http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » World of Warcraft » Д.Э.Г.О.Ж? WTF?!!


Д.Э.Г.О.Ж? WTF?!!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Фандом: WoW: WotLK
Жанр: приключения, юмор
Рейтинг: не выше R
Основной/желаемый пейринг: --
Пожелания к игре: приватная
Пожелания к игрокам: все все знают =)
N.B.(заметка от себя): не стесняйся XD
Краткое описание временного промежутка: где-то в Борейской Тундре есть эти странные парни, которые зовут себя Д.Э.Г.О.Ж...

Отредактировано Фалькора (2013-11-09 03:34:30)

2

“Д.Э.Г.О.Ж?” — Лейв только бровью и повела прежде чем снова оглядеться вокруг себя. А местечко то… неказистое.
“Ну, даже если предположить, что эти одуваны спасают зверьё… то все же — как?” — Неужто добрым словом? И лагерь их…  Три палатки и те – для вида. А соискателей можно пересчитать на пальцах двух рук. Причем набор этих самых пальцев может быть не полным и равным десяти. Об оружии Лейв даже и не думала. Ни ружбайки какой, ни арбалета… даже лука с ломаными стрелами — и то нет! Кинжалы какие-то висят на поясах, но это неказисто. Был топор, правда. Один. И тот каменный. В руках у гранитной статуи стоящей середь здоровенной лужи.
Сделав глубокий вдох для успокоение, ежели из реальной потребности в кислороде, рыцарь перевела взгляд сверкающих бирюзой глаз на друида.
“Странный ж они народ”, — и дело не в том, что на природе помешаны. Фалька (как нежно и исключительно в мыслях называла своего напарника Лейв) вон на своем Свете помешан. Конечно, не так сильно как те же рыцари Алого Ордена, но… Да ладно, у всех свои тараканы в голове. А у некоторых даже почти буквальные. Но не о том речь. Верховный друид Латориус был… так сказать странным и внешне. Белый… точнее даже не так… заиндевевший какой-то. Кристально-снежная белизна искрилась легкой лазурью и сверкала серебристыми искрами, длинные кипельно белые волосы собраны в высокий хвост,  в глазах горит бледно-золотистый тёплый свет и вообще... внушает. “Отморозок такой по виду” — И правда, а как ему не холодно? Тут знатный минус, тундра, а он в одной юбке с вензелями расхаживает. Ну и на плечи церемониальную, присущую его титулу, фигню нацепил. Но… остальное то? Не?
Бросив косой взгляд на своего паладина (это нормально для неё, считать что-то откровенно своим, если оно с тобой восемь дней в неделю по двадцать пять часов сутки) рыцарь соизволила спешиться с коня Акеруса. Тот и ухом не повел и никак не отреагировал, только запоздало тихо фыркнул да мотнул головой. Только, в отличие от живых собратьев, от его дыхания не было теплого облачка.
Все разговоры женщина оставила на товарища. Он умного из себя строит, вот пусть и выясняет, какого тут творится и что этим от них нужно. В прочем, Лейв уже начинала привыкать что тут, кажется, всем от них что-то нужно. “Ну хоть не на кол…” — Вспоминая невольно первую недельку своей жизнь после смерти, рыцарь едва сдержала кривую усмешку. “И заплатят… да?”
— Приветствую, — друид сдержанно улыбнулся им. “Ну прям как отец…” Хотя своих родных рыцарь и не помнила, да и сестру тогда едва узнала, но ассоциация такая выросла сама собой. Именно Отец, а не «папуля». Решив не вдаваться в подробности такого бреда в своей голове, и коротко кивнув ему в ответ, Лейв, чтобы как-то скрыть свою откровенную скуку, снова обвела лагерь взглядом. 
“Ну ничего себе чего, а!” — Появившаяся из-за одной из палаток дриада несла в руках гору шкур. — “А эт чего тогда?”
Про этих психов в Крепости Войны она слышала, что они, как бы, зверюшек спасают… За этическое и гуманное отношение к животным. Вот тебе и гуманизм, а? Или она чего-то не понимает? Вурдалак, до того мирно сидевший у её ног и бездумно пялившийся в землю, поднял лысоватую свою голову, принюхиваясь и заметно оживляясь. Видимо, запах от шкур его привлек. В глазках-пуговках, черных и лишенных хоть какой-то здравой мысли и отголоска разума, вспыхнула искра, какая у него бывает лишь в моменты охоты и боя. Пнув слегонца его ногой, Лейв наградила слугу строгим взглядом.
— Будь то искатели сокровищ или кровожадные охотники с пустошей, любые существа, поддерживающие Эрнестуэя и осмеливающиеся губить нашу драгоценную природу, объявляются врагами Д.Э.Г.О.Ж! — Тем временем увещевал верховный, кажется толи не заметив отсутствия интереса к его речи, толи тактично проигнорировав их. Правда, когда Лейв ощутимо наступили на ногу, она, приободрившись, тут же согласно закивала в такт словам друида.
— Да-да… непростительно. — Хотя, честно сказать, плевать. Естественный отбор, выживает сильнейшие, закон джунглей, на крайняк... все дела. Селя ви.
— Если вам случится убить кого-то из этих грязных прихвостней Эрнестуэя, — кажется, или до того мягкий ответ золотистых глаз этого несомненного мудреца сверкнули более хищным и ярким отблеском? — ..принесите мне доказательства их смерти — уши этих браконьеров!
Повисло молчание, которому не суждено было стать неловким. Лейв, несколько раз моргнув, чуть мотнула головой, прежде чем молвить единственный ёмкий и вмещавший в себя все её вопросы звук:
— Чё? — Он шутит так? Смеется? Они ж зверей спасают, ну… Причем тут уши? Хотя “убить” в контексте фразы звучало знакомо, привычно и даже ласково. Правда как к этому её святоша отнесётся ещё вопрос. А то вдруг решит, что браконьеров нужно спасти от рыцаря смерти? Это ж, тогда, будет как на прошлой неделе… А повторения, как-то, пока не хотелось. У Фалькоры удар будь здоров.
— И получите в награду благословение друидов Д.Э.Г.О.Ж.! — Триумфально и вдохновенно продолжил друид, видимо решив, что вопрос женщины заключался в вопросе награды, а не касался того, что это всё значит и как это можно хотя бы попытаться понять.
— Благословение? Папаш, а давай лучше деньгами, а? — Нет, ну а что? Работёнка то грязная. Да и на кой ей благословение, а? У неё вон уже есть одно, закованное в доспехи по самые уши и читающее морали с утра и до ночи. Спасибо, хватит. Обойдётся как-нибудь.

Отредактировано Лейв (2013-11-09 08:53:52)

3

Паладин как завороженный стоял перед здоровенной гранитной статуей, уставившись в табличку перед ней. "Разыскивается: Хэминг Эрнестуэй, враг Природы" гласила она здоровенными буквами и чуть ниже была набросанная угольком картинка - портрет, видимо. И подпись "Фоторобот Уничтожителя в естественной среде обитания: среди адского пламени подземного мира". Адского пламени на картинке Фалькора не нашел, и перевёл взгляд на статую, тоже изображающую дворфа, под ногами которого нещадно чадил веселый огонь. Видимо, именно он изображал ад, а подземный мир был представлен не менее метафорически - здоровенной бурлящей лужей, опоясывающей инсталляцию кольцом. Возможно, она выполняла ещё и противопожарную функцию, судя по тому, как неторопливо разгорался разломанный деревянный ящик перед статуей, в который выскочил уголёк. Паладин искренне недоумевал, к чему все эти ухищрения: дворфы все равно все на одно лицо, но, похоже, этот конкретный не на шутку разозлил этих ребят.
Син'дорай, наконец, отвлёкся и покрутил головой, осматривая маленький лагерь. Три палатки, таурены, ночный эльфы и зимняя дриада. Негусто, но в глазах праведный гнев праведных фанатиков, поэтому хорошо, что их так немного. Он уже хотел пойти к тому эльфу, который разговаривал с Лейв (а она, как это водится, даже вида не делала, будто слушает), когда его поманила к себе тауренша. Вид у неё при этом был загадочный весьма.
Здравствуй, — сдержанно приветствовала она, одновременно смеряя паладина оценивающим взглядом. Видимо, осталась довольна, потому что продолжила, внимательно следя за Фальком и будто готовая хватать его, если тому вздумается бежать. — К западу от нас находится озеро Кум'уа. Там обитают гигантские моллюски, и это единственное место их обитания, насколько мы знаем. А прихвостни Эрнестуэя занялись там добычей жемчуга, и разошлись не на шутку. Нужно преподать им урок.
Паладин, чуявший какой-то подвох, осторожно кивнул, показывая, что в принципе, в общих чертах, мысль улавливает. Тауренша выглядела вполне миролюбивой, голос у неё, как у всех её сородичей, был глубокий и мягкий, к тому же она была друидом. Мир и любовь, одним словом. Но что-то... что-то было не так.
Отправляйся к озеру и найди этих ловцов жемчуга. Убей их всех. Возвращайся лишь, когда воды озера покраснеют от крови этих браконьеров!
Какой, к демонам, мир, какая любовь?! Фалькора онемел даже от такого поворота событий. Тауренша не изменилась в... лице, но казалось, что адское пламя, которое он искал ранее, радостно взвилось вокруг неё, а её льдисто-голубой костюм окрасился багровыми сполохами. Совершенно обалдевший паладин только снова кивнул, осторожно отступая от друида. А то мало ли, решит ещё, что он тоже враг природы и привет. "Долбанные фанатики", - подумал син'дорай и поспешил к напарнице. Пожалуй, такое задание придётся ей по вкусу, как бы ни было неприятно это осознавать, но деньги нужны. Не сказать, чтобы ему нравилось работать с рыцарем смерти, но так уж сложилось. И Фалькора, как истинный паладин, принял этот крест и смирился с ним, дав себе зарок хотя бы немного изменить напарницу. Если не обратить её к Свету, так хоть сподвигнуть думать о живых существах вокруг.
Девушка уже, кажется, договорилась с ночным эльфом, больше похожим на ледяную статую, чем на живое существо. Было страшно любопытно, что за задание дали ей, но если эти друиды все такие, то можно ожидать чего угодно. Как только они отошли на некоторое расстояние, син'дорай решил поделиться впечатлениями.
— Они какие-то... странные, тебе не кажется?

4

Эльф, от такой наглости, кажется офигел. Но Лейв мало когда волновало что-то или кто-то кроме неё самой. Как-то задумавшись через пару секунд друид всё же кивнул и довольно улыбнувшаяся рыцарь протянула ему руку для закрепления «договора». Ещё помедлив, Латориус ответил на рукопожатие.
Довольно усмехнувшись, девушка свистнула своему спиногрызу и, взяв под узду коня, шагнула навстречу своему товарищу. Фалька был, мягко говоря, явно чем-то озадачен. Добродушно улыбавшаяся друид-таурен ему во след не вызывала подозрений. «Так чего это он?» Но обсуждать его состояние здесь смысла не имело. Видать, её святоше тоже не пришлись по вкусу эти фанатики. А вроде и цель у них, вполне себе, приемлемая: зверушек защищают, но… странные они. Методами. Если вы понимаете…
И словно бы прочитав её мысли, напарник озвучил свой вопрос. Оглянувшись на него, рыцарь смерти не смогла не сдержать привычной едкой усмешки:
— Я думала, что страннее тебя уже не найдешь, но нет! Эти защитники живой природы явно тронулись умом. — Блондинка (а некогда Лейв все же была блондинкой, хоть сейчас волосы и стали просто кипельно белыми, утратив золотистый блеск и лоск) покрутила многозначительно пальцем у виска.
— А если серьезно… — Хотя не сказать, чтобы сказанное до этого было не серьезным и слетело с губ в шутку, просто, раз даже если её паладин озадачился вопросом этих милейших лиц, то дело, видать, и правда пахнет керосином. По крайней мере. За время странствий со своим соглядатаем, Лейв убедилась, что на всякую мутную хрень и дела тёмные у Фальки явно есть чутье. Паладинское такое чутье, которое даже пару раз помогло им спастись, и самому син'дорай не умереть в первый раз, а Лейв уже дважды за её бренное существование. Смерть ей хоть и была к лицу (если верить комплиментам парочки вурдалаков и знакомых рыцарей смерти), но вновь становиться совсем уж хладным трупом ей не улыбалось.
— Страннее не бывает. Кровожадностью так и веет. А ещё той самой суровой справедливостью, которая ставит зло на колени и жестоко убивает. — Более сухо отозвалась девушка, вздохнув на свои мысли. Эх, жестокость этих ребят да в нормальных бы целях!.. В прочем, не о том же речь. Тут, вон, белочкам помогать нужно. 
Когда они отдалились на достаточное расстояние от лагеря Д.Э.Г.О.Ж.а, рыцарь огляделась по сторонам выбирая направление.
— Мне, в общем-то, без разницы куда идти… — Спешить рассказывать о сути своей «миссии» Лейв не спешила. Не ясно ещё как Фалькора к этому отнесётся. Хотя, в случае чего, у рыцаря уже был готов план «B», который сохранял жертвам жизнь, но всё равно лишал их ушей.
«А можно было бы сорвать двойной куш… — Если бы только удалось своего праведника выполнять это же задание, но для себя». Вдвое больше ушей – вдвое больше плата, разве нет? Самой эльфийке такая математика нравилась.
— Эй, — улыбнувшись, почти что даже добродушно и мило, Лейв оглянулась на своего товарища,  — Фаль~ко~ра, — лелейным голосом протянула она его имя, прежде чем, хитрюще сузив глаза наполненные не живым синим сиянием, облизнуть губы и выдать свой вопрос:
— А ты когда-нибудь целовался? — Нет, ну правда! У него столько догм и правил поведения, что, либо, даже девушку обнаженную сроду не видел. Только в книжках, и то ж не факт! В прочем, рыцарь наверняка и не знала, дают ли паладины всякие там обеты безбрачия, но чем не повод сейчас всё это и над напарником подшутить и, заодно, сбавить градус серьезности в предстоящем. А то так и карателем по голове огрести будет не долго. Или правосудием… А это, между прочим, очень и очень больно.

Отредактировано Лейв (2013-11-17 03:56:15)

5

Значит, не показалось. Если уж и рыцарь смерти говорит, что кровожадные, значит так и есть. Вдвойне интереснее стало, какое задание выдал тот благообразный друид напарнице. Похоже, совсем не стоило обманываться их умиротворённости да и вообще, нужно быть начеку. На всякий случай, так сказать.
Как, в общем-то, и с Лейв. Надо укреплять характер и смирять дух всё-таки. Не годится столько раз подряд удивляться, совсем.
Сколько, ты думаешь, мне лет? — вопросом на вопрос ответил паладин, внутренне недоумевая, с чего вдруг Лейв понадобилось это знать. — Пятнадцать? — он фыркнул. — Целовался. А что вдруг случилось?
А раз уж ей было всё равно, в какую сторону топать, Фалькора развернул коня в сторону предполагаемого нахождения озера. Красить воду в цвет крови не хотелось, это было как-то... ну, неправильно. Не настолько он любил животных, в конце концов, чтобы почём зря губить живые души. Может, поговорить с ними для начала? Внушить, что браконьерство - плохо, образумятся может? А если тауренша захочет проверить цвет воды, можно накидать туда порошка красного. Алхимики из кровавых гибискусов натрут за вменяемые деньги.

6

— Да так… — Протянула рыцарь, снова усмехнувшись. — Интересно стало… У тебя, просто, всегда такой вдохновенно-праведный вид, что даже представить сложно… что-то подобное.
Более уклончиво завершила она, потянув поводья и сходя следом с тропы.
А на самом деле, конечно, Фалька просто, сам тог оне замечая, очень красноречиво всегда удивлялся или входил в замешательство. Лейв уже и забыла, а, точнее, просто не смогла бы определить ,когда для неё стало хобби пытаться подначивать этого, обычно всегда такого спокойного, паладина. Уравновешенный, смиренный, уверенный в себе. Знающий себе и окружающим цену, принимающий исключительно верные решения и думающий о всемирном благе и спасении души... тьфу ты. Скукотища! Сперва ей было просто интересно, есть ли за всем этим ещё что-то. Ну… Более человеческое, что ли.
— Кстати, — поймав себя на том, что простейшего она то и не знает, Лейв, пришпорив коня и поравнявшись с напарником, снова задала вопрос, — а сколько тебе лет?
Они редко разговаривали по душам. И как-то ни его, ни её не тянуло на рассказы «О себе», а к чему лезть и напрашиваться? Но толи это задание с ушами так конкретно пошатнуло привычную почву под ногами, толи ещё что… Может воздух тут особенный?
«Ладно, это просто любопытство, — к чему искать иные отговорки?» Правда, правда и ничего кроме правды. Они столько уже путешествуют вместе, а ничего она о Фальке, кроме его имени, и не знает, считай. Хотя у паладинов, как была уверена, Лейв, всё одинаково  в жизни складывалось… Но это не повод не интересоваться. Но для начала, и правда. Было интересно узнать сколько ж ему, и правда, лет. По син'дорай физии фиг же ж поймешь какой он там десяток разменял, а то ж и сотню.
Но задать вдогонку ещё хоть что-то рыцарь не успела: за холмом, на который они неспешно поднимались, раздался оглушительный выстрел, нарушивший хрупкую тишину и мироустройство местной гармонии. В небо взвились с испуганным криком птицы.
«Вот и поговорили… — Пришпорив скакуна, Лейв тихо хмыкнула». Всё то Фальку что-то да спасает от разговоров с ней. А вот как он ей начинает морали читать, так хоть бы что-нибудь приключилось, а! Но нет же ж…
Стоило подняться на склон, как взгляду открылась небольшая долина. Заключенная в кольцо гор, с голубым озерцом посередке. Всего два спуска вниз: один правее них, метрах в двухстах, и один по другую сторону, напрямую через долину. А у скалистого склона, перед озером. Расположился палаточный лагерь. Дым от костров поднимался в небо, а слуха касались расплывчатые обрывки чужой громкой речи и весёлых песен. Лагерь как лагерь был бы, если бы не натянутые рядами шкуры, груда какого-то железа, в котором угадывались капканы и вооружение самих охотников.
— Каков план? — Скорее привычки ради спросила Лейв, уже заранее зная, что планы у них явно будут разные и это скоро выяснится. — Мне тут с них сказали кое что… взять.
Уклончиво описала своё задание рыцарь. Нет… ну а что? Если эти люди-дворфы не будут сопротивляться (а представителей других рас рыцарь смерти не заметила пока что), то может обойтись без жертв. Это ж какая щедрость у неё сегодня!

Отредактировано Лейв (2013-11-20 01:47:22)

7

Паладин только вздохнул, подумав, что напарнице, видимо, совсем скучно: вопросы посыпались один за другим. Он уж было хотел переспросить, сколько ей самой, уж больно на любопытную девочку стала похожа, но сдержался. Хорошо что на пригорочек они выехали как раз вовремя, и эти первые ласточки не превратятся в шквал подколок и подначек, довольно безобидный, но утомительный. Фалькора тихонько вздохнул, понимая, что это всего лишь отсрочка неизбежного, и внимательно рассматривая открывающуюся картину.
Да, судя по размаху, охотники и в самом деле разошлись, явно решив наладить промысел ценного меха и шкур из этого неприветливого места. Такими темпами (а капканов, ружей и сетей тут было много, и это даже не считая тех, что сейчас расставлены в поле!) они в самом деле истребят половину животного мира Нордскола и глазом не моргнут. Это надо прекращать, причем быстро и как-нибудь навсегда: Плеть со всех сторон, не до браконьеров, по хорошему-то.
План? — задумчиво переспросил паладин, сосредоточенно хмурясь и пытаясь прикинуть тактику на случай, если охотники не захотят убираться миром (в чём он сомневался тем сильнее, чем больше довольных лиц видел). — Да, может, поговорить, сначала? — с сомнением добавил он.
Охотники тоже заметили путников, торчащих на фоне светлого неба, переливающегося золотистым светом экзотического северного сияния, как прыщ на носу. Своих дел они, конечно, не бросили, но в их сторону поглядывали исправно, и оружие переложили к себе поближе, на всякий случай, видимо.
Погоди. Что тебе надо с них взять? — встрепенулся рыцарь крови, отвлекаясь от обдумывания задания. Эта обтекаемая формулировка совсем неспроста, уж он-то успел уже выяснить.

8

— Ну… Как тебе сказать, — наблюдая за тем, как в лагере все оживились их заметив, а некоторые даже похвастались за оружие, Лейв пришпорила коня и, потянув того за узду, направила в сторону спуска в каньон.
— Мне нужны… — И как ему сказать, а? Господи, да девушки о своих изменах с большей легкостью признаются рогатым возлюбленным, чем она этому святоше о том или ином новом задании.
«Уже предвкушаю, что сейчас будет… — Интересно, мораль с нравоучениями или просто категоричное «Нет, это мы делать не будем?» Точнее, в данном случае она этого делать не будет. Придет к тому друиду ни с чем, виновато шаркая ножкой и раскланиваясь извинится, мол. Прошу пардону, не смогла… И как Фалька себе это представить только готов? А? Чтобы она и извинялась? Нет. Даже не так... чтобы ОНА и не смогла добыть чьих-то ушей?! 
— Мне нужны их уши. — Сказала рыцарь смерти самым будничным тоном, каким говорят шестой раз за день о погоде, скорчив при этом флегматично-спокойную физиономию. — Чем больше ушей – тем больше награда. А, ну и как приятный бонус – пообещали благословить. Ну ты же любишь такие штуки… — Может это его хоть немного задобрит?
— Но я согласна сперва поговорить. Да. — Пошла Лейв на уступку и, когда они спустились по каменистой и ужасно пологой тропе у лагерю, приветственно махнула рукой человекам и дворфам в лагере:
— Здорова, мужики!

9

"И всё-таки это очень странные друиды, - подумал паладин. - То озеро им кровью покрась, то уши вот принеси..." Все предыдущие, которые попадались на пути, были если и не мирными, но лишней крови не жаждали, это точно. А эти защитники животных какие-то совсем озверевшие...
Не успел Фалькора удержать союзницу, как она уже ринулась "разговаривать" с предполагаемыми поставщиками крови и ушей. Это, видимо, был жест из той серии, которые делаются необдуманно и ожидаемо проваливаются. А потом рыцарь смерти с притворной жалостью сообщает: "Ну я предлагала, а они не согласились. Ты сам видел!"
Чтобы не только видеть, но ещё и как-то попробовать направить разговор в нужное русло, рыцарь крови поторопился перехватить инициативу.
— Вы, наверное, в курсе, — начал син'дорай в ответ на неприветливый вопрос "Чё нада?!", — что там друиды есть. — он ткнул пальцем себе за спину. — И зуб у них на вас будь здоров. Крови хотят, и много. Может, свалите отсюда? А не то нам придётся принести им ваши уши.
"Плохая была идея," - подумал эльф, внимательно глядя в суровые лица, оскаленные в самонадеянными ухмылками. Вернее, идея-то была нормальная, контингент не тот.
— Единственные, кому стоит бояться за свои ушки - это вы двое. Так что, девочки, катитесь, пока мы добрые, — суровый и порядком сквадраченный браконьер демонстративно сплюнул под копыта коней незнакомцев. — А не то к вечеру у нас станет на две шкуры больше.
Остальные одобрительно загудели, весело поглядывая на незваных гостей и перебрасываясь грубыми шуточками. В самом деле, неужто кто-то мог надеяться вдвоём выкурить их с насиженного места? Совсем эти искатели приключений последние мозги растеряли. Или отморозили.

10

— Чё нада?!
«Фу как грубо! — Хотя чья бы корова мычала…» Сама Лейв редко отличалась педантичностью и тактом ещё до своей смерти, а уж после и вовсе начинала забывать о всяких приличиях. А зачем? Она мёртва, её мертвые чувства мало что в действительности тревожит… Иногда даже казалось, что это всё не более, чем сила привычки и обходиться можно и без неё. Наверное именно поэтому она так и стремится всячески задевать живых. Это родом ещё откуда-то с тех времён, когда они преданно служили Королю Личу и искренне и честно ненавидели всё то, что могло дышать, чувствовать и наслаждаться тем, чего они были полностью лишены. У них не оставалось иного ремесла, кроме войны, в которой у них не было права не преуспеть: не знающие усталости, не чувствующие боли, потерявшие всякое сострадание, каждый из воскресших становился идеальным оружием в Его руках.
Мотнув головой, Лейв оглядела самонадеянных охотников и посмотрела на Фалькору. По выражению лица паладина было сложно что-либо понять, хотя понимать, на самом деле, было особо и нечего… Фалькора сейчас, либо, взвешивает либо порцию убедительных речей, либо думает, как ещё можно разогнать этот сомнительный сброд. Выполнять такое задание от друидов ему претит, но и в няньки он ведь тоже не нанимался. Вообще, вот по-хорошему и по логике, взять бы им с ним да уйти в закат. Но нет… Что вы. Как можно? Не по совести будет.
— Мы предложили, они – отказались… — затеяла она в привычном манере и знакомом паладину ключе, но совершенно будничным тоном, который ещё оставлял для несчастных надежду. Но Фалькора знал, во что это обернётся и чем станет. — Ты сам всё видел и слышал…
«А вот плевать так демонстративно я бы не советовала… — Конь Аркеруса даже ухом не повел, только повернул морду в сторону человека, уставившись на него сверкающими белым пламенем провалами глаз. Мужик посторонился, словно только сейчас предав значение тому, кого перед собой видит.
— Совсем страх потеряли! — рявкнула эльфийка, мигом заводясь. Хотя её спутник мог бы предположить, что Лейв просто ждала повода.   
Всхрапнув, конь под ней сделал несколько шагов назад, прежде чем, с ржанием вскинулся на дыбы. Раздается лязг сбруи и стремян — громоподобный, не естественный, похожий больше на отголосок кошмара. 
— Смерть и разложение! — Со вскинутых вверх рук срываются фиолетовые ленты всполохов. Переплетаясь, они устремляются в землю, ударяя в неё, словно молнией. Кровавый росчерк руны вырисовывается мгновенно, расползаясь в широкий круг. Жесткая трава, с мелкими блеклыми цветочками, пожухла, когда над мёрзлой землей поднялся алый туман осквернения.
Лагерь в миг ожил и наполнился криком. Подошедшие к ним охотники шарахнулись в разные стороны, одни хватались за ружья, другие за топоры на коротких ручках и чуть кривые ножи.
По воздуху разнёсся раскатистый мерный гул — зов зимнего горна. Воздух на короткое мгновение словно бы наполнился искристым мелким снегом, ощутимо повеяло холодом, хотя, казалось бы, куда уж здесь холоднее? Север, как не крути…
Эльфийка без разговоров обнажила мечи, когда воздух разорвал первый прозвучавший в их сторону выстрел.

11

"Только не снова!" - мысленно взмолился паладин, стоило только Лэйв завести свою привычную песню.  Вот уж насколько паладинов считали оторванными и безрассудными, бросающимися очертя голову на своих врагов и самонадеянно рассчитывающими на несколько святых щитов в случае каких-либо затруднений, но по сравнению с этой эльфийкой Фалькора чувствовал себя настоящим оплотом смирения и рассудительности. За всё время их знакомства, он первым ринулся в бой только раз, но там был особый случай.
Более того, горячность и ярость рыцаря смерти были таковы, что врагов она выкашивала, как ромашки на лугу, только успевай её лечить. Паладин уже даже подумывал, не сменить ли специализацию, а то выдыхался слишком быстро с этими исцелениями, да и арсенал был не так уж и богат. Отчасти поэтому, а отчасти потому, что у охотников было серьёзное численное преимущество, син'дорай не стал тратить попусту силы и, недолго думая, накинул на подругу щит, да и на себя заодно. К слову, Лэйв просто ненавидела Длань Спасения за то, что не только враги ей, но и она сама в этот момент не могла причинить им хоть какой-либо вред. Потом она, конечно, выскажет ему ВСЁ, что думает по этому поводу, но она, хотя бы сможет высказывать. Фалькоре не хотелось познавать глубины человеческой изобретательности в отношении эльфов крови.
Поэтому паладин схватил коня Акеруса под уздцы, пользуясь тем, что руки рыцаря смерти заняты оружием, и пришпорил своего скакуна, ломанувшись через лагерь напрямик, раскидав подвернувшихся под копыта охотников. Возмущённые вопли неслись им вслед.

В последний раз повторяю, это было чистое самоубийство!
И всё-таки, несмотря на смерть, холодное сияние глаз и температуру тела в гармонии с температурой окружающей среды, Лэйв была и оставалась настоящей женщиной! И мозг выносила качественно, со вкусом, наслаждением. Должно быть, так она мстила за ежедневные напоминания о морали и этике, которые так беспардонно попирала, и в эти моменты Фальк желал, чтобы кто-нибудь отпилил ему голову.
И втайне жалел, что она не живая.

12

«Шшш… Чтоооо?? — О, это незабываемое, непередаваемое, раздражающее и совершенно тупое состояние, по ощущениям равное тому, словно тебя заперли в вакуум!»  Довольная улыбка сошла с лица эльфийки и не оставила за собой даже призрачного следа. Выражение лица сменилось сперва на раздраженное и откровенно злое, прекрасно сопровождавшее все её гневные вопли в адрес не только паладина, но и всего мироздания сразу:
— %$^!   $&%^#(*☆!! &&%^($)!!   %* %^%&$ (%*#^#(%! *%^$%☼ %$&#^%)@*%&!! — Лейв бы и сама затруднялась сказать, в какой момент времени её словарный запас стал переполнен орочьей оригинальностью, тролльскими наречиями и гоблинским, скорее все же близким к профессиональному, слэнгом, но выдохлась сегодня рыцарь быстро. То ли понимала, что спор бесполезен, то ли под стихшие выстрелы, преследовавшие их в спины, успокоилась и сама. Удрученно вздохну, эльфийка наклонилась к самой шее коня, уткнувшись щекой на жесткую шерсть жеребца и глядя тусклым взглядом на тундру, на просторах которой они снова оказались.
«И вот... какого беса?? — Раздражение вернулось в ту же секунду, когда льдистый взгляд скользнул с однообразной равнины вперед.
Возможно, что он, конечно, прав. Возможно, она поспешила. Но черта с два эти мужланы с ружбайками им бы хоть что-то сделали! Им! Ну или ей... В конце концов, двум смертям не бывать, а одну она уже в своей жизни пережила. А его, как паладина, убить тот ещё квест. Иногда, такие порывы заботы над, казалось бы, окружающими, эльфийка списывала на заботы за её и без того мертвую шкурку. И в такие моменты терялась что и думать на сей счет. С одной стороны он, конечно, за ней присматривает, особенно а поведением. И сперва оно все так и было. Но сейчас, кажется, даже привычные морали об «не убий» стали чем-то… скучным, кратким и просто «для галочки» чем несли в себе прежний смысл. С другой стороны, конечно, и она уже перестала почти по любому поводу цепляться к окружающим и иногда проявляла дьявольское терпение. Но… Нет, мысль, что это забота, которая прямо вот  з а б о т а,  была чужда, смутна, сомнительна и не ясна. И оскорбляла рыцарскую гордость. Армия Короля Лича была создана для войны. У них нет иного ремесла, которое далось бы им лучше. А уж если вспоминать как сперва весь мир принял своих новых и таких внезапных союзников… С каким все же отторжением и плохо скрываемой ненавистью к тем, кто уже мертвы. И хоть они больше не Его армия, но, если смотреть правде в глаза, ни на что более, кроме как найти себе повторную достойную смерть, они не были способны.
Вот может она её старательно ищет, пока этот святоша все своими щитами разбрасывается, а?
В конце концов, рунический клинок жаждал крови. Как и голова хорошей взбучки.
Поднимаясь и выпрямляясь в седле, Лейв, вернув один из мечей в ножны, протянула вперед руку и хотела все же испробовать на паладине удушение, но… вздохнув, а точнее выдохнув раздражение, убрала и второй клинок.
— И что дальше? — Слишком, сли~шком холодно и равнодушно.

Отредактировано Лейв (2014-03-12 01:50:10)


Вы здесь » 99 дверей » World of Warcraft » Д.Э.Г.О.Ж? WTF?!!