http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. XI: Berlin. Railway station Shpandau.


Amen: deadly vortex. XI: Berlin. Railway station Shpandau.

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

Фандом: исторический к/ф "Amen".
Режисер: К. Коста - Гаврас (Франция, 2002 год.)
Жанр: drama, военный, OOC.
Рейтинг: G
Основной/желаемый пейринг: -
Пожелания к игре: другие игроки не требуются.
Пожелания к игрокам: -
N.B. Пост не ограничен по числу строк.
Краткое описание временного промежутка: осень, 1943 год.

1940 год. В нацистской Германии душевнобольных людей умерщвляют при помощи углекислого газа.
Племянница химика Курта Герштайна оказывается в их числе, и, хотя настоящая причина смерти от его семьи скрывается, Герштайн узнает правду. Потрясенный страшным преступлением, он присоединяется к борьбе христиан против бесчеловечных методов. Однако научные заслуги Герштайна привлекают к нему внимание эсэсовцев, и они поручают ему продолжать исследования свойств различных газов для санитарных нужд армии, а позже отправляют его лейтенантом в санитарные войска на Восточный фронт. Слишком поздно он понимает, что вещество, рекомендуемое им для очистки воды – «Циклон Б» - может иметь гораздо более губительное применение в газовых камерах Аушвица и прочих лагерей смерти. Сохраняя свою должность в войсках СС, Герштайн использует все возможности для того, чтобы мир узнал о холокосте.
Вначале он пытался привлечь внимание шведского дипломата и заставить действовать берлинского нунция. Однако безуспешно - услышал его (во время аудиенции у нунция) только молодой иезуит Рикардо Фонтана, наследник семейства, близкого к святому престолу.

15 сентября 1943 год, Берлин, вокзал Шпандау, 16:00

Рикардо огляделся по сторонам. С того момента, как в его чемодане "поселились", тщательно спрятанные на всякий случай под внутреннюю обшивку, переданные Куртом бумаги, он ловил себя на том, что иногда вел себя чересчур тревожно.
Он выругал себя и попытался отвлечься от мысли о предстоящей работе в Риме. Рикардо знал, что лучшие решения приходят неожиданно и в непосредственной близости от места действий. Отметил только, что сразу по приезде необходимо связаться со старым товарищем по колледжу, Витторио Росси, который теперь занимал достаточно видный пост в "Оссерваторе Романо".

Успокоившись на этом, Фонтана принялся заинтересованно рассматривать вокзальную толпу. Много мужчин в мундирах, провожающих женщин - близились холода, дамы, что называется, отлетали на юг. А некоторых. судя по тому, с каким отчаянием они обнимали своих спутников, просто отсылали от войны подальше - советские войска выравнивали лилиню фронта, кое-где переходя в наступление, активизировались союзники, и положение в Германии становилось угрожающим.

Из раздумий его вырвал голос из репродуктора:

- Господа и дамы, поезд Берлин-Венеция будет подан к первой платформе!

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-10-16 15:22:42)

2

Доктор не вел машину сам, и это превращало поездку в довольно-таки неплохой эпизод жизни. Еще бы - если во время поездки шофер отвлекался бы на безумолчное трещание подруги, эта самая жизнь закончилась бы быстро и печально.
Все дело в том, что на болтовню фройляйн нельзя было не откликаться хоть иногда, а то - обида на всю оставшуюся жизнь... которая тоже закончилась бы скоро и печально, ведь через пять минут после такой обиды Эльза лезет обниматься и вытирать тщательно выплаканное о ворот форменного пальто.

Сейчас девушка пребывала в смешанных чувствах - то на седьмом небе от счастья от вожделенной поездки, то мучалась от нестерпимой обиды, что Рудольф ее "бросает на произвол судьбы и итальяшек"... о чем она и говорила во время поездки до вокзала.
- Все будет хорошо, Эльза. Познакомишься с каким-нибудь... представителем арийской расы в поезде. Тебе с удовольствием составит компанию кто угодно.
- Я совершенно не знаю, что сейчас принято носить и какая там погода!
- Тихо, Эльза. Не мешай Эриху парковаться...

Эрих же был послан грузить багаж фройляйн в соответствующий вагон, доктор провожал Эльзу к ее вагону.

3

Дождавшись поезда, Рикардо отыскал восьмой вагон, который, очевидно, по законам сурового военного времени, шел сразу же после второго, предъявил билет проводнику и вскоре уже уютно располагался в мрачноватом - день был облачный, и темнело рано - купе.
"Ничего, скоро зажгу лампочку и почитаю", - Фонтана прихватил у фрау Шрекк роман Ремарка "На западном фронте без перемен". О нем много говорили, но Фонтана как-то не удосужился его прочесть.
Он облокотился на столик и принялся смотреть в окно. Странно знакомый эсэсовец подвел к вагону кукольного вида холеную блондинку в элегантном плаще светло-кофейного цвета. Блондинка явно была чем-то недовольна и надувала губки. неодобрительно поглядывая на снующих вокруг людей.

4

- ... не беспокойся, я буду рядом до твоих последних минут, - рассмеялся доктор, - по крайней мере, на берлинской земле.
- Вот именно! Ты же со мной не едешь, а я еще...
- Все будет хорошо, - когда он смотрел Эльзе в глаза, она всегда замолкала и замирала, словно кролик перед удавом, - ты отдохнешь, познакомишься с новыми людьми, сможешь сколько угодно ходить по кафе и магазинам. Я и здесь почти никогда не мог сопровождать тебя.
Они вошли в вагон.
Мюллер открыл перед девушкой дверь купе.
- Видишь, у тебя уже есть попутчик, - заметил доктор Эльзе, пристально рассматривая священника. Обратился к нему, - добрый день.
"Опять священник. Откуда столько?".

5

Рикардо по привычке поднялся - в купе входила дама. Та самая сердитая блондинка... Фонтана подавил вздох огорчения - он так надеялся на молчаливого попутчика, с которым не придется поддерживать приятную беседу. А уж эта девица с первого взгляда ему не понравилась.
А вот вошедшего с ней офицера он где-то уже определенно видел. И офицер этот нравился ему еще меньше, чем будущая попутчица...
- Добрый день, - он вынужденно-приветливо наклонил голову.

6

- Господа, вы не могли бы выйти ненадолго? - Эльза умоляюще посмотрела на Рикардо.
- Раз фройляйн просит, - эсэсовец пожал плечами и вышел. Следом за ним блондинку покинул и священник.
"Я определенно видел его. Где? Надо расспросить его. Пусть представится хотя бы".
- Прошу прощения за фройляйн Эльзу. Она не лучшая попутчица, - улыбнулся Мюллер священнику, - меня зовут Рудольф Мюллер.

7

- Попутчики никогда не бывают лучшими, - с улыбкой откликнулся иезуит, проследовав за эсэсовцем в коридор, - они бывают ужасными и терпимыми. А если научиться христианскому смирению, то терпимыми становятся практически все, - он остановился рядом с неожиданным собеседником у окна. - Рикардо Фонтана, к вашим услугам, - произнес он дежурную фразу.

8

- Тогда считайте, что в эти два дня Господь послал вам испытание христианского смирения.
"Все? Вам бы с Виртом или Менгеле встретиться, молодой человек" - с неожиданной неприязнью подумал доктор.
Если вдуматься, священник был прав, но от воспоминаний об этих людях не располагали к умилению и душевному равновесию. Эти двое скоро отправятся в Италию, а ему все так же придется барахтаться в этом берлинском болоте... еще хорошо, если в берлинском, и не придется ехать в тот же Аушвиц.

9

Фонтана быстро взглянул на Мюллера. Казалось, тот был чем-то то ли расстроен, то ли разозлен. Однако пытаться понять, что огорчило офицера СС... увольте. Пока что Ватикан такого задания ему не давал.
Сразу же вспомнился Курт со своим виноватым "я пил", и губы Рикардо едва дрогнули в улыбке, но тотчас же он эту неуместную улыбку погасил.
- Я постараюсь выдержать его с честью, - невольная двусмысленность чуть было во второй раз не рассмешила его. - А поездка в Италию пойдет фройляйн на пользу, - примирительно сказал Фонтана. - Постарайтесь и сами вырваться на отдых - зима в Германии, мне думается, не самое лучшее время года.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-25 13:04:53)

10

- Вы совершенно правы. Правда, сейчас Германия не лучшее место для отдыха в любое время года. Куда более популярной делается, как видите, Италия.
"А еще - Швейцария. Особенно популярными становятся швейцарские банки для немецких денег".
Подошел проводник, затрепетавший буквально при виде черной формы и дубовых листьев в петлицах.
Рудольф равнодушно выслушал, что к фрау и господину священнику будут относиться с особым вниманием, предупредительностью и так далее.
- Не дай бог им назвать ее фрау, - усмехнулся Мюллер, - сразу готовьте затычки для ушей.

11

- Я тоже постараюсь не оговориться, спасибо за предупреждение... А что касается места для отдыха - да, сейчас в Германии скорее время дел, - сдержанно согласился иезуит, отстраненно вспоминая, где же он все-таки мог видеть этого мужчину. Ему все казалось, что это как-то связано с Куртом и их миссией... но как?

12

Объявили пятиминутную готовность.
Эльза как раз вышла из купе, чтобы попрощаться с Рудольфом.
- Оставляю ее вам, - на прощание сказал доктор священнику, - хорошей дороги!

С чувством неземного блаженства он вышел из вагона. Это чувство усилилось, когда поезд тронулся, и он напоследок помахал Эльзе, когда позже сел в машину. Эрих завел мотор...
И тут Рудольфа словно окатили ведром ледяной воды. Он видел этого священника! Он видел его вместе с Герштайном!

13

Рикардо, все еще стоя в коридоре, смотрел в окно на пробегающие дома, мучимый тяжелым предчувствием. Когда он увидел, как эсэсовец садится в машину, то вспомнил, что этого офицера видел неделю назад выходящим из дома Герштайна. И, конечно, тот узнал его. Что ж, теперь противнику известно его имя... Нужно будет срочно сообщить об этом Курту.
- Фройляйн, позволите? - он постучал в двери купе.
Интересно, случайным ли окажется их соседство...

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-25 11:25:43)

14

"Этот... Фонтана... один, но как же его много! Тоже мне скрытность - даже я, бывая у Герштайна полтора раза, его заметил и запомнил. О нем, пожалуй, Фриц может разузнать и позже, время терпит".
Сначала Рудольф досадовал на то, что не смог проинструктировать Эльзу, но, подумав, решил, что все к лучшему - так она будет интересоваться священником совершенно искренне, а выполняя его поручение играла бы откровенно фальшиво. Но все равно было досадно упускать такую возможность!
Если девушка что-то запомнит, то сама все расскажет - недостатка в разговорах по возвращении не будет, в этом Мюллер был уверен.
- Езжайте медленно, Эрих, я хочу посмотреть на город.

15

Молодой священник показался ей... перспективным. Он, для начала, хорошо сложен, даже красив, хоть и не арийской внешности. И еще - их не будут беспокоить. Она сама об этом побеспокоится, если этого еще не сделал... Рудольф.
Девушка сердито сжала кулачки - она даже в мыслях не называла доктора Руди. Стоило только вспомнить, как он смотрел на нее этим пронизывающим ледяным взглядом! И это предостерегающее от подобного обращения "Эльза"! О, он мог только назвать ее по имени, всего лишь, но и это убивало всякую охоту к преодолению стены, которая между ними оставалась.
- Фройляйн, позволите? - отвлек ее от мыслей о Мюллере голос из-за двери.
- Входите, - ответила Эльза, последний раз взглянув на отражение в зеркальце. Выглядела она очень хорошо.

16

Рикардо вошел в купе. О нет, только не это...
Духи. Французские. С непередаваемо стойким ароматом, как пишут в рекламных объявлениях.
Фонтана-младший был очень чувствителен к запахам. Однажды, лет в тринадцать, он даже потерял сознание - от одной гостьи, пришедшей на празднование дня рождения отца, удушающе несло ландышем. И, как назло, подростка посадили рядом с ней. Словом, пришлось испортить отцу праздник банальным плебейским обмороком...
Предчувствуя головную боль, Рикардо аккуратно, стараясь не задеть соседку по купе, прошел к своему месту и сел. Сейчас он больше всего желал бы лечь и постараться уснуть, пока ему не стало совсем дурно от бьющего в нос пряного запаха, однако же приличиями предписывалось провести какое-то время за "приятной" беседой.
"Мужайтесь, господин миссионер, то ли еще будет!" - усмехнулся он про себя и спросил:
- Это ваша первая поездка в Италию, фройляйн?

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-29 16:53:38)

17

У священника глаза теплые, темно-карие, совсем не такие, как у Рудольфа. Ей хочется, чтобы он смотрел на нее.
- Я давно хотела побывать в Италии, а получилось выехать только сейчас и только в Венецию. Одной, - вздохнула девушка, - в город романтики, туда любят ездить молодожены, а я даже не знаю, стоит ли мне надеяться на свадьбу.
Это было почти правдой. Конечно, подразумевалось, что они с Рудольфом поженятся, но он сам никогда не говорил о браке. Впрочем, Эльза и сама нисколько не торопила события - такие отношения с оберфюрером ни к чему не обязывали и давали простор для таких вот интрижек.
Она замолчала, скромно опустив взгляд.

Отредактировано Elsa (2010-09-29 17:37:39)

18

В общем-то, она не так уж и несносна, как ее аттестовал господин Мюллер. Обычная девушка, как все девушки, мечтает о свадьбе... Фонтана даже по-человечески пожалел ее. Красота играет подчас с женщинами злую шутку - такие, как фройляйн Эльза, зачастую делаются подругами и женами "для статуса". Всякому приятно появиться на публике с красивой девушкой. Наследник семьи банкиров не раз наблюдал, по какому принципу выбирает себе подруг отец - минимум мозгов и сердца, максимум внешнего лоска. Порой молодой человек задавался вопросом, по какому же принципу отец женился на матери, которая не была красавицей, но очень умной и сердечной, как вспоминали все знакомые, женщиной. Возможно, это и была как раз та самая любовь?

- Сейчас идет война, фройляйн Эльза, - постарался он успокоить собеседницу, - и думаю, что ваш жених просто вынужден отдавать все силы делу. Думаю, сейчас многим немецким женщинам приходится сложно - одни похоронили своих мужей и женихов, другие ждут весточки с фронта и тревожатся за их судьбу... К вам же судьба даже чуть более благосклонна, чем к другим. А в Венеции, будьте уверены, найдутся желающие продемонстрировать вам красоты города, - Рикардо улыбнулся.

19

- А вы когда-нибудь были в Венеции? Рудольф сказал, что сейчас это самое безопасное в Италии место - город совсем не бомбят.
Доктор говорил еще, что безопаснее только в глухих лесах, деревнях и прочих местах для любителей природы, длительных пеших прогулок и дикого отдыха. И что он мог бы устроить фройляйн горный турпоход, но все же город понравится ей больше, хоть и приедет она туда не на медовый месяц.
- Да, конечно. Сейчас он у меня и не бывает. Ну, очень редко. А если приезжает, то только поздно ночью, а утром его забирает машина. Еще и не рассветает толком, хотя за шторами не видно. Вы знаете, такие плотные шторы, чтобы свет не был виден снаружи.

20

- Был пару раз, по делам, и город осмотрел поверхностно. Но вам стоит поначалу воспользоваться услугами профессионального гида из агентства - они покажут вам достопримечательности. А дух города... его, я думаю, вы уловите сами. Венеция и сейчас не менее прекрасна. чем на полотнах Каналетто, - интересно, говорит ли ей о чем-то это имя...
- Ничего не поделаешь - мужчины работают, чтобы дать возможность своим любимым увидеть, как прекрасен этот мир, - он мягко улыбнулся.

21

- Каналетто? - удивленно переспросила девушка.
Она не слишком увлекалась искусством. Эльза была воспитана вполне в духе "Союза немецких девушек", сейчас она и ее подруги беспрекословно следовали линии своей наставницы из "Веры и красоты"... В понятии создания домашнего уюта не было места этим смешным итальянским фамилиям - даже прописные истины на занятиях по уходу за телом были интереснее, как ей казалось.
Впрочем, если бы она и знала, о ком говорит попутчик, то все равно отозвалась с тем же удивлением - мужчинам нравится показывать себя умнее женщин, а Эльза и не думала лишать предмет своего интереса такой возможности.

Отредактировано Elsa (2010-09-29 19:22:04)

22

- Это самый знаменитый венецианский художник-пейзажист, - пояснил Фонтана, - кажется, его работы есть в Берлинской и Дрезденской картинной галереях, - он запнулся, понимая, что для образцовой немецкой фройляйн эти сведения явно не представляют никакого интереса. О Господи, как это печально. Лучше бы с ним ехала милая говорливая старушка вроде фрау Шрекк... Рикардо любил слушать людей старше себя, особенно женщин, и с детства был любимцем пожилых дам - они с удовольствием развлекали смышленого и остроумного мальчика воспоминаниями о своей бурной юности.
- В любом случае Венецию лучше увидеть своими глазами, а не на картине, и это удовольствие вам еще предстоит, -  вежливо закончил он.

23

- А вы долго пробудете в Венеции?
В купе становилось жарко, и девушка расстегнула, а потом, немного подумав, и вовсе сняла жакет.
Может быть, священнику стоит помочь преодолеть нерешительность. Если он из таких, то он проявит интерес, и интерес этот будет возрастать с каждой мелкой хитростью вроде расстегнутых верхних трех пуговиц блузки. Две - слишком мало, четыре - пошло, а вот три пуговицы - это всегда действует безотказно. Чтобы он начал думать о ней, а не о картинных галереях.

24

- Увы, для меня тоже наступило время дел, - сообщил Рикардо голосом, в котором слышалась приличествующая случаю нотка печали, - так что уеду в Рим в тот же день, вечером. А вот если вы соберетесь в Рим, буду рад  помочь вам в осмотре города, - заметив маневр Эльзы, иезуит едва удержал улыбку. Дальше она, скорее всего, сбросит туфли и заберется на полку с ногами, дабы он смог оценить их стройность. Ну что ж, оценить - это всегда пожалуйста. А вот воспользоваться - ни-ни, фройляйн, мои отношения с Богом слишком серьезны, Он будет ревновать... Ох, кажется, девица довела-таки его до богохульства.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-29 20:24:12)

25

Уловив ожидаемую интонацию, Эльза воодушевилась.
- Как жаль. Но хотя бы в дороге... я так рада, что у меня в попутчицах не какая-нибудь скучная пожилая фрау из тех, что любят всякие истории из своей жизни. Как будто это может быть интересно, - фыркнула девушка, оправдывая предположение Рикардо и демонстрируя ему ножки в кофейного цвета чулках.
Чулки были предметом гордости. Девушкам до совершеннолетия носить чулки и туфли на высоких каблуках было запрещено, и этой привилегией Эльза пользовалась всего год, и сама каждый раз засматривалась на тонкое кружево.

26

Фонтана все сложнее было сохранять серьезность - ситуацию девушка разыгрывала как по нотам, и это было бы просто очаровательно, если бы не так предсказуемо. Он приложил все силы, чтобы его улыбка казалась как можно более нейтральной - на иронию Эльза могла и обидеться. Не ее вина, что она пытается применить техники обольщения на неподходящем объекте - просто иные стили поведения с мужчинами, видимо, были ей неизвестны. Ну или же проверены и отброшены по причине неэффективности в плане достижения основной цели - быть если не любимой, то желанной.
Сам же Рикардо, ценя женскую красоту, мог бы увлечься - до принятия сана, естественно, - только такой девушкой, в которой красота гармонировала бы с умом и образованностью. Впрочем, умная дурнушка его также могла бы заинтересовать скорее, нежели женщина типа Эльзы.
- Возможно, это потому, что у молодых людей просто еще не успело накопиться багажа житейской мудрости и воспоминаний. Им просто нечем докучать попутчикам, - с улыбкой заметил он.

27

Итак, пока - только улыбка и вежливость... но улыбка, Эльза считала себя знатоком улыбок, была не только данью вежливости, за ней явно скрывался интерес! Пора переходить к следующему "секрету".
- А что же у вас за дела в Риме, Рикардо?
Имя сразу сокращает дистанцию. Уж она-то не станет начинать с "господина Фонтана". Тем более со "святого отца"!
Впрочем, обычно ей удавалось заинтересовать мужчину куда быстрее. Но это был первый опыт соблазнения священника... завести знакомство еще с кем-то еще она всегда успеет.

28

Рикардо насторожился. Похоже, Мюллер все же появился в его купе не случайно... раз уж подруга жизни оберфюрера начала с ним разговор о работе. Хотя мало ли, вдруг Эльза изо всех сил пытается показать, что попутчик ее заинтересовал. Однако лучше быть осторожным.
- Я проходил стажировку в Берлине при резиденции нунция, - сдержанно ответил иезуит, - и теперь еду в Рим, чтобы доложить о своей работе. Возможно, и сам вскоре стану представителем Ватикана в какой-нибудь стране, - он пожал плечами, не сводя глаз с Эльзы, чтобы увидеть ее реакцию.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-09-30 18:36:08)

29

Это было скучно. Тем более, ей ничего не говорило слово "нунций". Вот ведь, девушка всегда думала, что у церковников нет ничего сложного, а тут, оказывается, еще какая-то странная терминология! И в чем же он стажировался? Тренировал слух?
По ее представлениям, священники нужны были исключительно для того, чтобы принимать исповеди, а также крестить младенцев и отпевать покойников. Членам НСДАП запрещалось исповедовать какую бы то ни было религию, и Эльза, готовясь вступить в ряды партии, не обращала внимания на религию, считая, что этот пережиток прошлого сам собой исчезнет.
- О, я никогда не думала... то есть, я так мало знаю о том, чем может заниматься священник!

30

- Ну... практически всем тем, чем и каждый человек. За одним маленьким исключением, - улыбнулся Рикардо. Он надеялся, что девушке надоест его компания, и она переключится на кого-нибудь более перспективного. И, кстати, пора бы вывести ее, что называется, в свет...
- Вы не голодны, фройляйн Эльза? Не составите мне компанию в ресторане?
Уж там у нее отбою от поклонников не будет - священник-попутчик для галантных кавалеров не препятствие...


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. XI: Berlin. Railway station Shpandau.