас все закончится плохо, мы все равно когда-нибудь, через много лет, пройдем по этим улицам. Побываем в Уленхорсте... возможно, даже не зная о том, что тут происходило  давным-давно, - Фонтана говорил тихо, как бы самому себе, не отводя взгляда от наглухо закрытых темных штор. - И я увижу яблоню у окна пансиона фрау Шрекк и почему-то засмотрюсь на нее. Мне срочно нужен исповедник, - засмеялся он, - я впадаю в буддийскую ересь!

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-20 15:11:03)

14

- Не волнуйся. Я никому не выдам тебя, - Герштайн тихо рассмеялся, проследил взгляд Рикардо и тоже взглянул в черный провал окна. Может быть и правда.. когда ничего этого не будет, когда не будет его самого в этом мире, где-то Бог создаст другой. Мир без войны.. с дождливой германской осенью, седым, как пепел небом, а он пройдет по сырым улицам снова, такой как сейчас и одновременно другой. Увидит дорогу, уводящую из столицы.. вспомнит чужой дом и яблоневый сад.

15

- Да я сам себе самый страшный суд и высшее церковное начальство, - иезуит улыбнулся. - Но это навряд ли ересь. Скорее слишком бурное воображение... и стремление выдавать желаемое за действительное. Хотя я бы не отказался от такого варианта развития событий.
Рикардо взглянул на Герштайна.
- Ты сейчас словно моложе выглядишь, несмотря на то, что не спал. Хотя, возможно, это из-за темноты.

16

- Будь ты дамой, я поблагодарил бы за комплемент, - Курт рассмеялся, припомнив их прогулку в лесу и похожие слова, сказанные тогда, - а в прочем поблагодарю и так. Все это заставляет меня чувствовать себя куда старше, чем я есть, - он покачал головой, - да и кто сейчас молод, хотя бы душой, на самом деле?

17

- Можно быть одновременно семнадцатилетним и семидесятилетним, - возразил Рикардо, - а что касается комплиментов, так это была сухая и бездушная констатация факта, не льсти себе, - он фыркнул.
- Расскажи, каким был Берлин до войны. У тебя были в нем любимые места? - Фонтана сожалел, что не видел этого города без руин, бомбоубежищ и затемнения.

18

- Ты разбиваешь мне сердце, - Герштайн насмешливо фыркнул. Вопрос Рикардо невольно пробудил в нем воспоминания, оставшиеся, казалось, в прошлой жизни.. о городе, который не пах порохом и ненавистью.
- Я любил Берлин, - тихо произнес он, - здесь все казалось мне удивительно красивым.. неважно, летом ли или зимой. А моим любимым местом был парк, у церкви Святого Николая. Ты, наверняка, видел его. В октябре он будет просто неузнаваемо прекрасен, если листва еще не успеет опасть. Эта осень холоднее прошлой.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-20 15:53:38)

19

- Нет, я даже не успел пройтись по парку, - Рикардо сел, обхватив колени. - Сразу вошел в храм. Да ты знаешь, в том состоянии, наверное, я бы и не увидел ничего. Как вышел от нунция... - он хмыкнул. - Был, очевидно, под впечатлением первой крупной глупости, которую сделал в жизни... Очень хотел бы увидеть этот город в мирное время. Посмотреть на людей - какие они, когда не ждут налета, когда их не запугивают и не оболванивают пропагандой...

20

- Глупость? - Герштайн перевел взгляд на Рикардо, - что ты имеешь ввиду?
Из них двоих, несмотря на годы разницы, Фонтана казался Курту куда менее импульсивным в принятии решений. Герштайн совершенно не ожидал, что Рикардо может действительно совершить какой-либо порочащий поступок.
- Когда война кончится.. если мы будем в порядке, возвращайся в Германию, Рикардо. Я покажу тебе совершенно другой Берлин.

21

Иезуит покачал головой:
- Вспомнить стыдно, если честно. Я... - он фыркнул, - я смахнул фуражки на пол. Господи, какой я глупец - даже не подумал, что тем самым рискую поставить под угрозу нашу цель...
Фонтана закрыл лицо ладонями - все это время он переживал допущенную вспышку, но только теперь, когда рассказал об этом другу, осознал в полной мере, чем рисковал.
- Меня спасло только то, - глухо проговорил он, - что единственный свидетель этого - секретарь нунция - пожалел меня, сочтя дикую выходку свидетельством юношеской запальчивости. А то пришлось бы держать ответ, и, возможно, уже не получилось бы сохранить в тайне наш разговор. Ни к чему хорошему бы это не привело, короче - особенно учитывая, что нунций явно поддерживает связи с верхушкой НСДАП.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-20 16:28:16)

22

Герштайн вздохнул и успокивающе похлопал Рикардо по плечу. Действительно, это был не слишком разумный поступок, но верно ли было то, что он, Курт, даже не переодев формы, пришел в резиденцию нунция со своими историями, подкрепленными только болью на его душе?
- Для глупостей тоже есть свое время, Рикардо, - Герштайн вздохнул, - но наше время, боюсь, вышло. Теперь приходится действовать с двойной осторожностью.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-09-20 16:41:18)

23

- Счет равный? - усмехнулся Рикардо. - Ты тоже хорош... конспиратор, - он помотал головой. - С такими, как мы, прямо дело иметь приятно - "засветились" с первых же шагов... Но теперь пришла пора мне вспомнить все, чему учили больше десяти лет. Да, кстати, нужно выехать отсюда очень рано, чтобы как можно меньше народу видело нас вместе. Наверное, лучше мне будет добраться самостоятельно.

24

- Уже пятый час, - Герштайн поднялся и включил настольную лампу, чтобы рассмотреть циферблат, - думаю, что выходить следует не позже половины седьмого. Ты поедешь поездом? Позволь хотя бы оплатить тебе обратную дорогу, ты ведь приехал сюда из-за меня..

25

- Нет, лучше прогуляюсь пару кварталов, а потом поймаю машину. До вокзала от тебя не так уж близко, а потом еще до пансионата минут двадцать идти... - Рикардо прикрыл отвыкшие от света глаза ладонью. - Не заводи больше разговоры о деньгах, я тебя умоляю. Считай, что, навещая фрау Шрекк, ты делаешь в ответ мне самое большое в мире одолжение... И предлагаю на будущее не считаться ни деньгами, ни помощью - не та у нас задача, чтобы тревожиться о взаимозачетах. Выключи свет, пожалуйста, глаза режет.

26

Герштайн погасил лампу, и комната вновь погрузилась в полную темноту. Мысленно отвесив себе оплеуху за бестактность, он снова обратился к Рикардо.
- Я не хотел.. задеть твои чувства, - Курту нечасто доводилось ощущать себя настолько неловко. Он привык к взаимовыгодным отношениям с коллегами, старыми знакомыми, даже собственным отцом. Эта дружба давалась ему нелегко.

27

- А ты и не задел, - ответил Фонтана, проморгавшись, - ты прости, что я так резко тебе ответил, может быть. Но в самом деле, нам нельзя вдаваться в подобные вещи, времени будет много уходить. Если у меня возникнут какие-либо затруднения, я тебе сообщу, хорошо? И ты мне тоже... Я только сейчас понял, как же нам друг с другом будет трудно, - он поднялся с дивана, подошел к Курту и положил ладонь ему на плечо. - Но ожидаемый результат - вернее, результаты - того стоит.

28

- На этой войне мы вместе. Вместе всегда проще, - Герштайн был благодарен за то, что Рикардо так легко сгладил все, внезапно возникшие, острые углы, - я предупрежу тебя, если что-то пойдет не так.. очень жаль, что я не могу проводить тебя, - это действительно расстраивало его. Нынешняя встреча была их последней, перед долгосрочной поездкой Рикардо, но он и так поставил под угрозу их обоих, пригласив иезуита в Берлин.

29

- Да, вместе всегда проще...а церемониться начнем после. Когда ты будешь приглашать меня на семейные обеды, - Рикардо попытался скопировать голос Герштайна, - "господин Фонтана, детям нельзя столько мороженого, вы их балуете!" - "что вы, господин Герштайн, я же должен вам как-то отомстить за бутылку шнапса, которую вы втайне от меня привезли фрау Шрекк! она напилась и танцевала в саду, размахивая своим вязанием..."

Улыбнулся, глядя на то, как оттаяло лицо друга:
- Мы еще успеем друг другу надоесть, Курт. Ну по крайней мере я тебе - за это ручаюсь! Мы, иностранцы, такие... сам подставь нужное слово.

30

Герштайн рассмеялся снова, открыто. Легко.
- Иногда ты меня пугаешь, - Курт принял серьезный вид, - честное слово. Даже я не рискнул бы себе представить что-то подобное.
Он открыл дверь, пропуская иезуита вперед себя, в неосвещенный коридор.
- Будь осторожен. Если что-то случится, дай мне знать. - Герштайн накинул на плечи Рикардо плащ.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. VII: Berlin. Gerstein's House.