http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » World of Warcraft » Во льдах Нордскола


Во льдах Нордскола

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Фандом: World of Warcraft: Wrath of the Lich King
Жанр: квест, приключения
Рейтинг: не принципиально, как получится
Пожелания к игре: весело и сюжетно
Пожелания к игрокам: игра рассчитана на двоих, так что обо всех нюансах можно договориться лично
Краткое описание временного промежутка: Артас уже стал Королем Личем, воздвиг Цитадель Ледяной Короны и уселся на ледяной трон. Он копит силы Плети в Нордсколе, а преданые им рыцари смерти планируют месть своему бывшему господину, объединившись под знаменами Рыцарей Черного Клинка.
Начало игры (первый игровой отпост):

В Борейской Тундре третий день зверствовала снежная буря. Со свинцовых небес сыпался мелкий противный снег, секущий незащищенные части тела, впивающийся острыми иголочками. Мороз не позволял дышать полной грудью, заставляя давиться воздухом при каждом вздохе.
- Вот так погодка, а, капитан? – старый матрос встряхнулся, будто большой уличный пес, избавляясь от снега, насыпавшегося на голову, за шиворот, облепившего одежду. Он достал из-за пазухи старую, порядком помятую флягу, щедро отхлебнул из нее крепленого пойла Громового Молота, крякнул удовлетворенно, ощущая, как по промерзшему телу разливается живительное тепло. Моряк упал на стул поближе к жарко пылающему очагу, его капитан уселся напротив, кивнул официантке, чтобы та поднесла им выпить и перекусить. Этим вечером в таверне Крепости Отваги было не протолкнуться от желающих переждать непогоду, так что им очень повезло увести свободный столик прямиком из-под носа у двух дворфийских охотников, отвлекшихся на спор о превосходстве и недостатках в бою гончей недр.
- Да, погода паршивая, чтоб меня кракен сожрал! – капитан залпом опустошил кружку и попросил у разносчицы вторую. – В такой шторм ни одна каракатица из своей норы не высунется! Хотя, как я слыхал, из Штормграда прибывает последний корабль этим вечером. Понятия не имею, какой идиот решился вывести свою посудину из порта в сезон штормов!
- Видать тот, у которого особого выбора не было, - хохотнул матрос и хватанул из глубокой кружки крепленого караносского эля.
Моряки продолжали обсуждать погоду, а чуть в стороне за столиком сидела грустная дренейка. Судя по облачению, она была начинающим магом. Красивая черноволосая девушка без особого аппетита ковыряла рагу из тундрового кролика. Она прибыла в Нордскол, чтобы разыскать брата, но по такой погоде одинокой недоученной магичке следовало сидеть в таверне и не дергаться, в противном случае она рисковала навсегда сгинуть на ледяных просторах. Эх, вот бы кто помог! Аарана с удовольствием перепоручила бы поисковую миссию более опытному и искусному искателю приключений.

Отредактировано Хейхолт (2014-04-29 20:02:35)

2

"Северное копьё" опасно накренилось и в очередной раз зачерпнуло носом ледяную воду. Закованный в броню ледокол прыгал на чёрных волнах с полудня, и Киреша трижды прокляла и предложенную на завтрак копчёную рыбу, и коптившего её матроса, и того умельца, что извалял чёртову коптильню, и того демона, что дёрнул её позавтракать перед бурей. Вероятно, рыба чувствовала близость океана и, несмотря на прокопчённые бока, отчаянно рвалась на волю из дренейского желудка. Нежно-лавандовые щёки приобрели нездоровый зеленоватый оттенок, и молодая жрица истово молилась, дабы Наару ниспослали ей выдержки и терпения, а этому бронированному корыту — тихую гавань.

Над деревянным помостом на причале Крепости Отваги взмывали пенные веера, яростно бесновались под каменными стенами северные волны, озябшие золотистые грифоны под бесполезным навесом нахохлились, как огромные голуби. Они встряхивали крыльями, топорщили перья, обтрушивая воду, и злобно зыркали на согревающегося из дворфийской фляги укротителя.

— Палубной команде по местам швартовки стоять! Швартоваться правым бортом! Подать носовой шпринг! Берегись! — орали, перекрикиывая бурю, бравые штормградские мореходы. "Северное копьё" вздрогнуло, ударяясь о причал, взвыло покорёженное железо, с треском разлетелись доски, кто-то громко выругался, поминая кракена и Иллидана. Кирешу бросило на пол, с края стола опасно свесилась недопитая кружка и грохнула с высоты, расплескав пенные остатки, но всё же позволив жрице в последнее мгновение откатиться в сторону под ноги вцепившемуся в дверной косяк гному-торговцу.

Приплыли...! — хрипло выдохнула девушка, закрывая глаза и вслушиваясь в громогласное ворчание голодного океана.

— Вот и ладненько! — пискнул гном.

Пока выгружали перепуганных лошадей да кумекали над разгромленным причалом, экзодарская жрица накинула щит и опрометью бросилась к таверне. От колючего, яростно мечущегося в воздухе снега Слово Силы не спасало, зато придавало ускорения, наполняя ноги лёгкостью и быстротой. Впрочем, силы дрейнейки быстро иссякли. Она ворвалась в таверну, под недовольное ворчание нахохлившихся завсегдатаев, застрявших гостей и торговцев захлопнула за собой дверь и тут же обнаружила заинтересованные горящие взгляды потенциальных нанимателей, с порога заприметивших за спиной незнакомки боевой жреческий посох.

3

- Якорь мне в задницу, кэп, ты только погляди! - давешний матрос плотоядно облизнулся, глядя на вновь прибывшую девушку. - Экие сегодня дренеечки, одна другой краше! Ты глянь, глянь! Ух, я б ее... - следующие слова сторого морского волка в приличном обществе цитировать не рекомендовалось.
Капитан "Жирной бешенки" обернулся, да так и поперхнулся.
- Ты что, ополоумел, сожри тебя кракен?! Не видишь, посох какой? На тот свет захотелось?
- А чего я-то?
- Ты еще больше похабных шуточек в адрес боевой жрицы отпускай, узнаешь!
Моряк заткнулся и поспешил спрятаться за пивной кружкой, а вот сидящая неподалеку магичка напротив вскинулась, подобралась, с надеждой взглянула на переступившую порог таверны жрицу. Вот так дела! Вот так удача! Наверняка можно попросить у нее помощи, она не откажет соотечественнице!
-  Кронакай кристор, сестра! - поднялась из-за столика Аарана и приветственно помахала рукой. - Садись к моему столу, позволь тебя угостить!

4

— Arkenon Poros! — охотно отозвалась жрица, откидывая за спину капюшон, знатно отяжелевший от сырой россыпи капелек, оставленной налипшими снежинками. По плечам рассыпались спутанные пепельные пряди, дренейка запустила в них длинные когтистые пальцы, распутывая и приглаживая белобрысую шевелюру. Одновременно девушка осязательно ощупала изящно изогнутые рога и череп, проверяя целостность оных после удара о корабельные доски, и только потом скрестила ладони на груди, коротко кланяясь соотечественнице. Подобная щедрость и приветливая улыбка магички не только заслуживали ответной любезности, но и явно были неспроста...

Похоже, первое задание нашло жрицу раньше, чем она успела расспросить хозяина таверны и снять комнату. Обычно нуждающиеся в наёмной силе скупердяи (тридцать серебряников за дюжину бешеных и, прошу заметить, чумных медведей — ну не хамство ли?!!) подтягивались ближе к вечеру, когда слух о прибытии очередного простофили в разноцветных доспехах, готового за пару монет изничтожить всю фауну в округе, расползался по провинциальному городку, стоянке или поселению. Живущая по праведным заветам Ша'тар, Киреша не отказывалась даже от самой грязной и опасной работы, помогая людям и нелюдям почти безвозмездно и с нежнейшей благодарностью получая за два десятка убиенных гидр пару выношенных кольчужных портков, кое немедленно же отправлялись в загребущие ручонки первого попавшегося гоблина-старьёвщика или, за неимением гоблина, в ближайшую помойку.

— Я Киреша, дочь Кадмоса, жрица из Экзодара. Чем я могу помочь тебе? — нараспев проговорила блондинка, а после гораздо менее патетичным тоном потребовала у хозяина горячего вина с тмином для разогрева героического нутра в преддверии героических свершений.

5

Ученица магов кивнула подавальщице, мол, неси, я все оплачу, и повернулась к соотечественнице.
- Я Аарана, дочь Бехомата, наставника воинов из Экзодара, сестра паладина Хейхолта из Серебрянного Союза. Вы не слышали о нем, о Хейхолте? - с внезапной надеждой спросила девушка, но потом одернула сама себя, прикусила черную губку и трогательно свела бровки "домиком". Тем временем им подали подогретое вино с тмином, костечешуйного луциана, запеченного на гриле и сладкие фрукты из низины Шолазар. Аарана все тянула время, попивая вино и не зная, с чего начать. Ей как-то еще ни разу не доводилось поручать что-нибудь кому-нибудь, а потому девушка ужасно нервничала, будто перед первым в своей жизни экзаменом.
- Так вот... беда у меня, Киреша. Брат мой отправился вместе с отрядом паладинов в Восточные Чумные земли... ну, тогда они чумными-то не были пока еще, но зараза уже начала расползаться из Акеруса. Я не знаю, что там случилось, но больше об отряде Хейхолта никто и ничего не слышал очень долгое время. Десяток лучших паладинов пропали, как сквозь землю провалились. Я слыхала, будто там рыцари смерти подняли мятеж, взбунтовались против Короля Лича, заставили его сбежать сюда, в Нордскол. Подробности мне не известны. Мы с отцом уже считали Хейхолта погибшим, успели оплакать его и похоронить, как вдруг пришла внезапная весть! Жив! Видели! Вроде бы какой-то охотник видел небольшой отряд у крипты рядом с храмовым городом Эн'кила, это на северо-востоке Борейской тундры. Я хотела пойти сама искать его, но... я боюсь! Я ведь только ученица мага, а там нежить, говорят, метель, страшно! - Аарана страдальчески всхлипнула и утерла рукавом слезинку, скатившуюся по щеке. История выходила какой-то очень уж трагической и слезливой, брат бы отругал и отвесил подзатыльник, чтобы не играла комедию.
"Эх, братец-братец, где тебя носит?"

6

Киреша обогрела руки о щербатую кружку и задумчиво прикинула в уме дальнейший план действий. Итак, если она согласится на эту авантюру, об отдыхе на ближайшее время можно позабыть. Хотя, ежели рассуждать трезво, доспехи сами себя не починят, а питаться святым духом единым пока что не научились даже самые истовые  клирики. С другой стороны, разыскивать какого-то дренея в чужой заснеженной тундре — это вам не у дохлых гноллов по карманам шарить.

Первые задания в Западном краю и на острове Кровавой дымки теперь вспоминались с неизменной ностальгической улыбкой. Помочь приготовить похлёбку из потрохов, наломать кристаллов, зачерпнуть водицы из водопада — вот ведь задания были! Золото, а не задания. Хотя как раз-таки золота молодая жрица тогда в глаза не видала, но сейчас, похоже, пришло время поднять ставки.

— Нет, не слышала. Я уже давно в странствиях, Аарана, и редко встречаю наших братьев на просторах Азерота. А тех, кто может поделиться со мной свежими вестями из Экзодара, — и того реже. Но детали мы обсудим позже. Вопрос в цене. Я не работаю даром и за столь опасное предприятие возьму золотом. У тебя есть золото?

Отредактировано Киреша (2014-05-03 22:32:35)

7

Дочь Бехомата порылась в сумке и выложила на стол пухленький кошель.
- Вот, это то, что я могу отдать тебе, Киреша. Тут 25 золотых и еще что-то серебром и медью. А еще... - девушка пошарила в поясной сумочке и извлекла оттуда гладко отполированный экзодарский кристалл, в сердцевине которого мягко мерцала и пульсировала голубоватая искорка. - Вот. Возьми это как задаток. Мне его подарил сам Велен! - с гордостью похвасталась барышня, любовно поглаживая гладкий бок кристалла. - В бою он залечивает раны и восполняет ману, да еще и усиливает твои заклинания, если перед произнесением сжать его в ладони. Вещь незаменимая! Я-то больше теоретик, почти не сражаюсь никогда, но тебе пригодится. Бери. Только найди брата, а? - дренейка умоляюще посмотрела на собеседницу, готовая бухнуться перед ней на колени прямо тут и сейчас. Во-первых, за брата она действительно переживала, а, во-вторых, от одной мысли, что придется самой идти в эту снежную муть, полную нежити и прочих чудовищ из детских кошмаров, оживших и вполне готовых отгрызть от дренейской задницы самую аппетитную филейную часть, юной магичке становилось откровенно страшно, а желание забиться под кровать и прикинуться валенком становилось практически необоримым.
- Я все расскажу тебе о брате, ты легко узнаешь его, если увидишь. Даже портрет дать могу! У меня есть с собой маленький такой...

8

— Показывай, — жрица уверенно взяла кошель, но пересчитывать не стала, только взвесила на ладони. В каком же магичка отчаянии, раз готова отсыпать четверть сотни золотом за предприятие, которые, быть может, обречено на провал. Проще отобрать кусок мяса у голодной гончей недр, нежели разыскать одного конкретного дренея в чужом краю. Из Восточных Королевств сюда кораблями переправились сотни паладинов, и дренеев среди них едва ли не половина. Судьба распорядилась их жизнями по-разному: одним была уготована слава героев, другие давно лежали в мёрзлой земле, и Киреша опасалась, как бы Хейхолта не постигла та же скорбная участь. Тогда ей придётся принести Ааране дурные вести и одну из вещей павшего воина Света в доказательство. Пожалуй, это-то как раз самое сложное в её работе. "Наару да не оставят меня милостью своею!"

— Аарана, ты ведь понимаешь, что шансы на благополучный исход не так велики? После случившегося с принцем Артасом Менетилом над паладинами севера тяготеет злой и жестокий рок, — тихо заговорила Киреша.

Отредактировано Киреша (2014-05-12 10:28:35)

9

Юная дренейка горестно закусила черную губку, шмыгнула носиком и принялась вдумчиво рыться в дорожной сумке, пряча за упавшими на лицо светлыми волосами зареванное личико. Ее дорогой брат мог расстаться с жизнью еще при битве у часовни Последней надежды, да и потом мало ли было случаев сгинуть без следа? То, что он в Нордсколе, было всего лишь неподтвержденными слухами. Наставник настрого запретил Ааране соваться в эту авантюру, а отец пригрозил, что собственноручно прикует строптивую дочь к наковальне в Торговом зале, если та вздумает ослушаться. И приковал! Откуда ему было знать, что не слишком преуспевшая в боевой магии девушка давно уже научилась искусству телепортации? Так и сбежала она в Штормград, а оттуда уж дорога была ясная, на корабле.
- Вот. Это он, - магичка снова шмыгнула носом и протянула наемнице овальный медальон размером в ладонь. Надо признать, миниатюра оказалась очень годной. Можно было рассмотреть и черты сурового дренейского лица, и детали золоченого доспеха с лиловыми кристаллами на наплечниках, и поднятый на плечо легендарный молот Наару.
- Он этот молот из логова самого Груула вынес! - гордо похвасталась девушка. - Мой брат самый храбрый, самый сильный, он не мог погибнуть, я уверена! Не мог и все тут!

10

— А как же иначе! — Киреша поддержала собеседницу безо всякого энтузиазма. Все, кого ей когда-либо приходилось разыскивать по воле безутешных родственников, без исключения были "самыми-самыми". Кажется, заслуги брата Аарана могла перечислять бесконечно, при этом она продолжала рыдать и кусать губы. Это стало порядком раздражать, поэтому жрица сунула миниатюру в карман небольшой походной сумки на поясе и решительно поднялась из-за столика. Можно было пожертвовать обедом и отдыхом, рискнуть сунуться в снежную бурю, но дольше выносить вид зарёванного лица и искусанных почти до крови губ оказалось выше её сил.

— Я отправляюсь на поиски без промедления. Если наши худшие опасения подтвердятся, принесу одну из его вещей. Ожидай нас, и да благословят тебя Наару! — дренейка воздела руки к потолку в ритуальном жесте, и над соотечественницей на мгновение засветилась круглая печать, опутанная вязью ритуальных письмён. — Моя молитва придаст тебе стойкости.

Жрица накинула капюшон и стремительно вышла за двери, грудью встретив утихающую снежную бурю. У коновязи среди перепуганных лошадей возлежал её ездовой ледопард. Полгода назад девушке (после многомесячной службы) повезло уговорить отшельника-укротителя из Зимних Ключей продать ей диковинного зверя. Гигантская сиреневая кошка в частую снежную полоску была привычна к холоду и комфортно чувствовала себя на ледяных просторах Нордскола. Её густой мех слепил глаза днём и мягко переливался при свете звёзд. Киреша несколько месяцев жизни убила, чтобы заслужить доверие взыскательного укротителя, отвалила тысячу золотом, однако ни разу не пожалела о своей покупке.

11

Выносливый и быстрый зверь был как никогда кстати, учитывая, через какую непогоду предстояло продираться девушке по пути на восток Борейской тундры. Метель завывала с яростью оголодавшей охотничей псины, загоняющей аппетитную жирненькую добычу. Непогода сегодня была охотницей, а вот дренейской жрице, кажется, предстояло стать дичью. С другой стороны, что такое непогода для закаленного в  боях приключенца?

Данные, которыми Аарана поделилась с Кирешей, были не совсем достоверными. Небольшой отряд Рыцарей Черного Клинка под предводительством Хейхолта расположился не в крипте под стенами храмового города, а в зиккурате немного в стороне. Когда-то тут обитал некромант Кел'Терис, превратившийся в лича. Он выводил все новых и новых солдат Плети на радость своему господину, приближая захват тундры ордами нежити. Рыцарям удалось уничтожить некроманта, вычистить его логово и самим его занять, устроив тут базу.
- Есть новости? - Хейхолт сидел на лестнице на входе в зиккурат под валящим со свинцовых небес снегом и старательно натирал куском тонко выделанной кожи свой молот, избавляясь от следов черной вонючей крови. Кажется, эти потеки остались от вурдалака, который попытался подзакусить рыцарем смерти... Попытка не удалась. Дреней поднялся, закинул молот на плечо и внимательно посмотрел ярким, горящим аквамариновым огнем взглядом на вернувшихся разведчиков. Два рыцаря-эльфа, похожих как две капли воды, одинаково хмуро взглянули на своего предводителя.
- Нам удалось кое-что подслушать. Давай не здесь, генерал.
- Когда это я успел стать генералом? - насмешливо усмехнулся Хейхолт, пропуская разведчиков в зиккурат и следуя за ними внутрь.
- Мы тебя назначили, смирись, - отозвался второй близнец.

12

Огромный полосатый зверь мощным прыжками преодолевал заснеженные тундровые просторы, оставляя за спиной Киреши могучую серокаменную крепость с синими знамёнами, которая стремительно таяла за сгущающейся завесой неистовствующей вьюги. Снежинки забивались под капюшон, холодили шею. То тут, то там ещё темнели из-под снегового покрова залысины с колючей тундровой травкой и мелкими звездчатыми цветочками, названия которых жрица не знала, но и их стремительно заносило снегом. Северный ветер принёс солёные запахи моря и крови: в бухте Каскала битва с дикими морскими разбойникам-врайкулами продолжалась несмотря на снежную бурю. По правую руку тянулся изрезанный берег, по левую, если верить карте, должны были дымить горячие озёра, наполняемые гейзерами. Но пара Киреша не увидела. Тропа уже начала теряться под могучими лапами ледопарда, когда снег стал глубже, звериные следы — чётче, а впереди замаячила призрачная стена знаменитого храмового города Эн'кила, превратившегося в оплот армии Плети. Над стенами терялись в снеговом мареве чудовищные очертания летающей крепости, похожей на гигантского четырёхлапого паука, повисшего на спускающейся с небес исполинской паутине. Ранее жрица видела крепость Плети лишь единожды, в Восточных Чумных землях. Это был Акерус, и это было целую вечность тому назад. Гнетущие впечатления не притупились за многие месяцы странствий: крепость по-прежнему вселяла ужас, невыразимую тоску и острое желание заворотить ледопарда назад. Вместо этого Киреша спешилась и отправила зверя прочь, чтобы не мешался под ногами и не привлекал лишнего внимания. Если Эн'кила действительно населён тварями Плети и полон нежити по самые украшенные огромными рогатыми черепами башни, ей лучше как можно скорее найти бренные паладинские останки и убедиться, что благословенный дух давно покинул их и слился с Вечным Светом... ну или куда там отправляются души праведных экзархов? Если же Хейхолт цел, то его здесь, скорее всего нет, ибо живым в округе не место.

Справа замаячила чёрная громада зиккурата. Засмотревшись на него, дренейка споткнулась, почти по колено утопив правую ногу в холодной луже под треснувшей корочкой тонкого льда, тихо выругалась и отряхнула копытце.

13

Зиккурат выглядел совершенно безжизненным. Сложно было поверить, что в этой проклятой постройке вообще кто-то решится не то что жить, а даже пересидеть бурю. На вершине конструкции Плети в огромном оскаленном клыками черепе мерцало зеленоватое зловещее пламя, превращая его пустые глазницы в злобно глядящие на приближающуюся дренейку буркалы. Если тут кто и был, то разве что залетные вурдалаки и какой-нибудь лич-отшельник, не пожелавший плодить нежить в храмовом городе, а разжившийся, так сказать, загородной резиденцией.
- ... Пока вы его допрашиваете, мы еще осмотримся! - послышался вполне себе эльфийский говорок из-под арочного входа в зиккурат. Голос был звучным, глубоким и каким-то гулким, как будто эльф разговаривал, засунув голову в походный котел.
На порог из недр зловещей конструкции вышли два ночных эльфа. Оба красно-рыжие, ушастые, с внушительного вида топорами, закованные в черные латы. Их глаза светились холодным ультрамариновым огнем, но в той буре, что сейчас бушевала в тундре, такие детали вряд ли могли броситься в глаза дренейке, застрявшей ножкой в заледеневшей луже.
- Ого!
- Красотка!
- Жрица! Больше почтения!
- Помощь нужна, госпожа?
- Надо доложить генералу.

14

Вздрогнувшая от неожиданности дренейка ошарашенно замерла, уставившись на неожиданно подвалившую компанию. Калдореи были странными, красноволосыми, как их кровавые собратья, не говоря уж о том, что от звуков их голосов у Киреши немедленно засосало под ложечкой. В бесстрастных и равнодушных глазах клубилось и вьюжилось холодное голубое пламя. Жрица смотрела на рыцарей, а те смотрели на жрицу. Игра в гляделки продолжалась несколько секунд, а потом девушка медленно извлекла ногу из полыньи, машинально отряхнула копытце и решила, что эльфы уже никогда, никому и ничего не расскажут. Как-нибудь обойдётся генерал без доклада. И хотя солдат Плети (а в том, что это они, родимые, сомневаться не приходилось) было двое, они были закованы в тяжёлые латы и хорошо вооружены, острый приступ жизнелюбия подсказал единственное правильное решение.

Тёмное пламя взметнулось над головой, оставив лишь зловещую чёрную тень на фоне северных снегов. Тень скользнула в сторону, оставляя за собой лиловые сполохи, выбирая оптимальную позицию для удара и не давая рыцарям подойти слишком близко. Киреша прошептала заклинание и... потеряла сознание, замерев в боевой стойке и глядя перед собой остекленелыми глазами. Один из близнецов, будто спятивший, занёс боевой топор и с размаху ударил товарища, покорёжив шипастый наплеч. Молча. Без предупреждения. Всерьёз. Изо всех сил.

Руки... чужие руки и чужое неподъёмное оружие заставили жрицу на мгновение растеряться. Брать под контроль рыцаря смерти ей ещё не приходилось, но и времени на чтение гайдов не было. Второй приказ заставил подчинённого эльфа взметнуть топор, а под ногами вскипела гигантская невесть откуда взявшаяся идеально круглая печать. Остро и сладко запахло кровью и разложением. Удар, ещё удар! Подчинение не бесконечно, а на счету пока что ноль противников из двух.

Отредактировано Киреша (2014-05-21 11:59:55)

15

Пострадавший эльф-близнец в первые мгновения боя настолько опешил, что даже отреагировать не успел. Впрочем, рука, вспыхнувшая болью, и кровавая печать под ногами быстро привели его в чувства.
- Генерал! - взвыл он, кубарем скатившись по лестнице к подножию зиккурата и тут же вскочив на ноги. Покореженный наплечник не давал не то что драться, а даже поднять руку, которая и без того повисла непослушной плетью. Удар у Малориана всегда был богатырский. Земля вокруг калдорея вскипела, вспучилась, заходила ходуном, и из-под нее полезли вурдалаки, хищно ухмыляющиеся оскаленными клыкастыми ртами. Причинять вред брату не хотелось, но этих все равно не жалко, пусть хоть задержат его...
А тем временем из зиккурата вышел Хейхолт. Молот Наару у него на плече горел синим пламенем, падающим редкими тягучими каплями морозного тумана на землю. Вьюжный ветер трепал за спиной у рыцаря тяжелый черный плащ, черные латы с грозными черепами делали его окончательно непохожим на паладина, которым он когда-то был, однако лицо не было скрыто под шлемом, так что жрица вполне могла узнать изображенного на миниатюре дренея. Разве только волосы его из черных стали белоснежно-седыми...
- Что тут происходит?! - прогремел его голос. Хейхолт поднял руку и заковал взбесившегося близнеца в ледяные оковы, не позволяющие ему двинуться.
- На нас напала жрица! Она там! - крикнул в ответ второй, Валориан, указывая рукой в сторону замершей зловещей тенью дренейки. Рыцарь смерти повернулся в указанную сторону, безошибочно разыскав нужное облачко мрака в снежной круговерти. Бывший паладин вновь поднял руку, от него к девушке метнулась ярким сполохом лиловая молния, и неведомая непреодолимая сила, приподняв дренейку над землей, потащила ее прямиком к генералу Рыцарей Черного Клинка.
- А теперь отпусти его. Пожалуйста, - вежливо, но настойчиво потребовал Хейхолт, многозначительно переложив молот с плеча в руки.

Отредактировано Хейхолт (2014-05-22 16:40:03)

16

Смертельная хватка и непреодолимый рывок заставили жрицу потерять концентрацию, невольно отпустить порабощённый разум страшного врага, на несколько секунд ставшего союзником поневоле, мощным, но послушным оружием в нежных руках. В голове помутилось; насильно выдернутая из чужого рассудка, Киреша наткнулась на нового противника, куда более могучего, опасного и смутно знакомого. "Клянусь семью кристаллами Ата'мала, это дреней! Это ОН!"

Девушка отчаянно стиснула посох, впившись когтями в собственную ладонь. Неужели?! Светоносный паладин и горячо любимый брат Аараны превратился в машину для убийств Плети, послушную и кровожадную нежить легендарного проклятого короля. Это хуже смерти! Хуже предательства! Лучше бы она нашла его истлевшие или замёрзшие во льдах останки. Что она скажет Ааране? Если, конечно, выберется, а это ещё большой вопрос, пожалуй, даже больший, чем возвращение к печальной магичке.

Жрица Наару прошептала заклинание, вспыхнула бенгальским огнём, заключив себя в кокон света и скрываясь от первой атаки под щитом. В ногах родилась лёгкость, а страх перед самым чудовищным противников, из тех, что встречались ей по жизни, дал Киреше крылья. Сумрачная тень бросилась в сторону, поднырнув под руку бывшему паладину и увеличивая расстояние между ними до максимума. Убить его? Не так-то просто, что бы там ни говорили о безграничной святой силе Света. Будь дренейка одним из рыцарей-близнецов, она бы поставила на восставшего Хейхолта. Проклятье! Близнецы! А ведь она совсем про них забыла!

На бегу бросив на одного из них мощное заклятье, терзающее жертву болью, жрица обернулась к своему главному противнику, готовая растерзать и его разум, а сестре сообщить о безвременной и безусловно героической кончине паладина. Да, так будет лучше для всех.

— Хейхолт!

Губы зашептали боевые заклинания...

Отредактировано Киреша (2014-05-22 13:52:48)

17

Бедолага Малориан, которому снова досталось, взвыл, схватившись за голову. Все его тело пронизывала боль, бесконечная и всепоглощающая.
- Малориан!
- Брат! - второй эльф в покореженном наплечнике бросился к своему близнецу. Когда-то сам он был жрецом, так что сразу понял, чем ударила жрица. - Командир, она пытает его! Она считает нас врагами!
Хейхолт обернулся к дренейке, кликнувшей его по имени. Выходит, она знает его? Быть может, именно его она здесь и искала? Хотя нет, не его... светоносного паладина из Серебряного Союза!
- Стой! Мы не враги тебе! - крикнул бывший паладин, оттолкнувшись от ступеней зиккура и прыжком сократив расстояние между ним и атакующей жрицей. Он мог бы снова использовать Хватку Смерти, но хотел попробовать договориться. Силой недоверие точно не разрушить.
- Мы не враги! - повторил он вновь, а его гулкий звучный голос перекрыл завывания вьюги. Что и сказать, обычно слуги короля Лича не проявляли такой сообразительности, они атаковали бездумно и яростно, не заботясь ни о собственной жизни, ни тем более о жизни противника.
Хейхолт не атаковал, медлил. Он опасался, что может не рассчитать и угробить жрицу, вполне объяснимо принявшую их за врагов.

Отредактировано Хейхолт (2014-06-09 21:18:03)

18

Щит тускло сиял и пульсировал живой, исполненной силы сферой, заключая внутри изящного, но очень опасного противника. Напрасно павший паладин думал, что сокрушит жрицу одним ударом в четверть силы: Киреша не показала ещё и толики того, на что была способна.

Вопль "Она считает нас врагами!", полный обиды и ярости, сбил девушку с толку. А потом Хейхолт: "Мы не враги!" Не враги. Великий Ад'ал, да конечно враги! Враги всего Азерота, самые страшные, коварные и беспринципные, не знающие ни жалости, ни боли, ни раскаяния. И всё же было в происходящем что-то странное, нелогичное, не укладывающееся в голове. Если это и была хитрость, то точно не в стиле рыцаря смерти.

— Хейхолт! Ты ведь Хейхолт? Имя Аарана тебе о чём-нибудь говорит?

19

Имя сестры, произнесенное жрицей, оказало на Хейхолта магический эффект. Он замер, будто громом пораженный, даже молот выронил, который грохнул о тундровый лед, будто бы подражая падению Экзодара. Впрочем, мертвый паладин этого не заметил. Неужели его сестренка здесь? В этом негостеприимном мире, который так и норовит сожрать беззащитную маленькую магичку. Да как ее отец отпустил?! А наставник? О чем они только думали?
- Аарана? Она здесь?! - рыцарь взволнованно шагнул к закрывшейся щитом дренейке. Разумеется, ни о какой схватке больше не могло быть и речи. Тем временем, пока предводитель был занят душевными переживаниями и беседой со жрицей, эльфы-близнецы предприняли тактическое отступление и сбежали в зиккурат. Валориан заботливо поддерживал истерзанного брата и негодующе посматривал на жрицу. Кажется, этот рыцарь точно затаил обиду на ту, что успела помучать его брата.
- Расскажи, откуда ты знаешь ее?
Подобное поведение, откровенно говоря, было совершенно недопустимо для рыцаря смерти и тем более для предводителя отряда, но Хейхолту сейчас не было дела до того, как он выглядит в глазах подчиненных. Мертвый паладин ужасно тосковал за младшей сестрой и сейчас готов был сорваться к ней, забыв и о храмовом городе, и о войне с нежитью. Отправиться прямиком туда, где жрица видела Аарану, по пути отлавливая ей в подарок тундровых кроликов, детенышей горлоков, собирая букет из тигровых лилий и золотого клевера. Да, сестренка любила цветы, это он хорошо помнил.
Тем временем метель начинала усиливаться. В вое ветра чуткое ухо жрицы наверняка могло различить завывания отнюдь не природного происхождения. Вспышки жреческой магии у  зиккурата привлекли внимание нечисти, угнездившейся в храмовом городе. Пока что прислужники Плети не решались приблизиться и атаковать, ведь они понятия не имели, каковы силы противника. И, если с рыцарями смерти нежить уже худо-бедно свыклась, а иногда тем даже удавалось при должном старании сойти за своих, то дренейская жрица, пусть и темная, не на шутку возбудила интерес вурдалаков, упырей и прочей мерзости, ошивающейся в окрестностях. Разумеется, интерес был исключительно гастрономическим. До прелестей красавицы в жреческих одеждах этим ребятам не было совершенно никакого дела.
Вой принадлежал нескольким гаргульям, отправленным на разведку. Они кружили вверху черными тенями как стервятники, только и поджидающие момента, чтобы накинуться на ослабевшую жертву. К сожалению, жертвы друг друга убивать, кажется, раздумали, а, значит, им следовало помочь. Разумеется, упокоение обоих было самым желанным исходом.
Заслышав вой разведчиков, зашевелились до поры схоронившиеся в сугробах упыри. Ртов у этих тварей не было, как и глаз, зато нюхом они обладали превосходным, как и слухом. А еще их было не жалко. Вурдалаки, у которых полусгнившие мозги еще кое-как варили, кровожадно переглянулись и что-то провыли в ответ. Нежить потихоньку пошла в наступление, стараясь до последнего не привлекать к себе лишнего внимания.
Как бы взволнован не был Хейхолт, он все-таки заподозрил что-то неладное, осмотрелся, хмуря брови, однако из-за непогоды никого не разглядел. К сожалению, вместе с жизнью из него ушел святой свет паладина, так что и чувствовать нежить он больше не мог.
- Так откуда ты знаешь мою сестру? - повторил он вопрос, но на этот раз голос его был лишен прежней эйфории и волнения первых мгновений после того, как он услышал родное имя. Рыцарь наклонился и подобрал молот, предпочтя довериться интуиции, которая настойчиво твердила, что вокруг неумолимо сгущается аура той еще задницы. Размером как минимум с тундрового мамонта, не меньше, а то и больше.
- Быть может, продолжим разговор внутри? У меня какое-то дурацкое чувство...

Отредактировано Хейхолт (2014-06-09 21:55:04)


Вы здесь » 99 дверей » World of Warcraft » Во льдах Нордскола