http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Not to lose you


Not to lose you

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Фандом: Resident Evil
Жанр: Драма, ООС
Рейтинг: R
Пейринг: Пирс, Шерри, Крис и сложный, сложный выбор
Пожелания к игре: Приватно
Саммари: Пирса выписывают из больницы. Возможно, его жизнь может вернуться в прежнее русло. И он хочет, чтобы Шерри была ее частью.

http://img14.deviantart.net/b6d1/i/2013/128/9/0/piers_x_sherry_wallpaper_by_mightyhamster-d64juqm.jpg

2

Проходит еще два месяца прежде, чем Пирса все же выпускают. Он не знает, сколько капитану Редфилду пришлось приложить усилий, но бывшего капрала даже восстанавливают в звании. Никакой почетной отставки, разве можно отказать человеку, который столько раз спасал весь мир? А когда за него поручается еще и Леон... Зачем это нужно Кеннеди, Ниванс особо не задумывается. Наверное, они и правда повязаны все больше, чем даже сами могли представить. И это очень и очень важно. Потому что тебе можно вернуться в мир, где есть люди, тебя не опасающиеся, которые доверяют тебе и готовы ради еще одного шанса подставиться сами. Это не просто много значит для вновь капрала, это целая новая жизнь, его вернули из ниоткуда, ему позволили начать сначала. И он уж очень постарается, чтобы никого не подвести...

Последние месяцы в больнице тянутся не просто долго. Они застывают на целые года с того самого утра, когда Ниванс просыпается один, а равнодушные «белые халаты» сообщают о том, что он больше не нуждается в доноре, а потому Шерри Биркин отпущена домой. Она и правда исчезает, оставляя на память светло-голубой шарф и маленький фантик от конфеты. С номером телефона. Значит, не совсем сбежала, все же давала шанс их дружбе продолжиться, пусть и ей пришлось уйти сейчас в столь тяжелый момент. Он ее не винит, даже не обижен на молчаливый уход. Скорее благодарен, что она продержалась так долго. Дальше она давала шанс справиться ему самому, и он не собирался опускать руки.
Редкие приходы капитана Редфилда больше не знаменуются смущающими поступками. Он все так же заботлив и старается окружить Ниванса вниманием и теплотой, но должность капитана срывает его с места уже через неделю. Отдаленные уголки планеты все еще нуждаются в зачистке, а кому с этим дано справиться, если не команде Альфа? Пирсу только жаль, что не может отправиться с ним. Но у него пока своя миссия. Ему нужно заново научиться ходить, заменить привычки и приучить себя пользоваться левой рукой, как единственно возможной. Это все дается с трудом. Особенно первое. В свои двадцать шесть трудно вспомнить, как учился ходить, будучи годовалым ребенком. А еще это оказывается больно и жутко выматывающе. Рядом нет больше поддержки, Шерри не смотрит на него с радостью и гордостью, не говорит вечерами, что все получается просто отлично. А Пирс не может ей даже написать. В конце концов, откуда у него здесь телефон?..

Когда его все же снимают с поводка и с опаской разрешают выйти в мир, его встречает Крис. Вырвался ненадолго, чтобы капралу не пришлось одному вдруг оказываться на непривычно шумной и многолюдной улице. Он рядом и старается пока огородить Ниванса от сутолок и излишнего шума. Забирает в свой небольшой дом, потому что вся собственность самого Пирса уже давно передана правительству. Он ведь считается погибшим, как никак... Сначала это кажется неловким, парень не забыл того поцелуя в палате. Но Редфилд больше не пытается повторить, он словно сделал несколько шагов назад и выжидает. Это определенно правильно, время нужно им обоим. Одному заново научиться жить и снова разобраться со своими эмоциями и чувствами. А второму привыкнуть, что однажды похороненный теперь живет с ним под одной крышей.

Через пару дней Криса снова кидают в пекло. Ниванс беспомощно наблюдает за его сборами, и капитан обещает, что в следующий раз постарается взять капрала с собой. Что он сделает все, чтобы добиться на этого разрешения. И Пирс ему верит. Хотя и предпочел бы броситься следом прямо сейчас, ему бы и отсутствие руки не помешало. Но ему остается только проводить Редфилда и остаться вновь одному. В этот раз даже без «белых халатов». Впрочем, последнее не может не радовать...
Пирс собирается с мыслями несколько дней. А после все же выбирается в город. В первый раз сам за столько времени. Он бродит по знакомым улицам, заходит в привычные магазины, покупает шоколад, который не брал уже много лет. А после находит маленький уютный магазин игрушек, где находит на этот раз маленького фарфорового дельфина. Он не знает, почему ему хочется купить Шерри именно его, но он не сдерживается в порыве. Последним штрихом становятся цветы, которые капрал вообще никогда в жизни не покупал. Если только для мамы, да и то по праздникам... И сейчас он просто берет маленький бежевый букет, с трудом пытаясь запомнить, что в нем за цветы, а после неловко старается удержать его в руке, на которой уже висит пакет с шоколадом и игрушкой. Ловить такси тоже выходит нелепо... Но вскоре ему везет, и он уже едет к Биркин, которая наверняка его не ждет. Телефона все еще нет, они не успели его купить, поэтому ехать приходится наугад. Вдруг повезет? Хорошо хоть успел адрес взять у Криса...

Дом, куда его привозят, окружен небольшим сквером, сам он светлый и явно новый, и Пирс с улыбкой думает, что примерно так себе все и представлял. И квартира у Шерри наверняка не очень большая, зато уютная и теплая, где приятно провести спокойный вечер после такой нервной работы. Пирс не знает, почему думает именно так, но порой одернуть себя и не придумывать заранее — очень сложно.
Когда он стоит уже напротив двери, то на несколько мгновений тушуется. Они не виделись два месяца, он не мог писать, а тут вдруг объявляется как снег на голову... С виноватой и чуть глупой улыбкой, с цветастым пакетом и, возможно, букетом из цветов, что она не любит. Такое он точно не успел уточнить... Пирс делает глубокий вдох и медленно выдыхает. Будь что будет. Может, ее вообще нет дома? И зря он готовил одну-единственную приветственную фразу - «Я знаю, что без приглашения... Но зато я с шоколадом». Сейчас это казалось еще более глупым, но ничего нового он все равно не успеет придумать. Поэтому он просто нажимает кнопку звонка и напряженно прислушивается — откроют или нет? Он даже старается поправить сбившийся пустой рукав рубашки, но с цветами выходит не очень. Поэтому уж ждет как есть. И несмотря на все свои переживания, очень надеется, что Шерри откроет дверь.

3

Поначалу очень трудно вернуться в привычное русло, особенно если такового нет. Раньше Шерри работала на Дерека Симмонса, но теперь его нет, так что ей приходится строить карьеру заново - у нее теперь новое начальство, новое место работы и, конечно же, новое жилье.
Смысл в том, что такое, как она, Леон, Ханниган и им подобные на всю жизнь собственность Правительства. Ими вертят, как заблагорассудится, кидают из огня да в полымя. Так происходит и с Шерри в этот раз, едва ей посчастливилось вернуться, как вся ее жизнь меняется.

Первую неделю ей дают на сборы, а после перевозят в противоположную часть города. Она не спрашивает, зачем. Может, чтобы не оставить следов от прошлой ее деятельности. Или чтобы она всегда была в зоне доступа у нового начальства. Может быть даже имеются другие причины, но ей все равно. Чем дальше от прошлой жизни, тем меньше ошибок ей запомнится.
Скучать по длинным коридорам или зараженному военному ей некогда. Будни наполняются беготней и делами, что напрочь вытесняют все лишние эмоции.
Ее новое место жительства - просторная квартира на последнем этаже, здесь даже есть свой небольшой выход на крышу, огражденный так, будто личная веранда с массой зеленых насаждений. Здесь Шерри любит бывать больше всего, потому что отсюда виден город вдалеке, а еще окружающий дом сквер, что кажется таким спокойным и безмятежным. Остальная же часть квартиры выполнена в холодных строгих тонах и веет гостиничной стерильностью. Девушке ничего не стоит закидать прочую территорию своими вещами, книгами и милыми вещицами, но у нее не находится вещей, чтобы заолнить и третью часть выделенных ей хором. На этом она сдается.

Вторую и третью недели Шерри почти не бывает дома, обживаясь на работе. На нее смотрят не очень добро, почти как на предателя. Конечно, она же была сподручной самого Дерека Симмонса! Девушка ощущает обиду, но не пытается объясниться, потому что знает правду и потому что рано или поздно все встанет на свои места.
Ей приходится очень много трудиться, чтобы заслужить доверие начальства и коллег, но вскоре все входит в колею. Приходит новый месяц, а вместе с ним все постепенно упорядочивается. Она заводит новые знакомства, потихоньку обживает все еще кажущуюся чужой квартиру - и почти не вспоминает о том, что нафантазировала и потеряла, списав свои малолетние фантазии на потерю крови и прочие испуги ввиду проводимых процедур.

А потом на пороге появляется Ниванс, и первые несколько мгновений Шерри не может прийти в себя. Она только вышла из душа, успев вырваться из душного офиса на обеденный перерыв, и даже заказала себе пиццу.
Она ждет курьера, а видит совершенно другого, безбоязненно распахнув дверь на звонок.
Он молчит, она тоже, растерявшись. Перестает тереть чуть отросшие за два месяца светлые волосы пушистым полотенцем, округляя глаза. Откуда он здесь? Его уже выписали? Как он нашел ее в новом жилище? На мгновение в голове рождаются все те мысли, с которыми она сбегала из засекреченных лабораторий, спасая свое нежное сердечко от реалий жизни, но девушка торопливо берет себя в руки.
- Ух, Пирс? - распахивая дверь шире, жестом руки приглашает войти, запихивая купюру, приготовленную для курьера с пиццей в задний карман шорт. Стеснительно одергивает последние и рыщет взглядом по прихожей, надеясь чем-то прикрыться.
- Я.. не ждала гостей, ты.. подожди немного, ладно? Я быстро.
В быту она очень неловкая и стремглав кидается обратно к ванной. После корит себя за то, что оставила Пирса одного справляться в прихожей с полными руками  - и еще более неловко возвращается. Перенимает у него букет и пакет и аккуратно складывает на ближайшую тумбу. Розовея, отступает назад и скрывается в комнате, чтобы привести себя в порядок, с остальным военный разберется и сам, дай боже.

Переодевания занимают у нее всего пару минут, не больше. В этом армейские будни научили ее лучшему, что может случиться с женщиной - собираться без проволочек.
Неловко приглаживая еще сырые волосы, она потихоньку, стесняясь собственных хором, выползает обратно к юноше, потупив взгляд. В другое время она бы прыгала вокруг и сияла от радости, обнимая его беспечно и порывисто, но сейчас ей неловко даже лишний раз двинуть рукой.
- К-когда тебя выписали? - издалека начинает, суетясь вокруг и пытаясь прибрать раскиданные немногочисленные вещи, а еще прибрать расставленные по углам кружки и чашки и сосредточиться.
- Где ты остановился? Какие планы? - Шерри на мгновение тормозит и поднимает расфокусированный взгляд:- Будешь чай?

4

Пирс знает, что его не ждали. Наверное, у него у самого вид, будто он понятия не имеет, как здесь оказался. Он подозревал, что встреча будет неловкой. Когда ваша последняя встреча прошла без прощания два месяца назад - по-другому вряд ли получится. Хотя, возможно, он все же надеялся, что легкий характер Шерри поможет преодолеть им мимолетный барьер, но именно сейчас они стоят и молча смотрят друг на друга, а все придуманные слова, даже самые глупые, просто вылетают из головы. Ниванс только тихо улыбается, переступая с ноги на ногу, не решаясь первым нарушить молчание. Все, на что его хватает - это окинуть быстрым взглядом девушку, которая явно только выбралась из душа и ждала кого угодно, но только не спасенного ей солдата. Ну, что же, по крайней мере, Пирс умеет удивлять...

Когда все приходит в движение, Пирс тушуется лишь больше. Он, конечно, делает шаг вперед, все же преодолевая порог и останавливаясь в просторном коридоре, просто не зная, куда себя деть в таком пространстве. Он смотрит на суетящуюся девушку и ему чертовски хочется извиниться, что он свалился, будто снег на голову. Конечно, он должен был предупредить! Ему стоило сказать ей, что он придет, узнать, хочет ли она вообще его видеть, подходящее ли сейчас время. Может... она сейчас не одна и последнее, что ей нужно, чтобы кто-то помешал. Да сколько было причин! И тут скорее Пирсу повезло, что Шерри оказалась дома. Что никого больше нет. И что она вообще открыла дверь и пригласила войти, а не попросила вежливо прийти через неделю после предварительного звонка. Не то чтобы это было похоже на Биркин... Но вдруг бы он ее уже порядком утомил за время, проведенное в больнице?
Ниванс никогда бы не сказал на себя, что он паранойик или что-то в этом роде. О нет, он достаточно сдержан и всегда быстро берет себя в руки в любой ситуации, но сейчас несколько мгновений упрямо себя накручивает, с трудом сдерживая порыв оставить подарки и поскорее уйти. Но это кажется еще более неудачным, чем просто заявиться, поэтому он просто обещает себе, что выпьет немного чаю и поспешит уйти. А потом напишет смску и, возможно, они договорятся о новой встрече, к которой оба будут готовы. Да, пожалуй, это было лучшим решением из сложившейся ситуации...

Когда Шерри все же забирает у него цветы, становится определенно немного легче. По крайней мере, он может перехватить пакет и отнести на кухню, что так удачно была объединена с большой и светлой гостиной. На пару мгновений Пирс теряется после узких коридоров и небольших палат, да и дом у Криса скорее спартанский, как и положено мужчине с его образом жизни, поэтому к открытым территориям он все еще привыкает. И как хорошо, что Шерри не оставляет его наедине со всем этим на слишком долго, быстро вновь оказываясь рядом, пусть все такая же неловкая и смущенная, но все же когда их здесь двое - становится как-то уютнее и спокойнее. А их переминания и попытки вернуться к старой-доброй болтовне лишь на время. Им просто нужно снова привыкнуть друг к другу.
- Прости, что не написал заранее. Еще не успел купить телефон, - все же подает голос, сразу начиная с извинений. Он правда не хотел ставить Шерри в неловкое положение и очень надеется, что она не осерчает на военного, который немного подрастерял свои навыки межличностного общения. - Выписали около недели назад. Еще привыкаю, так сказать...
Пирс ловит растерянный взгляд девушки, подходит ближе и мягко забирает у нее чашку, давая понять, что не стоит так волноваться. Последнее, на что он обратит внимание - насколько у нее в доме чисто. Он пришел проведать ее, хотел снова увидеться и поговорить, не дать отношениям сойти на нет после всех тех дней, что они фактически провели наедине. Он тепло улыбается и сам относит их в раковину, хотя вряд ли должен это делать, оказавшись в первый раз в ее доме. Но ему очень хочется, чтобы она успокоилась и не волновалась о пустяках. Если уж им не помешали подружиться его мутация и условия, в которых они оказались, то разве не справятся в более привычной и нормальной обстановке? Насколько она вообще может быть нормальной для них...
- С удовольствием выпью чаю, - легко соглашается, уточняет можно ли присесть, а после первым пристраиваясь за столом. Орудовать на чужой кухне он точно не станет, лучше пусть Шерри. Возможно, занятие рутинным делом вернет ей душевное равновесие? - Крис позволил пожить у него, пока мне ищут новую квартиру. Прежняя отошла другому владельцу... Ну а ты? Все хорошо? Новости в больницу не особо просачиваются.
Он старается найти общие темы для разговора. Для начала обсудить, что произошло с ними за эти два месяца. Потом узнать, чем кто занимается и что вообще из них ждет впереди. Пирс обязательно еще хочет поблагодарить Шерри за все, что она сделала. И пригласить куда-нибудь тоже... Но это точно теперь потом, когда они снова смогут беспечно и легко говорить, будто и не было этого расставания на два месяца. Теперь они могут стать друзьями и здесь, в обычном мире. Если, конечно, Шерри не будет против... Но капрал очень надеется, что оставленный номер телефона - это все же не отказ.

5

Когда вы спасаете друг друга, у вас нет особого выбора. Есть только попытка или смерть. И от тебя или твоего напарника зависит, выживет второй или умрете вы оба, поэтому вы стараетесь изо всех сил. И сейчас Шерри кажется, что там, в длинных переходах лабораторий, они оба были совсем другими. Она помнит и знает - успела изучить - того парня, зараженного вирусом, истекающего кровью и слизью, не способного передвигаться и питаться самостоятельно, привязанного к ней гибким шлангом для переливания крови. Без нее он бы умер, без нее он не мог жить.
Но теперь перед ней - совершенно другой человек. В чистой отглаженной рубашке, причесанный и умытый, собранный и деловитый, он мало чем напоминает калеку из лабораторий. Шерри даже не сразу замечает пустой рукав, и лишь досадливо закусывает губу, сочувствуя юноше. Тот, между прочим, действует весьма уверенно, помогая ей собрать кружки, которые она расставляла повсеместно, просто забывая убирать, а после уносит в мойку. Теперь они ничем не связаны, малознакомые чужие люди.

Шерри колеблется. Конечно же, она не готова ко встрече. И, конечно же, не ожидала, что Пирс просто возьмет да и придет однажды. Иначе - зачем было оставлять ему номер телефона на фантике? Нормальной бумаги тогда не нашлось, так что она не придумала ничего умнее, чем вывести пару цифр на мятой бумажке из-под леденца.
- Ты обещал позвонить, - нажимая кнопку подогрева на чайнике, рассеянно делится опасениями девушка. Может, если бы у нее было время подготовиться, сейчас не было бы так неловко..
Впрочем, как не возьми, а она знает Пирса. Ловит знакомое выражение лица, узнает теплый взгляд. Даже движения, пускай и более уверенные теперь, ей знакомы. Пускай он не похож на существо из закрытых подземок, но она знает его. Помнит его голос, тепло, множество разных мелочей..
А еще она помнит голос Криса и его неловкий поцелуй.
Девушка сжимается, вспоминая то чувство неловкости, которое сковывает ее и сейчас. Она совсем не знает, как должна реагировать. И именно это мешает ей привычно веселиться и проявлять неподдельный интерес к оппоненту.  Но после встряхивается и пытается взять себя в руки.

- Я покажу тебе свой телефон, может, захочешь такой же? - силясь выглядеть позитивно и бесстрастно, Шерри отворачивается к столешнице, чтобы заварить чая и разлить кипяток по кружкам.
Слушает Пирса, рассказывающего коротко и четко (военные привычки?) о своих недавних событиях. Девушка совсем не понимает, как реагировать на новость о том, что юноша живет у своего капитана, но, наверное, это даже к лучшему. Ниванс нуждается в присмотре и опеке, и никто не сделает этого лучше, чем Крис, похоже, особенно если учесть последнюю подсмотренную сцену.
Встряхивая головой, чтобы отогнать ненужные воспоминания (это ведь ровным счетом ничего не меняло!), Шерри наконец возвращается к столу с двумя кружками, усаживаясь напротив военного. Придвигает к нему коробочку с имбирным печеньем, сладкого в ее дом всегда хватало, даже если она забывала купить овощи или мясо.
- А меня перевели на новую работу. И переселили даже, раньше я жила не здесь, - задумчиво бормочет, обмакивая свою печенюшку в чай, смотря на ровные круги в коричневой воде.
В ушах все еще стоит мужской приглушенный бас. Шерри приходится мотнуть головой, после чего она вскидывает задорный взгляд. Негоже злиться на Пирса за то, чего он не делал. Они расстались на доброй ноте и теперь казалось грубым все испортить. Да и зачем? Юноша не давал ей никаких обещаний.
Более того, где-то глубоко (глубоко!) в душе она была даже рада за него.
- У меня обеденный перерыв и мне скоро убегать, но я рада, что ты заглянул.
Отложив так и не доетую печенюшку, протянула руку, мимолетно касаясь его пальцев, сцепленных на ручке кружки. В конце концов, прошлые пару месяцев они провели в более чем тесном контакте, иногда ей очень не хватало его тепла.
- Прости, не могу остаться. Но если сможешь проводить меня до работы, обещаю короткую экскурсию по району.
Она смеется чисто и весело.
- Вдруг вы с Крисом надумаете переехать поближе? Сможем видеться чаще.
Она знает, что говорит глупости, но в этом она вся. Не дожидаясь ответа на свою шутку, Шерри соскальзывает со стула и кидается в комнату, чтобы собраться и принести Пирсу телефон. К слову, пока она возится, то находит более старую модель - еще рабочую и даже прилично выглядевшую - и возвращается с ней в руке, протягивая юноше.
- Вот, возьми. По пути научу тебя пользоваться этим старьем, покуда не отоваришься чем-то более приличным, - снова улыбается, почти возвращаясь в привычное состояние простоватой блондиночки. - Только, чур, с возвратом!

Отредактировано Sherry Birkin (2015-09-14 21:44:04)

6

Да, Пирс обещал позвонить... Но у него правда просто не представилось возможности. Он мог бы долго и нудно объяснять, что ему так и не позволили выходить на связь в лабораториях, а когда он вдруг оказался на свободе, то явно не был в состоянии самостоятельно тут же озаботиться приобретением телефона. Да и если быть честным, это его первая самостоятельная прогулка за очень долгое время... Но он уже говорил Шерри, что все еще не обзавелся средством связи. И повторятся и тем более оправдываться будет еще более неловко, а у них и так не сказать, чтобы уж прям так легко завязывался диалог. Возможно, это там, в больничных стенах все было очень просто, ведь особого выбора и не было, верно? Но Нивансу хочется верить, что у них получится продолжить общение, что они смогут стать еще немного ближе. Они ведь столько лет знакомы! Заочно, но все же...
- В следующий раз я обязательно позвоню, - обещает Пирс с невозмутимой улыбкой. Да-да, следующий раз обязательно будет, и он больше не проявит такой невоспитанности, они договорятся о встрече, может быть, даже сходят вместе в кино или на чашку кофе, после он проводит ее домой, и вся их неловкость просто пройдет. По крайней мере, он больше не поставит ее в неудобное положение, когда она вынуждена проявить радушие, хотя совершенно к этому не готова. Нивансу честно стыдно, он замечает, что ее улыбка натянута, а беспечность совсем не похожа на ту, что он привык видеть. Они провели бок о бок достаточно времени, чтобы он мог понимать, когда она лишь старается изобразить хорошее настроение, а когда растерянна и сбита с толку. Хотя... он не видит такой уж глобальной на то причины. Только если... может, к ней должны были придти гости? Тот, кто не очень обрадуется, застукав у нее в квартире другого молодого человека. Он, конечно, об этом думал, но ровно до того момента, как понял, что она все таки одна дома. А сейчас эта мысль не отпускала...

Пирс рассеянно кивает о предложении взглянуть на телефон, аккуратно перехватывая горячую кружку одной ладонью, стараясь не обжечься и не пролить чай. Может, он уже и намного лучше справляется с собственным телом, но казусы иногда все еще случаются, а устроить здесь еще и бардак в его планы не входит. Поэтому он неспешно приподнимает кружку, отпивает немного и так же заторможенно ставит обратно, внимательно слушая о том, что происходило в жизни Биркин. Новая работа? Это здорово, особенно, если это не связано с новыми вылазками в какую-нибудь "донию", борьбой с Б.О.О. и обстрелы наемников. Она, конечно, показала себя потрясающим агентом, Ниванс помнит, как умело она отстреливалась, как ловко дралась, сколько мужества и терпения проявила. И все же... ему кажется, что это не для нее. Он бы не хотел снова увидеть ее в подобной опасности. Или снова не иметь толком возможности оказать посильную помощь. Это кажется особенно неправильным после всего, что они пережили. После всего, что она и так уже сделала. И ему радостно видеть, что пока она находится в большой и уютной квартире, ходит на работу в офис и имеет возможность провести обед дома, приняв душ и попив душистого чая с имбирным печеньем. Это подходит ей больше. Не потому, что он считает ее слабой или беспомощной. А потому что просто знает, что может сделать та война даже с самыми сильными и непробивными.
- Больше никакого оружия и гонок? Звучит неплохо, - для самого Пирса это звучит приговором, вся его жизнь - это военное дело. Но для Шерри это все таки должно стать настоящей передышкой, той самой жизнью, которой у нее никогда не было. Что же, сейчас у них обоих период, когда они начинают все с чистого листа. Прошлая заварушка перевернула все с ног на голову, приходится привыкать к новой реальности. И что-то подсказывает Нивансу, что вдвоем все же будет проще. У них и так не особо много осталось людей рядом...

- О, конечно, я все понимаю, - Пирс улыбается, когда Шерри касается его ладони кончиками пальцев. Она будто немножко оживает, а потому больше не так зажата и смущена, как в начале их встречи. Это не может не радовать, вселяет надежду, что им и правда просто нужно совсем немного времени прежде, чем хотя бы их общение вернется в прежнее русло. Им нужно научиться общаться в свободном мире, а это не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Главное, чтобы этого хотелось им обоим.
- С удовольствием прогуляюсь, если ты не против, - Ниванс поднимается следом, провожая девушку взглядом. Сам неспешно убирает так и не допитый чай в раковину, даже находит небольшую вазу на верхней открытой полке, наполняет водой и ставит букет на подоконник рядом с пакетом гостинцев. А после выходит в коридор, дожидаясь Биркин, которая собирается совсем не по-женски быстро. В этом парень тоже видит свою прелесть, она и правда ведь ни на кого не похожа. Вот только очень далекая, как ни крути, даже если он сейчас может идти рядом и говорить с ней. Он еще не совсем осознает себя в этом мире, не знает каким он будет, и что ждет впереди, он опасается самого себя и того, что спрятано внутри. Так что же говорить о других? Наверняка он как бомба замедленного действия. Сам с собой должен быть осторожнее, какие уж тут надежды на то, что кто-то может стать ближе, чем друг?
Ниванс оставляет без комментариев предложение полушутливое предложение Шерри переехать им с Крисом поближе. Его отношения с капитаном сейчас тоже напряжены, стоят на каком-то переходном этапе, и капрал чертовски боится все испортить, потерять дорогого человека, понять не так его порывы. Или же наоборот - как раз так... Но как бы то ни было, он точно знает одно - ему стоит пожить одному какое-то время. Научиться справляться со всем, вырваться из-под опеки и наблюдения, самому найти, куда и как двигаться дальше. Он не знает сейчас лучшего решения. И только ждет, когда выдастся шанс привести его в действие.

- Ты делишься со мной телефоном? - Ниванс улыбается, с благодарностью кивая и пока пряча его в задний карман штанов. Ну что же, пока одной проблемой меньше, он сможет быть на связи, пока не разживется своей трубкой. - Ну, не то чтобы я обещаю...
Он шутит, тихо хмыкает и выходит в подъезд, дожидаясь, пока Шерри тщательно закроет все двери. Они спускаются вниз и выходят на улицу, где все так же тепло и светло, идеально время для прогулки, даже если и просто до работы. Пирс предлагает девушке взяться за его руку, неспешно ведя ее вдоль зеленой и пока еще не очень многолюдной улочке. Ему все еще вновинку дышать свежим воздухом и ощущать простор проспектов, а потому он иногда жмурится и улыбается словно без причины. Но Шерри уж точно должна будет его понять. Она ведь тоже когда-то вдруг оказалась снова в большом и будто полузабытом мире.
- А меня восстановили в должности капрала, - делится и своими новостями Пирс, хотя он сам - одна большая новость. - Куда приткнуть пока не знают, но... Если повезет, смогу вернуться на службу.
Пожалуй, Ниванс и сам не особо верит в свои слова, но надежда остается. В его голосе нет горечи или молчаливой просьбы пожалеть. Он лишь показывает девушке, что она сделала для одного безымянного для нее солдата. Дала новую жизнь, новый шанс, и теперь он снова может приносить пользу, гулять по улицам и пить с ней чай. У него теперь есть будущее. И только благодаря ей.

7

Чем дольше Пирс остается рядом, тем легче становится Шерри. Его голос заглушает все тревожные мысли и успокаивает ее, еще он вытесняет из ушей подслушанный сбивчивый шепот чужого капитана. Понемногу все возвращается в то русло, что и должно было быть, если бы не та неоднозначная сцена: Шерри просто радуется, Пирс хотя неловок, но галантен. Он достаточно смышленый юноша, и вскоре девушка даже забывает, что у него нет второй руки, до того он расторопен и с одной. Они просто идут рядом, и ей даже дозволено держаться за его локоть.
- Давно им не пользовалась, - по пути болтает Шерри, наставляя Пирса о выданном телефоне. - Так что если там сохранились какие-то глупости, просто удали.
Раньше ей было не с кем переписываться, поэтому провокационных смсок там точно не найдется. Может, одна, старая, от Джейка о пятидесяти баксах, которые он писал ей на прощание. Или ряд ЦУ от Симмонса в ходе выполнения операции. В остальном - ничего криминального.
Также Шерри была не любителем фотографировать себя или окружающих, так что навряд ли Ниванс обнаружит там фотки Клэр в исподнем или неловкие селфи блондинки. Так что Биркин почти спокойна. Но на всякий случай еще десяток минут, пока они идут вдоль сквера, объясняет ему, как включать и заряжать аппарат, какими функциями он оснащен, а еще какая у него мощная батарея. Впрочем, вероятно, если Пирс станет пользоваться телефоном активнее,чем она, батарея его и не впечатлив. Эта мысль смешит Шерри, и в конце она признается, что почти не пользовалась аппаратом, так что парню придется разбираться самому.
Впрочем, припоминает она, Крис неплох в технике и сумеет оказать посильную помощь, если потребуется.

Напоминание о Крисе снова заставляет Шерри приуныть и замолчать, и хотя она любит этого мужчину, как члена семьи, вспоминать о нем сейчас неловко. Однако, ее паузу заполняет Пирс, перехватывая эстафету, и остаток пути до высокого стеклянного здания с затемненными окнами они проделывают за беседой.
- Ты хочешь вернуться на войну? - ужасается Шерри, не скрывая испуга, и поднимает круглые глаза.
Не то чтобы они была из трусливых, но Ниванс едва выкарабкался! Сама она, если долг потребовал бы, кинулась снова в гущу событий, но пока бумажная работа ее не утомила, она считала, что заслужила передышку. Иногда она с ужасом думала о том, чтобы вернуться к оперативной работе, и хотя в такие моменты ощущала себя эгоисткой и предательницей, тем не менее считала отдых полезным для нервной системы.
Конечно, она понимала, что для военных эта битва - их жизнь. Но.. после того, что случилось с Пирсом... неужели ему было ни капельки не страшно? Или.. или он хочет закончить все это как можно быстрее? На войне у него будет сотня различных вариантов.
А еще там будет Крис, и Шерри снова скучнеет.
- Там твое место, - понимающе тянет, быстро исправляясь. Она знает, видит, чувствует, что важно для парня. И не собирается спорить, потому что это не ее дело. Ей лишь немного жаль.. Самую капельку.
- Не вздумай спустить в унитаз то, что я тебе подарила, - со всей суровостью наказывает и отцепляется от его рукава. Его жизнь - это бесценный дар, который они вдвоем отвоевали у костлявой. И если что-то случится, Пирс будет виноват перед ней безмерно, потому что это были и ее время, силы и здоровье.
Впрочем, она не собирается предъявлять свои права.
Не сегодня.
Никогда.. Наверное.
- Мы пришли, - отступая, показывает рукой на здание. - Я буду занята до вечера и..
Она мнется.
- Спасибо, что навестил.
Машет рукой и, не мешкая, торопливо взбегает по крутым лестницам, скрываясь за крутящейся светоотражающей дверью. Где-то там, внутри, здание полно жизни и снующих туда и сюда людей, но отсюда кажется, что время здесь непоколебимо. В гос учреждениях всегда царит внешнее спокойствие и будто ничего не происходит. Однако внутренний ритм быстро подхватывает девушку и заставляет забыть об обеденном приключении на долгие часы, покуда ей снова не становится пора возвращаться домой, в пустые стены - и хотя она не любит бывать там одна, стараясь задержаться на работе как можно дольше, сегодня спешит поскорее вернуться.. Не для чего особенного, а просто так, чтобы успеть сохранить пару минуток чужого присутствия, будто она все еще не одна там, среди просторных комнат.

Возвращаясь домой, Шерри первым делом находит кружку с остывшим чаем, которую так и не допил Пирс, и переставляет ее на подоконник. Она редко моет кружки, пока это не станет необходимостью (и когда чистые решительно заканчиваются), так что у этой красавицы есть все шансы задержаться здесь годика на полтора.
Шерри с тоской смотрит на кружку. Она выглядит так, как будто Пирс вот-вот вернется и допьет остывшую бурду.
Вздыхая, она отвлекается и находит цветы. Конфеты. Даже маленького фарфорового дельфина! И улыбается, долго ища ему место среди полупустых полок. Личных вещей у нее все еще не хватает, чтобы заполнить квартиру целиком, так что игрушке находится масса местечек для проживания, однако вскоре девушка останавливается на полке в спальне, так она всегда сможет видеть подарок.
Странно, что Пирс выбрал именно дельфина. Он забавный и катится на фарфоровой волне, выгнув блестящую спину.
Шерри забирается на кровать и скручивается в комок, смотря на игрушку. Та навевает какие-то воспоминания, пока девушка не вспоминает о своей подвеске "на удачу" из детства, но ей удается лишь сжать в кулаке кулон, после чего она почти сразу засыпает. День был слишком длинным и насыщенным, а наутро слишком много беготни (опять проспала!), так что Шерри становится не до чужих знаков внимания - на работу бы успеть.

Отредактировано Sherry Birkin (2015-09-17 13:22:54)

8

Пирс тихо смеется на щебетания Шерри и клятвенно обещает стереть все, что может только показаться глупостью и хоть как-то компрометировать девушку. Он, конечно, отчего-то уверен, что ничего такого в ее телефоне просто не может быть, потому что она непохожа ни на одну из тех, с кем ему когда либо приходилось общаться. Так уж выходило, что в его жизни было только два типа девушек. Те, кто пытались убить его или уничтожить мир, или то и другое вместе. Или же те, кому он нравился - яркие, шумные и обязательно имеющие стопятьсот фотографий себя в зеркале. Последние чаще всего были фактически одинаковыми, да и редкие исключения не особо привлекали бравого капрала, но вот Шерри... Она не просто была другая, пожалуй, это как раз то, что называют - "очарован с первого взгляда". Он никогда особо в это не верил, первое внимание к юной девочке в лаборатории он честно пытался списать на то, что уже несколько лет как толком не мог пообщаться с противоположным полом. Потом, когда он думал о ней, уговаривал себя, что просто волнуется о той одинокой, тонкой, беззащитной девушке. И когда встретил ее в Эдонии... Или когда искал ее полгода... Или снова увидел в Китае, когда уже считал, что все пропало. Он нашел Редфилда в богом забытой деревушке, не мог не найти ее, поэтому... Он не рассчитывал больше никогда увидеться. И когда вдруг чудо случилось, обманываться и дальше казалось просто глупым. Прошли года, а он ее не забыл. А ведь это что-то да значит, верно?
- Именно так... Я ничего другого и не умею. Думаю, я еще смогу сделать мир немного лучше, - если быть честным, Ниванс прекрасно понимает первый испуг Шерри. Когда он сам впервые всерьез задумался о будущем, когда понял, что оно у него есть, то ярого желания снова всем этим рискнуть у него не проявилось. Он только выкарабкался, едва сохранил свое сознание, провел месяцы и месяцы словно лабораторная крыса, едва не погиб от рук своих же... Кто бы смог упрекнуть его, реши он завязать с карьерой военного? Да кто бы вообще допустил его туда снова, калеку и прокаженного. Но... прошло совсем немного времени, и Пирс понял, что по-другому все равно не сможет. Он снова готов начать с нуля, показать всем, что и с одной рукой от него может быть польза, но только бы снова в строй. Он не сможет быть в стороне от всего этого, это его жизнь, его судьба, предназначение и что угодно еще. И он обязательно со всем справится. Ведь хуже уже точно не будет.
- О, поверь, я буду беречь себя. В конце концов, какое я имею право проливать твою кровь? - он тихо смеется и с видимым сожалением останавливается возле крыльца белоснежного государственного здания. По его собственному мнению, дорога от ее дома до работы чертовски короткая, но заставлять ее опаздывать из-за него он не может, поэтому улыбается и кивает. Конечно, ей пора идти. И сейчас он даже верит, что она действительно рада, что он ее посетил, хоть и огорошил внезапным приходом. Чувство неловкости между ними исчезает, и это настоящее облегчение. Значит, все у них обязательно получится.

Провожая взглядом взбегающую по лестнице девушку, Пирс не сразу ушел прочь. Какое-то время он еще постоял на месте, будто она может вдруг передумать и вернуться, а потом все же неспешно отправился домой. Сегодня он успел с непривычки притомиться, но все таки заставляет себя еще зайти в ближайший салон связи, чтобы взять новую сим-карту. Пользоваться карточкой Шерри кажется неправильным и почти неприличным. Даже если номером давно не пользуются, это не значит, что однажды туда не напишут...
Спрятав в кармане свою маленькую покупку, Ниванс возвращается в дом к Редфилду и сразу же плюхается на диван. Приятная усталость во всем теле заставляет его почти мгновенно заснуть — организм только привыкает к активности, но Пирс с завтрашнего дня собирается приучать его обратно к активным тренировкам, но сегодня позволяет себе еще немного блажи. Но уже с раннего утра, несмотря на протесты во всем теле, он все таки совершает длительную пробежку, а после и учится отжиматься на одной руке и даже качает руку пятилитровой банкой воды. Дается все со скрипом, непривычно тяжело, но он собирается только увеличивать нагрузку с каждым днем. И только после того, как он остается хоть немного доволен результатом, он успокаивается и принимается за обычные домашние дела. Хотя и не забывает отправить Шерри приветственную смс и очередную благодарность за телефон. И тут он тоже собирается действовать постепенно. Ошибки внезапности он больше не совершит.

Ниванс пишет смски Шерри каждый день. Спрашивает о ее делах, желает доброго утра, приятного аппетита и спокойной ночи. Рассказывает о своих тренировках и успехах социализации. Делится тем, что просматривает пропущенные фильмы и шутит о том, что их за год снимают больше, чем человек способен просмотреть за жизнь. Он аккуратно уточняет и узнает, когда она более свободна, когда у нее обед и выходные. И когда нужное время кажется выждано, он все же приглашает ее сходить куда-нибудь проветриться. Кино или кафе, а может и то, и другое, она ведь наверняка тоже очень много пропустила. Он готов прийти за ней в любое время, как только она решит. Пирс не настаивает, но дает понять, что соскучился. И что было бы неплохо им увидеться снова, но на этот раз по всем правилам — Шерри называет время, а он появляется точно к сроку. Одетый с иголочки и готовый превратить привычный однообразный вечер в хорошее и теплое времяпрепровождение. Если честно, он уже выбрал кинотеатр, уютное небольшое кафе чуть в стороне от центра, и даже озаботился вбить в телефон номер такси, чтобы проводить ее обратно. Как говорится, готов ко всему. Оставалось только надеяться, что не зря..

9

Входящее сообщение без ЦУ, а с простым "доброе утро!" вновинку для Шерри. Поначалу она даже не знает, как реагировать, улыбается и смущается. Подыскивая слова, надолго откладывает телефон, и только после обеда, освободившись на пару минут, все же набирает что-то неловкое в ответ. Долго думает, прежде чем отправить сообщение, но все же решается.
Так между ней и Пирсом завязывается переписка.
Поначалу они пишут мало и редко. Девушка много занята на работе, а чтобы придумать ответ, у нее уходит куча времени и сил. Но понемногу все налаживается, и вскоре Шерри не может помыслить своего для без сообщений от него. С Нивансом весело даже в переписке по телефону, он подбадривает ее, делится новостями, читает все ее глупые смски. Шерри даже неловко, но она быстро привыкает. Проснуться без его "доброе утро!" или уснуть без его "спокойной ночи" уже не получается, а день тянется отвратительно медленно, если Пирс занят и не может ей отвечать.
Это лишь маленькие сообщения, но они ненавязчиво входят в жизни друг друга. Шерри точно знает, когда и чем занят Пирс, где и с кем находится. Он присылает ей квадратные фотки всяких мелочей, что видит - носки своих ботинок, ствол дерева в парке, мимо которого бежит, уронившую мороженое девочку и эту же девочку с новым рожком, неаппетитную кашицу из своей диеты, собаку с большими глазами, поцарапанную во время тренировок ладонь. Боже, да она знает любую мелочь о нем теперь! Преодолевая неловкость, она присылает ему кусочек папки с грифом "секретно", одинокий горшок с увядшим растением на подоконнике, вид из окна на девятнадцатом этаже, откуда виден сквер и угол аллеи, серое вечернее небо над ее головой или развалившийся кекс на своей ладони во время ужина. Это кажется забавным, и ей становится не так одиноко в своей большой квартире, когда есть, с кем поделиться.
И хотя они не виделись с тех самых пор, как Пирс появился внезапно и, проводив ее с обеда на работу, также внезапно исчез, Шерри кажется, что они вместе 24 часа в сутки.

Несмотря на то, что общаться с Пирсом в последнее время очень легко и Шерри улыбается всякий раз, когда тренькнул телефон, безошибочно зная, что это сообщение от него (от кого же еще?), перспектива личной встречи ее пугает. Одно дело - переписываться. И совсем другое - снова увидеться вживую.
К тому же, напоминает себе девушка, он все еще живет в квартире Криса. Это факт ее немного... смущает. Но она никак не решается задать терзающий ее вопрос.

Как бы там ни было, после продолжительных волнений и беганий из угла в угол, она все же отвечает согласием. Занимать его выходные не хочется, тем более что у них с Крисом могут быть планы (для себя Шерри решила отовраться прогулкой с Клэр, если парень вдруг спросит), Она назначает встречу на вечер пятницы - и это кажется прекрасным вариантов.
Всю пятницу она не может думать о работе, а после - спешит домой, чтобы успеть привести себя в порядок. Она еще с прошлых выходных выбрала себе одежду, так что та ждет ее подготовленная. Ей остается лишь принять душ, чтобы смыть дневную усталость, и натянуть на себя приталенные вельветовые брюки нежного персикового цвета и белую блузку с отворотом воротника и рукавом на три четверти.
Девушка придирчиво осматривает себя в зеркало. Приглаживает чуть отросшие волосы и вновь напоминает себе, что нужно бы наведаться в парикмахерскую, но у нее катастрофически не хватает времени на работе! Да и зачем? Кажется, ей и так неплохо,с этим спонтанным каре.
Подхватывая жилетку и шарф, Шерри старательно наматывает последний на шею, решительно вздыхает - и выходит из квартиры, на ходу поправляя жилетку. Они договорились встретиться недалеко от ее дома, в конце аллей, и то время, что она идет на назначенную встречу, девушка силится привести мысли в порядок.  Однако, когда она издалека видит Пирса, все тревоги выбивает из головы, и ее безудержно тянет улыбаться. Вот он! Пришел! даже не опоздал, хотя ему и сложнее собираться, чем ей, однозначно.  Пустой рукав совсем ее не пугает, хотя за него взгляд цепляется в первую очередь.
- Пирс! - вскидывая руку, издалека окликает Шерри, а после спешит навстречу. Даже несмотря на то, что они переписываются каждый день, у нее словно бы накопилось столько новостей и забавных случаев, чтобы рассказать ему! К тому же, оказываясь рядом и улыбаясь ему, девушка ловит себя на то, что хочет перерассказать ему все-все, абсолютно все вживую. Так ведь приятнее, верно?

10

Пирсу кажется, что он ждет ответа целую вечность. Даже с его прекрасным внутренним чувством времени. Он отправляет смс, а после совершенно не может отвлечься от молчащего телефона, что примостился на краю стола. Ниванс собирался продолжить тренировку, но вместо этого терроризирует темный экран взглядом, будто от бедного куска техники что-то зависит в отношениях между двумя людьми. Но Пирс все равно смотрит и беспокойно тарабанит кончиками пальцев по покрышке стола. Вроде бы ничего такого, отказ его не убьет и даже не особо обидит, он ведь прекрасно понимает, что у Шерри серьезная работа, почти нет выходных и очень мало свободного времени, но все же... Но все же. Он хочет получить согласие, хочет снова увидеться и обменяться новостями уже с глазу на глаз. Пусть телефонная связь и прекрасное изобретение человечества, но заменить живое общение все равно не сможет. По крайней мере, так кажется Пирсу, который умудрился сохранить в себе немного консерватизма в некоторых вопросах. Строгое воспитание в военной семье оставляет свой отпечаток...
Ответ все не приходил. Пирс насилу заставил себя подняться и хотя бы отправиться в душ, где выглядывал из-за шторки каждую минуту, слыша фантомные звуки оповещения. Нет, серьезно, он вел себя совершенно по дурному, словно слюнтявый мальчишка, впервые написавшей девушке, он это прекрасно понимал! Но ничего не мог с собой поделать... Это было бы даже стыдно и неловко, если бы рядом кто-то был. Но квартира вновь оказалась в его полном распоряжении, а потому можно было чувствовать себя дураком, сколько влезет. В конце концов, это должно было закончиться, Биркин что-нибудь да ответила бы...

Когда телефон все же тихо пикнул и радостно засветил своим экраном, Ниванс с истинно военной реакций подхватил его и... Застыл на пару мгновений, не открывая пришедшее сообщение. И сейчас не мог бы точно даже сказать, страшит его отказ или согласие. Он соскучился, он хочет ее увидеть, провести отлично время и, может, стать еще чуточку ей ближе, вот только какой-то внутренний стоп-кран, появившийся после заражения, каждый раз заставлял одергивать самого себя и задавать простой вопрос - "Чего он, в сущности, собирается добиться?". Он не мог претендовать на слишком близкую дружбу, потому что сам в себе еще не был уверен на все сто. На что-то большее и тем более, он теперь даже не человек, он понятия не имеет, какие действительно опасности несет его тело, а потому, если повезет прожить много лет, ему придется сделать это одному. "Никаких слишком близких контактов", - так ему сказали. Он и сам это прекрасно понимал. Так... зачем он отнимает ее время?..
Пирс честно задавал себе этот вопрос. Но, как ни старался, все равно отвечал одинаково. Потому что ему важно быть хотя бы в стороне, но рядом с ней. Важно быть в жизни Шерри, даже оставаясь на переферии. И даже если все это чертовски эгоистично, но ему кажется, что у него и так пропало слишком много, а впереди ничего толком и не наблюдается, неужели он не может... Хотя бы общаться с той, кто ему дорога? С той, которая ему небезразлична. Он может оказать ей помощь, если понадобится. Он может сходить с ней в кино, когда ей не с кем. Послушать о ее делах и посочувствовать по поводу дуралея начальника. Ему этого будет достаточно. По крайней мере, в этом он себя точно будет убеждать куда как активнее...
Ниванс все же открывает смс и несколько раз ее перечитывает прежде, чем до него доходит смысл. Если быть честным, он не рассчитывал на согласие с первого раза, а потому сейчас не просто рад - счастлив! Он широко улыбается и ловко набирает смс одной рукой, по-военному четко рапортуя о том, что координаты и время приняты. А после спешит в комнату, стараясь найти хоть что-то, что подойдет к вечеру встречи... Да, у него впереди еще почти неделя, но Ниванс всегда был чуток модником, привыкшим хорошо и опрятно выглядеть, а потому сборы точно грозили превратиться в боль и страдания, потому что грабить Криса и тратить его деньги на новые вещи не позволяла совесть, а тратить свои - отсутствие оных. Так что... Он понятия не имел, что делать дальше.

Ладно, он взял в долг у Криса. Но серые джинсы, темно-синий пуловер с закатанными рукавами и серый же небрежный шарф того стоили. Как и поход в кино, кафе, такси и большой леденец на палочке в виде подсолнуха. Нести цветы на их первую официальную встречу показалось неловким - Шерри это могло смутить, или же намекало на то, что у них свидание, на что Пирс бы очень рассчитывал, но прекрасно понимал, что сегодня не тот случай. А леденец - самое то. Немного забавно, она любит сладости, да и по форме будто бы принес цветок. Почему нет? Оставалось надеяться, что она это оценит. Чего греха таить, Ниванс действительно волновался об этой встрече... Но стоило ему услышать ее звонкий голос, как все переживания как рукой сняло. Все будет хорошо. Все обязательно будет хорошо.
- Шерри, - Ниванс открыто и тепло улыбается, подается вперед, но все же сдерживает порыв крепко ее обнять и только протягивает ей свой небольшой презент. Чуть пожимает плечами, мол, да, все так глупо, но зато это вкусно, да и вообще, что с меня взять? - Я очень рад тебя видеть.
Сразу понятно, парень ничуть не лукавит. Глаза горят, довольная улыбка, чуть неловкие движения. Он подает ей руку и ведет вдоль дороги, сообразив накануне вечером обновить в голове маршруты города, чтобы не заплутать и вместо кино водить девушку кругами по ее району. Она сама сюда недавно переехала, кто знает, может, тоже не успела все толком изучить. Так что Ниванс действительно постарался. И готов ко фразам "я голодна", "я устала", "хочу в кино", "хочу в кафе" и иже с ними. Не то чтобы Пирсу часто приходилось выгуливать девушек, но одно он знает точно - так он еще не готовился ни к одной встрече.
- Знаешь, я отвоевал этот леденец у своей гордости. Люди странно на меня смотрели... - он тихо смеется, завязывает непринужденный разговор. Говорит о том, как маленькая девочка в автобусе чуть не отобрала у него конфету и пришлось отдать ей свою жевачку. И что в магазине одежды чертовски неудобно снимать все с вешалок. Кто вообще их придумал? Да и шнурки... Ниванс не забывает по пути спросить, как дела у Шерри и как поживают супер-секретные дела. Узнает, выжил ли тот бедный цветок на подоконнике? И, наконец, доходит до самого важного - хочет ли она пойти с ним в кино, или они просто зайдут в уютное маленькое кафе, чтобы поболтать? А еще лучше, если они все это объединят... Пирс, конечно, не уверен, что у Шерри завтра выходной, но стоило на это надеяться. Он был бы не прочь, если бы эта встреча немного затянулась.

11

Раньше Шерри врала Пирсу о том, что он выглядит чудесно. Не для того, чтобы польстить ему, а для того, чтобы настроить на положительный лад, чтобы задать направление к победной точке. Да и что это могло испортить? В лабораториях некому было поймать её за руку, даже самому военному, потому что он попросту был не в состоянии дойти до зеркала, чтобы оценить собственный вид.
Сегодня же он и правда выглядит чудесно. Многое изменилось с тех пор, когда несчастному полумертвому мутанту переливали спасительную волшебную кровь. Пирс расцвёл и выздоровел, немного отъелся и немного подкачался, почти вернул первоначальную физическую форму и даже освежил свой безупречный стиль; Шерри всегда забавляло то, как парень умудрялся в бронежилете и стандартной военной форме выглядеть стилягой.
- Спасибо, - неловко перенимая подарок, девушка пожурила себя за то, что ничего не принесла ему в ответ. Но в сумочке у неё абсолютно ничего не завалялось, чтобы применить по назначению, так что пришлось смириться с тем, что она так и не обзавелась даром предвидения. Это же было естественно, принести что-то на встречу для друга.
Пожимая протянутую ладонь, Биркин уважительно кивнула. Рукопожатие сделалось крепким и уверенным, его пальцы больше не дрожали. Не удержавшись, она скользнула ладонью вверх по его предплечью, невзначай ощупывая. И точно - подкачался. Теперь его плечи снова были широкие и рельефные, как и раньше. Несомненно, Пирс шёл на поправку гораздо быстрее, чем то пророчили их "белые халаты".
- О, мне жаль, что тебе пришлось все это пережить, - легко включаясь в разговор, захихикала Биркин. Она прекрасно понимала, что юноша преувеличивает, но так было даже забавнее. К тому же, его вернувшееся чувство юмора тоже без меры её радовало.
Все возвращалось на круги своя. Все снова было хорошо.
Опуская взгляд и слушая забавные опусы, Шерри придержалась за рукав военного. Она могла идти только слева, но это было удобно. Потеребив в пальцах откровенно новую ткань его пуловера, чуть прищурилась:
- Ты что, приоделся? Какой сегодня праздник?
Конечно, она тоже "приоделась", но не смогла удержаться от подкола. В конце концов, как часто увидишь военного в штатском? Она была приятно удивлена, что у Ниванса даже в повседневку обнаружился неплохой стиль. К сожалению, сама она таковым похвастаться не могла, так что немного помялась, но быстро нашлась:
- Я думала, это рядовая встреча. Даже думала надеть халат из лаборатории, чтобы было привычнее, - не удержавшись, хмыкнула. Шикарно бы они оба смотрелись посреди сквера в лабораторных робах. - Никто не сказал, что у нас.. торжество.
Она почти сказала "свидание", но что-то удержало её от этой глупой шутки. Наверное, не стоит так шутить рядом с небезразличным тебе человеком. К тому же, это Шерри до сих пор была сама по себе, а вот Пирс (скорее всего) уже в отношениях, так что все эти глупости могли только все испортить. Между ними и так все казалось непростым, поэтому усложнять не хотелось.
- Пойдём в кино? - когда они дошли до конца скверика, предложила. Кажется, будет лучше, если они посидят в кинозале, где не нужно будет болтать и где не будет риска сболтнуть что-то глупое.

С киноцентром им повезло, один небольшой нашелся неподалёку. Желающего попасть на фильм народа в вечер пятницы оказалось немало, чему Шерри была бесконечно удивлена. Этот мир все ещё оставался для неё загадкой! Впрочем, им повезло, и даже нашлось два местечка рядом на какой-то старый черно-белый фильм; билетёр, отпускающий им два билета на "целовальные места", загадочно улыбался и желал приятного вечера, на что Биркин жутко смутилась и попыталась его уверить, что ничего такого!, но её быстро оттеснили от окошка другие желающие приобрести билеты. Выдохнув себе под нос тому, что Пирс удачно отправился брать поп-корн и ничего этого не слышал, девушка присоединилась к оппоненту и конец вечера они провели хрустя вкусняшками и бездумно пялясь в монитор. Иногда они переговаривались, но не часто; Шерри поймала себя на том, что увлечена картиной гораздо больше, чем рассчитывала, и часто ныряла ладонью в ведёрко с поп-корном, устроенное между из креслами.
Когда фильм закончился, она только и могла, что говорить о просмотренном. Это не был новый фильм, это было какое-то не особо популярное, не цветное старьё, но оттого картина казалась лишь живее и прекраснее. Фильмы Шерри так и не успела осилить после своего "освобождения" из лабораторий, так что эта картина оставила в ней сильнейшие эмоции.
Взбудораженно делясь эмоциями и то и дело размахивая руками, Биркин на автомате направилась обратно к дому. Эта дорога была ей знакома, так что ноги несли по изученному маршруту. Опомнилась она лишь тогда, когда половина сквера у дома была осилена.
- Ой, - хлопнув себя по лбу, опомнилась. - Хочешь зайти на чашечку чая? Кажется, поп-корн был слишком солёный.
Есть ей не хотелось после перекуса в кино, но отделываться от оппонента сразу после просмотра казалось неудобным. Так что она с надеждой подняла взгляд на Пирса - может, у него есть какие-то идеи или наметились внезапные дела? Быть честной, её порадовал бы любой из вариантов. Просто потому что прощаться не хотелось, но и продолжать вечер казалось двусмысленным и опасным; девушку разрывали противоречивые желания, так что она надеялась, военный положит её сомнениям конец.

12

Пирс Нивана нечасто встречался с девушками - будь то свидание или просто рядовая встреча. Во-первых, у него почти не бывало свободного времени. Постоянные командировки и вылазки, занимающие по несколько месяцев, несколько лишают прежних социальных навыков, кроме тех, что помогут выжить и вернуться домой. Ну и, во-вторых, Ниванс оказался из тех, кто не будет морочить голову девушке и пытаться встречаться, если оказывается, что простая симпатия явно не перерастет во что-то большое. Пирс подозревал, что все дело в той самой первой влюбленности. В общем, как ни крути, но в плане задушевных прогулок и прочей романтики он не был хорош. И наверняка бы должен был себя сейчас чувствовать скованно и неловко, но рядом с Шерри ему было легко. Может, дело в том, что они давно знакомы и видели друг друга при таких обстоятельствах, что страшно вспомнить. Или просто рядом с таким светлым человеком все кажется по плечу. И поддерживать разговор, и улыбаться, и не чувствовать себя так, будто попал в какой-то зазеркальный мир. Все они страдали этим синдромом, когда возвращались...

- Эй, это же наша первая вечерняя прогулка, на которой нет физпроцедур и измельченного в кашу мяса, - хмыкает Ниванс, деловито одергивая ворот кофты. Этим вечером он тщательно выбирал одежду, но так, чтобы было непонятно, что на это ушло кучу времени, несмотря на то, что гардероб капрала все еще был практически пуст. - И хоть халат был тебе к лицу, этот шарфик куда лучше.
Пирсу казалось, что ему будет сложно подбирать слова и строить диалог. Тем более, в этот раз она никуда не спешила, и у них было полно времени. Но все волнения оказались напрасными. Все начиналось, как нельзя лучше. Они не молчали, стараясь занять неловкие паузы рассматриванием деревьев, не начинали глупые фразы одновременно, чтобы потом еще долго уступать друг другу первое слово. Все шло своим чередом, без особого напряжения и старания с обеих сторон. И это...придавало уверенности.
- Мне кажется, я сто лет не был в кино, - признается Пирс, когда они усаживаются в кресла. И пусть им достался какой-то старый фильм, но сама атмосфера кинотеатра придавала свою изюминку. Они перешептывались, хрустели поп-корном и старательно пытались запомнить так похожие черно-белые лица. Это было даже забавно, они и сами при этом словно сошли с картинки про 60-ые. Пирс не преминул этим поделиться, и они с Шерри тихо фыркнули из своего угла. Это был потрясающий вечер. Ниванс и забыл, что такие бывают.

Обратная прогулка пришлась как нельзя кстати. Шерри так искренне радовалась и с таким воодушевлением рассуждала о просмотренном, что Пирс невольно улыбался. Кажется, им нужно почаще бывать в кино, такое обычное времяпрепровождение для них действительно в новинку, а потому вызывает столько положительных эмоций, что любой гражданский покрутил бы пальцем у виска. Но это и хорошо. Здорово понимать, что для большинства это всего лишь привычный кинозал.
- Но черно-белый пожар и вертолет на веревке все таки вне конкурса, - поддерживает разговор Ниванс и послушно останавливается у самого крыльца. Ему кажется, что время пролетело слишком быстро, прощаться категорически не хочется, но и навязываться тоже. И вот тут и наступил бы неловкий момент, но Шерри вдруг растерянно хлопает себя по лбу и зовет на чай. Уже поздно, и Пирсу стоило бы отказаться, чтобы не стеснять, но Ниванс не хочет прощаться так поспешно.
- Я ненадолго, - с улыбкой соглашается и поднимается в ее квартиру. И, как и в свое первое вторжение, не сидит статуей у стола, а помогает, хоть с одной рукой получается и не так ловко. Но он без последствий расставляет чашки и вручённую вазу с конфетами, раскидывает по чайному пакетику и даже воюет с упаковкой от печенья.
- Надо будет как-нибудь попасть на что-то более...цветное. Как думаешь? - Пирс уже сразу дает понять, что хотел бы повторить такой хороший вечер, если девушка не против. Он понимает, что она работает и занята, это он пока в долгосрочном отпуске, но он все же надеется, что она выкроит еще один вечер. И еще... Было бы здорово, если бы таких вечеров было побольше.
- И та пиццерия... Я читал, что в ней лучшая сырная пицца. Я целую вечность не ел... Если получится выбраться туда на ланч, с меня обед, - улыбается и все же усаживается за стол, пристраивая в руке горячую чашку, поднимая вопросительный взгляд на Шерри. Он не слишком настойчив? Он...может притормозить. Только слово или взгляд. И он поубавит пыл.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Not to lose you