http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Deus Ex: HR. Ping


Deus Ex: HR. Ping

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Фандом: Deus Ex: Human Revolution
Жанр: слеш, джен, чем черт не шутит гет, юст, альтернативная анатомия XD
Рейтинг: NC-17
Основной/желаемый пейринг: Адам Дженсен/Фрэнсис Притчард
Пожелания к игре: приватная игра
Краткое описание временного промежутка: до/вместо/после Deus Ex: Human Revolution
Пролог:

***

Рукопожатие у мужчины перед ним излишне крепкое. Дженсен знает, что так жмут руки те, кто не умеет рассчитывать свою силу или сомневается в ней. Судя по худощавой фигуре его нового коллеги – это явно второй случай.
- Ну что, Фрэнк, надеюсь, теперь ты доволен? – с улыбкой интересуется Дэвид Сариф у начальника сетевой безопасности, с которым он только что познакомил Адама.
- Да, да, теперь, я уверен, наши дела будут в полной   безопасности.
Адаму кажется, что тот собирался озвучить какое-то другое слово, но возможно, картинная пауза и сарказм в голосе ему только померещились. Он привык давать людям некоторый кредит доверия.

***

Сбор досье – одна из наименее приятных частей его работы. Не потому что скучно и муторно. Не потому что большую часть времени приходится просиживать задницу, читая добытые материалы и личные дела. Не потому что нужно удержать в голове тонны информации.
Потому что есть шанс узнать о людях то, чего бы знать не хотел. Потому что чаще всего приходится признать, что первое впечатление о человеке было ошибочным.
За неделю на новом месте Дженсен успевает познакомиться с большинством сотрудников Сариф Индастриз: с кем-то очно, не пренебрегая необходимостью съездить в филиалы, с кем-то по телефону, с кем-то и вовсе с пересказов коллег. На всех, у кого есть доступ к секретной информации или к разделу денег, Дженсен запрашивает досье у Сарифа. Впрочем, припрячь к этому делу бывших коллег из полицейского участка Адам тоже не стесняется.
В итоге остается самое сложное - вычленить в огромной массе сотрудников корпорации тех, кто может стать проблемой. Эту работу Дженсен не любит. И досье Меган Рид он оставляет на потом. К счастью, по данным Ники перед законом она абсолютно чиста. Но Адам и не сомневался.

***

- Смотри, - Николас встречается с ним в кафе недалеко от Чайрон Билдинг, – По нашим базам почти все чисто.
- Почти, - хмуро повторяет за ним Дженсен. Он знает, что Ники свойственно раздувать из мухи слона, но все же отмахнуться от этого «почти» он не может по долгу службы.
- Кое-что нарыл в наших базах на Фрэнсиса Уэнделла Притчарда. Знаешь у вас такого? Ты в курсе что он чуть не сел за хакерство и мошенничество? Но у меня неполные данные и вообще, мутное дело. Вроде бы его отпустили потом, но нет данных ни по суду, ни по снятию приговора. Сейчас-то уже срок действия истек…
- Подожди, - Дженсен хмурится. Кто такой этот Фрэнсис, он знает. Когда он потребовал у босса информацию по некоторым сотрудникам, Сариф перенаправил его именно к Притчарду, - Тут точно нет ошибки? Он семь лет впахивает на нынешнего работодателя начальником отдела информационной безопасности.
- Этот? – Николас протягивает ему фото.
- Этот, - медленно кивает Дженсен. Фото явно старое, на нем Притчарду не больше двадцати, выбрит висок, проколоты уши и бровь, но все то же хищное выражение лица и все то же высокомерие во взгляде.
- Да, такое направо налево бывает, Дженсен, как будто ты не знаешь. Теперь, говоришь, он главный по компьютерам? Сам понимаешь, вполне может и конкурентам сливать инфу при такой-то должности.
- Ты так уверен, что он не завязал с мошенничеством? Есть еще данные?
- Нет, но хакеры, как и копы, бывшими не бывают.
- То есть я могу быть уверен, что он уже взломал мою рабочую почту и доламывает доступы к моим аккаунтам в соц.сетях?
Николас издает неуверенный смешок. Адам и сам не уверен, что шутит.

***

Меган сосредоточенно и быстро записывает что-то, склонившись над столом и, кажется, даже не замечает его. Адам знает, что это не так: она очень внимательна, его Меган. Он входит, устраивается в кресле за ее рабочим столом и покорно ждет, пока доктор Рид освободится.
- Адам, если ты хочешь просто поболтать, то давай позже. Я сама зайду к тебе в кабинет как освобожусь, идет?
Кабинет ему выделили просто прекрасный. Меган нравится и вид на фойе, и фикус у входа. А Адаму нравится заглядывать в лабораторию и смотреть, как Меган работает – жаль редко перепадает хотя бы полчаса...  Впрочем, сейчас он здесь по делу. О чем он и сообщает доктор Рид.
- Хотел с тобой посоветоваться. Как ты относишься к Фрэнсису Притчарду?
Сегодня Адаму нужно принять решение. У Ники будет возможность снова поднять дело Френка из архива на пересмотр. Стоит ли? Адаму нужно мнение человека, которому он доверяет. Который – Адам уверен – никогда не станет ему лгать.
- Он хороший специалист, - уклончиво отвечает Меган, после короткой паузы.
- Брось, я знаю эти интонации в твоем голосе. Ты в чем-то его подозреваешь?
- Адам, в чем я могу его подозревать? В том, что он каждый вечер разоряет автомат с кофе? Или в том, что развесил по всему кабинету постеры своей дурацкой игры? Или что он вредничает и меняет моим девочкам пароли, потому что они якобы скомпрометированы? Или в чем? В том, что он иногда ведет себя как пятнадцатилетний пацан? Поверь, Адам, все мужчины ведут себя так.
- Не все, - а вот это – камень в его огород, - но если Притчард тебе не нравится…
- Мне он не нравится. Похоже, он не нравится и тебе. Но Дэвид считает, что лучшего специалиста по информационной безопасности нам не найти.
- «Дэвид считает», - ворчливо повторяет Дженсен. Меган хмурится и Адам тут же смягчается. – Прости. Черт с ним, с этим Притчардом. Лучше расскажи мне, как там Кубрик?

Отредактировано Adam Jensen (2019-06-10 21:18:57)

2

"Не нравится".
Фрэнк цинично поджимает губы и, помедлив, отключается от камер наблюдения лаборатории. Сначала видео, пару минут спустя - убедившись, что разговор новоиспеченного начальника безопасности и его бывшей пошел в сторону унылого, как вчерашний кофе, быта, -  Фрэнсис отключает и звук, оставляя голубков ворковать наедине. Раздражение охватывает с новой силой: о чём только думал Дэвид, нанимая на работу этого зеленого лоботряса? У него же в голове исключительно бывшая девушка и фоном - полицейские замашки: рыться в чужом грязном белье, да подозревать всех, кто по уровню владения данными хоть немного выше среднестатистического пользователя пк. А еще - Фрэнк уверен - разница в возрасте в размере почти трех лет даёт полное основание считать Дженсена юнцом, от которого непонятно, что ждать. Вон - не успел занять должность, как пересобеседовал лично  всех охранников и половину из давно работавших тут ребят потом Сариф уволил! Понабирал "своих людей" - наверняка, руководствуясь кумовством и импульсивностью, а теперь вместо работы ошивается вокруг доктора Рид, отвлекая и дамочку, и ее коллег, залипающих на начальника охраны, как наркоман на новую рекламу нейропозина. Тьфу! Смотреть противно.
То ли дело Беллтауэр, или любая другая контора профессиональных наемников. Строгость, порядок, следование правилам... А это... Непонятно что.

Где-то очень в глубине души Фрэнк понимает, что несправедлив. Что придирается. Что по большому счету, Адам Дженсен все делает правильно, и даже более того. Чувствуется, что бывший полицейский подходит к работе с огромной ответственностью, если не с душой. И это раздражает ещё больше - начальник охраны не должен быть таким, он должен быть тупоголовым шкафом, имеющим один рефлекс: сидеть в будке на входе и лаять на все подозрительное.  Предлагая Дэвиду нанять  охрану, Притчард скорее рассчитывал по результату получить эффект внушительности и устрашения. Чтобы возможные похитители информации и результатов исследований отваливались на подлете, издалека рассмотрев, кто там засел на цепи у входа. Но вместо этого, вместо угрожающей таблички на заборе и эффектного пугала посреди поля, родной Сариф Индастриз вдруг оказался обманчиво-открытым для атаки извне на первый взгляд, и утыканный волчьими ямами и ловушками сразу за парадным входом, а над этим самым входом засел с своем кабинете, словно змея, начальник охраны; змея из него получилась отличная - гибкая, неприметная, но очевидно исключительно ядовитая.
Подобное расхождение ожиданий и реальности не может не раздражать: контролировать такую змею очень сложно, того и гляди, она и тебе оттяпает изрядную долю нервных клеток. Или наоборот, увлеченный флиртом с бывшей девушкой, Адам расслабится и пропустит что-то важное. Значит, следует быть вдвое, втрое более бдительным, а ведь только этого не хватало: теперь придется следить не только за информационной безопасностью, но и за Дженсеном и его отрядом, вроде и без этого нечем было заняться.

Впрочем, выбора нет, и Фрэнк принимается методично пробивать нового коллегу по всем известным базам данных: стандартная (в понимании Притчарда) процедура приема на работу в Сариф Индастриз. И почти сразу натыкается на золотую жилу - выявляется, что новый начальник отдела охраны отнюдь не такой ангел, каким хочет казаться. Рапорт и отчеты об отставке Адама Дженсена из спецотряда сначала изрядно радуют Притчарда формулировками, щедро мешающими грязь и сточные воды: неподчинение приказам, неуважение к вышестоящим по званию, несдержанность, гнев. Умножаем на скандал после Мексикантауна. Увольнение с отвратительными рекомендациями - Притчард уже даже довольно выкрикнул "Ха", отправляя эту крышку гроба карьеры Дженсена на принтер. Хакер уже воочию видел, как предъявляет найденное Сарифу, как разочарованно вытягивается лицо Дэвида, как укоризненно смотрит он на впервые просчитавшуюся доктора Рид, как та краснеет, растерянно хлопая ресницами. Еще бы - так опростоволоситься, последовав не голосу рассудка, а зову сердца,  уж Френсис-то знает, что последнее, чему стоит поддаваться при такой важной задаче, как прием на работу - это эмоции. Притчард довольно потирает ладони, но отвлекается, проверить еще кое-что.
К сожалению, останавливаться на полпути Фрэнк не умеет. Как и закрывать глаза на очевидные нестыковки.
Как и игнорировать собственную интуицию, умоляющую копнуть глубже.

И он копает. Ломает, обходит, в очередной раз не задумываясь нарушая несколько законов - и кучу поправок к ним.
Ничего, его не поймают. Он уже давно не тот наглый мальчишка, талантливый, но доверчивый. Глупый - предпочитает думать Френсис. Ничего общего с ним теперешним.

Теперь уже нет. И ошибок он своих не повторит. И нет такой системы, что не сдалась бы перед его напором.
Точно не полицейская база данных Детройта: несколько часов упорного, кропотливого труда, и он  находит то, что искал. Пусть многое удалено и ловко подчищено (любопытно, кем?), но Сеть многое помнит, а кеш никогда и не забудет.

Он находит то, о чем не знал, но догадывался - и на душе становится еще паршивее.
Адама Дженсена любили все без исключения. Адама обожали коллеги в полиции, Адама ценили соратники в спецназе, Адам талантлив во всем, за что бы ни взялся, Адам, судя по всему, умудрился не продать ни совесть, ни душу.
Адам отказывается стрелять в ребенка, Адам подает рапорт об увольнении в тот момент, когда понимает, что борется уже не за правое дело.
Адама валяют в грязи, коллеги Адама стыдливо отводят глаза, Адам даже не пытается отмыться: он выше этого.
Год без работы, на случайных подработках, не соответствующих ни его способностям, ни потребностям. Адам не жалуется.
Адаму предлагают работу в Сариф - и он соглашается.
Адам подходит к делу основательно. Чувствуется - скоро и здесь от Адама все будут без ума. А кое-кто уже.

Распечатанные фальшивые рапорты отправляются в шреддер.
Вместе с надеждами,и, чего греха таить, желанием выставить нового начальника охраны на смех, а потом и пустить по миру.
В эту же минуту срабатывает аварийный маячок: когда-то очень давно Френсис поставил простенькую программу, отслеживающую попытки чтения и копирования данных  по файлам его личного дела, и все добрые чувства, начавшие зарождаться после более вдумчивого ознакомления с прошлым Дженсена, мгновенно испаряются, словно их и не было. Кто-то считывает из знакомой базы данных его, Притчарда, личное дело. А точнее, данные об обвинениях и судебном разбирательстве.
Фрэнк скрипит зубами, понимая, что и тут Адам идет с ним почти в ногу. И пусть не своими руками поднимает из сети давно забытых призраков, однако добывает данные не менее ловко, виртуозно манипулируя старыми связями, нежели сам хакер - узлами и сетью.

И это тоже раздражает.

Фрэнк привык к общей нелюбви и отчужденности.
Он сам, своими руками выстроил вокруг себя эту непресекаемую границу, этот великолепный файрволл, понимая что идеальнее решения для главы отдела информационной безопасности придумать невозможно.
Адам, кажется, делал полностью противоположные вещи.
Непринужденно болтал с уборщиками. Пил кофе с подчиненными. Забегал проведать исследователей. Раз даже занес коробку конфет в бухгалтерию, очень рано, еще до прихода персонала, думая, что его никто не видит.
Он был везде и всюду и, невзирая на немногословность, мрачный вид и низкий, угрожающе-рычащий голос, кажется, ему везде были рады.
Черти что.
Безупречное, ничем не запятнанное раздражение.

Френсису есть, чем ответить на обвинения в грехах из далекого прошлого.
Френсис не боится потерять работу, тем более, что Сариф давно в курсе и несостоявшейся судимости и, более того, в курсе за что и как именно Френка взяли.

Но одного не отнять: грязь, в которой вымарывали имя Дженсена, насквозь лживая и выдуманная.
Арест Притчарда был вполне настоящим.

И это тоже раздражает.

3

На лице Притчарда весьма красочно отражается сначала удивление, потом – злость. Он определенно не ожидал увидеть начальника безопасности в своей технической лаборатории, и определенно не рад этому визиту. И совершенно точно – он нервничает.
- Слезь с байка, - без приветствия требует он, проходя мимо Дженсена и выдергивая у него из рук журнал. Адам отклеивается от седла мотоцикла, на которое опирался в ожидании хозяина офиса. Смысла конфликтовать он не видит.
- Тебе разве не нужно ловить злоумышленников, которые прямо сейчас пытаются пролезть в окно в кабинете босса? – раздраженно спрашивает Фрэнк, усаживаясь в свое кресло и театрально переводя взгляд куда-то в потолок.
«Некоторые уже давно пролезли», - очень хочется пошутить Адаму, но он сдерживается. Они и так не ладят, несмотря на все усилия Дженсена. Нет, не то, что бы это действительно были большие усилия: скорее, привычный приветливо-вежливый интерес. Обычно этого достаточно, но не для Притчарда. Дженсен догадывается почему, принимая во внимание его темное почти уголовное прошлое.
- Я насчет пресс-конференции в Стамбуле. Вылет через три дня…
- Да-да, я в курсе. Дженсен, если ты пришел обсуждать светские новости, то ты не по адресу. Попроси Афину составить тебе компанию.
- Афина уже передала мне личные данные и ID всех участников. Я переслал их службе безопасности Лимб Корпорейшнз. Они утверждают, что на твоем нет электронной подписи согласия на обработку.
- Дженсен, его и не должно там быть, я не участвую! Зачем ты…
- Ты участвуешь, - негромко, но твердо произносит Дженсен. Шеф еще пару дней назад совершенно точно согласился с его доводами, что Фрэнк тоже должен поехать. Согласился и пообещал, что поставит Притчарда в известность. Мог ли босс забыть, или Притчард просто пытается досадить коллеге всеми известными способами?
- Дженсен, я могу понять, что у тебя, как у бывшего копа, вошло в привычку вламываться без приглашения, - Фрэнк почти шипит, - И решать за других, где им необходимо быть. Но не думаю, что ты сможешь внятно объяснить, какого хера мне делать в Стамбуле?!
Дженсен вздыхает. Раздражение Притчарда ему не нравится, но начинает злиться в ответ, но не подает виду, не желая этим давать коллеге повод для ехидства.
- Последние несколько лет я работал в спецназе. Не в полиции, - поправляет его Адам, - Это, во-первых. А во-вторых, Дэвид сказал, что ты очень хороший специалист в части предотвращения хакерских атак. Программные компоненты имплантов, которые будет демонстрировать Шариф – секретные разработки, и твое присутствие, я надеюсь, сведет к минимуму вероятность их кражи.
- Так это ты босса уболтал, - сквозь зубы выдыхает Фрэнк и отворачивается, утыкаясь взглядом в монитор. На Адама он больше не смотрит.
- Я поговорю с Шарифом насчет необходимости моего присутствия, - произносит он и поджимает губы.
- Перешли мне свой ID с подписью, когда закончишь, - просит Дженсен, выходя.
Кажется, Фрэнк плюет очередным ядовитым замечанием ему в спину, но Адам уже не слышит.

4

Френк зол, как тысяча демонов, он несется к кабинету Дэвида и черные крылья развеваются за спиной. Коллеги испуганно шарахаются из-под ног, лифт едет как-то невыносимо медленно и встречающий Френка в пороге Сариф какой-то слишком доброжелательный.
- Знаю, знаю, что ты хочешь сказать, - взмахивает руками он, привычно подбрасывая в аугментированной ладони теннисный мяч. - Но Френк, пойми, без тебя мы не справимся. Ты наш лучший специалист, равных тебе нет.
Змей знает, с чего начать.
После такой откровенной лести затевать скандал уже не хочется, и Притчард досадливо меряет шагами кабинет.
- Вот именно! Кто будет заменять меня во время этой поездки? Дженсен? - он выплевывает ненавистное имя, прекрасно зная, что Адам также летит в Новую Турцию, и, несомненно, всю дорогу снова провисит над плечом, бесцеремонно заглядывая в монитор.
- Ну куда ему, - продолжает умасливать Сариф,  - он умеет стрелять и выбивать двери, но вот настроить удаленный доступ к системам безопасности здания, как мог бы сделать ты... Легко контролируя систему безопасности здесь прямо из Стамбула... Боюсь, такое Адаму не по плечу.
Шеф смеется, и Притчард понимает, что последний бастион вот вот рухнет.
- Разумеется, не по плечу, - саркастично выдыхает он, практически сдаваясь. - Кроме того, я хочу напомнить, что в случае внештатной ситуации скорость моего реагирования будет существенно ниже, и прямо зависеть от скорости соединения, что, будь я здесь, не имело бы ровно никакого значения.
- Это всего на пару дней. Ничего не успеет случиться, - смеется Шариф, и Притчард отступает. Ему знаком и этот взгляд и непреклонный тон, которые скрываются за доброжелательностью и улыбкой.
Он кисло кивает, сдавая назад. Отступая с позором, если можно так выразиться.
Впрочем, раз за него уже все решили, значит, за оставшиеся три дня необходимо проделать тонну работы - с настройкой и шифрованием защищенного канала, усилением мер безопасности, внеплановой сменой паролей. На бессонную ночь как минимум.
Спасибо мать-твою-умница-Адам.

А ведь на сегодняшний вечер у Притчарда были такие прекрасные планы... Он уже нацелился на бар "Мягкая шейка" в дальнем углу Трущоб,  и более того, договорился о встрече с рыженьким Ленни: обычно, они прекрасно проводили время вдвоем, но сейчас, спасибо начальнику службы безопасности, мысли о невысоком, ладно сложенном парне, обещающим горячую ночку, не вызывали ничего, кроме глухого раздражения. Френк потер занемевшее плечо.
Думай теперь, как сымитировать цифровую подпись согласия таким образом, чтобы никаких ее следов у Лимб-клиник после окончания конференции не осталось: не хватало только Притчарду, чтобы год спустя ему ткнули в нос его полным досье, ссылаясь на полученное когда-то разрешение. Нет уж.

Выйдя из лифта, Френк специально пошел в обход, чтобы не проходить мимо кабинета начальника безопасности. Ну и зайти за кофе заодно, наливая себе с запасом, как всегда, когда предстояла тяжелая ночка.
Но испорченная карма не закончилась на позорной капитуляции у шефа: вооружившись переноской с двумя стаканчиками свеженалитого напитка,  на выходе из кафетерия - стремясь скрыться с открытого пространства как можно скорее! -  хакер умудрился полном ходу вписаться в мужественную грудь зачем-то прокравшегося за ним конкурента!
  - Черт!
Пластиковые стаканчики не вынесли встречи с прекрасным, жалобно хрустнув и расставаясь с крышечками, сразу оба. К счастью, бОльшая часть энергетика досталась Дженсену, точнее, его плащу и, кажется, кевларовому жилету, с которым, как выяснилось вот только что, начальник охраны в рабочее время не расставался. Остатки кофе пребольно обожгли руки хакера и тот яростно зашипел.
- У вас в участке все были такими неуклюжими, Дженсен, или ты исключение? Скажи пожалуйста, что тебе понадобилось в кафетерии в... - быстрый взгляд на время, - ...начале седьмого вечера? Решил устроить охоту на сендвичи? Или атаковать автомат с пивом? Хочу предупредить тебя, что продолжая в том же духе, ты окончательно утратишь мобильность и не поймаешь даже пикетчика с транспарантом "За чистоту", а не то, что информационного грабителя... Да пропусти же ты, в конце концов!  - ладони жгло неимоверно и хакер, сам того не желая, принялся теснить Адама в сторону призывно распахнутой двери мужского туалета - больше всего хотелось подставить пальцы под холодную воду, да и Дженсену, наверняка, не помешало бы сполоснуть одежду.

5

- Мне тоже интересно, Фрэнсис, как ты собрался ловить сетевых нарушителей с таким паршивым зрением? - угрожающе хмурится Дженсен. Ему есть что сказать Притчарду и сейчас он слишком устал, чтобы сдерживаться. День и без того выдался суматошный из-за подготовки к отъезду большей части руководителей и ученых Шариф Индастриз, и ставшая уже почти привычной грызня с бывшим хакером не способствовала хорошему настроению. Действительно, зачем ходить вокруг да около, если можно просто прижать коллегу к стенке и объяснить, что тот ведет себя непрофессионально: мало того, что саботирует рабочий процесс, отказываясь предоставить свой ID в нужные сроки, так еще и постоянно нарывается на конфликт. К тому же Дженсен более чем уверен: если Притчард не врезался в него специально, то как минимум специально опрокинул большую часть горячего кофе на коллегу, - И я, конечно, счастлив, что ты беспокоишься о моей форме, но может ты уже прямо скажешь…
Положение спасает Фарида Малик, до этого момента с улыбкой потягивающая свою колу за ближайшим столиком.
- Ох, парни, выглядите горячо!, - Малик откровенно хихикает, глядя как Фрэнк трясет обожженной рукой, а Адам торопливо смахивает кофе с ткани плаща, - настолько, что на месте пикетчика я бы кинулась на вас сама… чтобы хорошенько отлупить этим самым транспарантом «За чистоту». О, кажется, вместо пикетчика сейчас это сделает уборщица!
Пока Дженсен оборачивается, чтобы извиниться за вынужденный беспорядок, Фрэнк торопливо буркает «Очень смешно, Малик», извернувшись, обходит Адама и быстро скрывается в проеме двери.
- За что я люблю летный комбинезон – к нему не липнет грязь, - кажется, Фарида рада, что ей удалось сгладить конфликт. Наверное, это к лучшему – Дженсен и так слишком часто действует сгоряча.
- Раньше я думал, что ко мне тоже.
- Ну, начальник безопасности, выше нос! И не бери в голову гадости, которые тебе наговорил Фрэнк, он не злой. Наверное, просто обжегся.
Интересно, Малик знает об уголовном прошлом своего коллеги? Едва ли.
- Разве? Мне показалось, что злость – это его обычное состояние.
- Нет-нет, - Фарида вскидывает руки в протестующем жесте, - Не знаю, что его укусило сегодня, но я довольно легко нашла с ним общий язык, когда меня взяли в Шариф Индастриз. Он тут часто ночами работает, а у меня ночные вылеты почти каждую неделю случаются.
Малик похожа на человека, который легко найдет общий язык даже с бешеным медведем гризли, не то что с нервным компьютерщиком. Впрочем, нервные компьютерщики вообще более благосклонны к симпатичным девушкам, чем к бывшим копам, которые в любой момент могут поставить под угрозу их карьеру.
Фрэнк это знает. И Адам это знает. Но еще он знает, что не хочет ничего говорить Малик и рушить ее светлую веру в людей.
***
На часах – почти полночь. Зато в Стамбуле утро, и через полтора часа у Дженсена назначена встреча по видеосвязи с начальником безопасности корпорации Лимб. Он как раз успел собрать все данные и подготовить требования от Шариф Индастриз. Осталась самая малость – обсудить всё с турками. Ну и не уснуть за эти полтора часа.
В кафетерии никого нет, только одинокий охранник грустно смотрит новостную программу. Дженсен не возражает: он сам планировал ночные смены и знает в каком режиме охранники совершают обходы. Да и детище Шарифа – вовсе не военизированная организация, где секьюрити должны ежесекундно стоять на посту. Его ребята – ответственные и в достаточной мере дисциплинированные, чтобы и посторонних не допустить на территорию, и от усталости не откинуть копыта.
Адам берет себе кофе. Потом, повинуясь внезапному порыву, берет второй. Когда он спускался, то заметил, что свет в технической лаборатории еще горел: раз педантичные охранники и уборщики его не погасили – значит Притчард ещё на месте. Он не может сказать точно, что им сейчас движет: любопытство или попытка держать потенциального злоумышленника в поле зрения, но все же не торопится подниматься обратно к себе, и заворачивает к Фрэнку.
- Получил твой ID. Удивлен, что ты не поменял его на ID нового образца.
Адам проходит по кабинету, ставит один стакан с кофе Притчарду на стол и с некоторым удовольствием наблюдает, как брови Фрэнка сначала съезжаются к переносице, потом чуть приподнимаются удивленно. У него очень выразительная мимика, Дженсен только сейчас это замечает.
- Не знал, стоит ли брать тебе сэндвич – вдруг ты следишь не только за моей фигурой, но и за своей?

Отредактировано Adam Jensen (2019-06-23 21:52:50)

6

Готовый сорваться с губ язвительный ответ повисает на кончике языка, приходится нервно облизнуть губы, сглатывая невыплеснутый яд. За кофе второй раз Френк так и не сходил тогда, а потому вынужденный использовать исключительно внутренние ресурсы организм не только держался из последних сил, но еще и реагировал с изрядной задержкой.
Приходится напрячься, чтобы подменить нецензурный ответ на заявление об ID - несколько часов напряженного кодинга дают о себе знать - вменяемым, впрочем, ни с чем не сравнимый аромат кофе компенсирует и наличие в лаборатории хакера начальника охраны и сотворенное им кощунство ранее.

- Извинения приняты, - благосклонно и царственно кивает Френсис, указывая взглядом на кофе, впрочем, стаканчик сграбастывает очень быстро, словно всерьез опасаясь, что тот окажется у него на голове. Глоток, еще один, черт, кажется, он даже глаза прикрыл!.. По венам разливается обжигающее блаженство и даже сарказм конкурента не кажется таким бьющим по самолюбию.

А то, что ситуации с участием Дженсена могут изрядно потрепать самолюбие - это Притчард окончательно осознал буквально пару часов назад.
"Выглядите горячо!"
Невинная фраза Малик словно заставила какой-то тумблер перещелкнуться в голове: Френк вдруг понял, что про него и Дженсена можно заявить такое. Про него и Дженсена. Мысль упорно сворачивала совершенно не в сторону полыхающих пальцев, и из-за возможных путей ее развития, кажется, начинали полыхать уже щеки. Хакер подержал руки под холодной водой, оттер небольшое пятно с водолазки, подумав, еще и умылся - тоже ледяной водой, но лицо гореть не перестало.
Горячо. Что за бред? Адам молод, импульсивен, по уши влюблен в свою дамочку из исследовательского отдела и к тому же бывший коп. Накопавший на Френка столько, что впору звать Сарифа и требовать увольнения шефа службы информационной безопасности. Глупо даже допускать возможность того, что он когда-то заинтересуется кем-то, чей пол отличен от женского. Дальше даже воображать не стоит: картины рисуются сплошь безрадостные, позорные, а то и травмоопасные, а потому Френк, хоть и с трудом, но все же сумел перещелкнуть тумблер в обратном направлении, и сейчас мог снова смотреть на Адама, как на досадную насмешку судьбы. Не более того.

- Я безмерно благодарен тебе за заботу, в частности о моей фигуре, - удалось проскрипеть почти благожелательно, все-таки чудодейственный энергетик делает свое дело. - Особенно с учетом того, что ты же меня и втравил, сначала в это абсолютно бесполезное путешествие, а затем и в купание  в свежесваренном кофе... 
К слову, сендвич бы точно не помешал: только сейчас Притчард осознает, что голоден. Он снова умудрился забыть про обед, а затем и про ужин, а сиротливо блестящий на столе шоколадный батончик всего один; картины того, как Френк разламывает его напополам, чертыхаясь и половину раскрошив на себя, мелькают в сознании  быстро и исчезают навсегда: никакой дележки, особенно шоколада. Самому мало.

Тонкие пальцы потирают переносицу, Френсис снова прикрывает глаза, в которые словно песка насыпали, и уже более спокойным тоном уточняет:
- Какая муха тебя укусила, Дженсен? К чему тебе понадобилось тащить меня на другой конец планеты под таким идиотским предлогом? Ты же представляешь последствия того, что кто-то вломится в нашу сеть в мое отсутствие?
На Адама он старается не смотреть лишний раз.

7

Спорить с Притчардом – неблагодарное занятие: все равно переболтает и вывернет наизнанку всё сказанное. Дженсен делает глоток кофе, давая себе пару секунд, чтобы решить даже не то, стоит ли спорить – стоит ли вообще оставаться. Не сказать, что его сильно цепляет чужая неприязнь, но ядовитый язык Притчарда вполне способен испортить настроение на остаток ночи.
С другой стороны, Малик звучала достаточно искренне, когда говорила, что Фрэнк – отличный парень. Любопытство все-таки побеждает, и Дженсен решает, что хочет убедиться в этом сам.
- Неужели могут вломиться? – Адам с ухмылкой приподнимает бровь, - Я был уверен, что ты уже давно поставил здесь надежный фаервол. Но если ты утверждаешь обратное…
Притчард, до этого демонстративно глядящий то на потолок, то на кофе, то на дверь, наконец удостаивает Дженсена взглядом – одновременно яростным и насмешливым.
- Дженсен, технологии не стоят на месте! Это только у вас в участке использовали ветхое железо и старые системы, называли их ультрасовременными и думали, что никто не рискнет ломать базы копов. Те, кто в курсе, знают, что сегодня ты пишешь программный модуль с учетом всех канонов и с использованием последних фреймворков и библиотек, и уже завтра хакеры находят в нем сотню уязвимостей!
Адам слушает внимательно, не только потому что защита от хакерских атак косвенно касается и его работы. А потому что в запале Притчард наверняка может сболтнуть что-то лишнее. Но Фрэнк, видимо, удовлетворив свой просветительский порыв, замокает и снова возвращается к кофе.
- И какова вероятность, что за три дня твоего отсутствия технологии забегут далеко вперед и твой фаервол с ними не справится?
- Сотая процента. И то – в случае если кто-то внутри нашей сети этому поспособствует.
В голосе Фрэнка звучит гордость, а Адаму не очень нравятся эти слова про «поспособствует внутри сети». Повисает пауза.
- Немного, - задумчиво кивает Дженсен, ставит свой стаканчик на край стола и продолжает, уже глядя прямо на Притчарда.
- Насчет последствий твоего отсутствия - именно о них я и думал, убеждая Шарифа взять тебя на саммит. Мы везем туда одну из последних разработок лаборатории доктора Рид. Василий Шевченко разработал новую прошивку для церебральных имлантов – будет неприятно, если она попадет в руки конкурентов. Я слышал, что современные методы позволяют скопировать данные без прямого подключения – прямо по воздуху. Из твоего же доклада Дэвиду – да он дал мне почитать – я понял, что это не так уж сложно. Поэтому на саммите нам бы не помешал человек, который смог бы распознать угрозу копирования и оперативно отреагировать. Твое присутствие в Стамбуле будет очень кстати, потому что там будут практически все наши конкуренты: представители Изолай, Тай Юн Медикал, Кайдин Глобал, не говоря уже про Лимб Корпорейшн.
Притчард смотрит скорее устало, чем заинтересованно. Дженсен уверен почти на сто процентов, что тот сейчас снова пошлет его просто из вредности.

Отредактировано Adam Jensen (2019-07-18 22:43:20)

8

- "По воздуху"! - фыркает Френк, сам не до конца понимая, льстит ли ему, что Адам читал его доклад, или раздражает столь пристальное внимание бывшего копа. С одной стороны, Притчарду нравятся  и любознательные люди, и чужой пытливый ум, а уж полицейский, разбирающий в узкопрофильной терминологии - это вообще редкая ценность. С другой - эта ценность мало того, что принадлежит стану врага, в переносном значении, конечно, так еще и совершенно не заинтересована в восхищении некоего хакера. Так, стоп. Что за день-то такой.
Стоило Дженсену вломиться в кабинет, как коварный тумблер имени Малик снова пополз в непристойное положение.
Даже злиться не очень получается: Френк вдруг осознает, что бывший коп, видимо, по старой привычке, уже присел на край стола, оказавшись как-то неприлично рядом. Так, что получается рассмотреть цвет его глаз и заметить, что от их уголков расходится веер морщинок, говорящих, что обладатель этих глаз часто смеется и улыбается. Но не сейчас и не здесь.
Притчард кривит губы в ответной ухмылке.
- Это похоже на подключение  и прослушивание чужой частоты: чтобы мониторить чужие переговоры по инфолинку вам, копам, не приходилось сильно напрягаться, нужно только оборудование и немного везения. Можно и без последнего, если у вас уже на руках протоколы шифрования...  С копированием, конечно, ситуация намного сложнее, но... - Френк задумчиво трет подбородок, прикидывая, а затем щелкает пальцами. - Но определенный риск подобного вне всякого сомнения есть.
Сидеть и смотреть на Дженсена снизу вверх становится вовсе невыносимо, хакер подскакивает и принимается мерить шагами лабораторию.
- Что ж, раз так, пожалуй, стоит захватить с собой больше оборудования, чем я планировал изначально. Да и тебе, знаешь, ли, не стоит расслабляться, - Френк обличающе наставляет на Дженсена палец, так, словно неизвестные воры уже начали копирование подведомственных Сариф Индастриз данных, а начальник охраны лениво попивает кофеи с коллегой. - Надеюсь, никакие личные дела не будут помехой исполнению твоих прямых обязанностей.

9

- А ты, я вижу, хорошо осведомлен о том, как копы мониторят чужие переговоры, - без улыбки хмыкает Адам.
Минуту назад он опрометчиво расслабился: ему показалось, что Фрэнк согласился с его аргументами, больше не будет спорить по поводу поездки в Стамбул и вообще превратился, как и обещала Малик, во вполне сносного коллегу пусть и с некоторой долей занудства в характере.
Он ошибся. Фрэнк остался верен себе и не преминул укусить напоследок, словно не желая смиряться с поражением. Да еще и так очевидно намекнул на Меган, что Дженсену стоило огромных усилий не потерять самообладания и остаться стоять на месте.
Выдержки Адама хватает еще и на то, чтобы свернуть эту тему и переключиться на другую. Отчасти потому что обсуждать доктора Рид и его с ней отношения, не столько личные, сколько бывшие, он не намерен. Отчасти потому что у него возникает подозрение: Фрэнк сам не равнодушен к Меган. Эта мысль ему не нравится. Как не нравится и то, что Притчард так легко смог его, Дженсена, зацепить.
Наверное, можно было бы ответить на зловредность Фрэнка соразмерно и оставить его разбираться со своим оборудованием самому, но Адаму совершенно не свойственна мстительность Притчарда.
- Насчет оборудования – бери столько, сколько считаешь нужным. Я выделю тебе ребят, которые помогут с транспортировкой.
Это предложение – не дань вежливости. Адам наблюдает, как Фрэнк мечется по кабинету, нервно сжимая в тонких пальцах стакан с кофе, и думает, что тот не похож на человека, способного поднять даже один системный блок и не сломаться. Малик, и та выглядит физически сильнее. Интересно, как он умудрился затащить в техническую лабораторию мотоцикл…

10

- Премного благодарен, - смена настроения Адама не укрывается от Френка, и тот понимает, что, кажется, попал в яблочко. Видимо, и с прослушкой чужих бесед, и с отношениями с доктором Рид.
Все-таки Дженсен - редкостный мудак, это было очевидно с самого начала, и сейчас все становится только прозрачнее. И все эти подходы с кофе рассчитаны на одно - заставить Притчарда расслабиться, проникнуться к Адаму и пасть в серую массу обожателей нового шефа охраны, чтобы потом им, Притчардом удобнее было манипулировать.
Типичные полицейские замашки, насмотрелся на это еще бог весть когда.
И надо бы злится, ненавидеть Дженсена, но почему-то уже не получается. Зато хорошо получается злиться на себя, на собственные неуместные мысли, на то, что умом понимая всю невозможность каких-либо отношений, он Френк, так и не научился контролировать сердце, которое, кажется, именно сейчас решило взбрыкнуть и подробнее приглядеться и к красивой форме губ нового коллеги, и к идеальному носу, и заодно прислушаться к чуть рычащему голосу. Боги, даже модная стрижка бороды не портит Адама, а делает еще более симпатичным и стильным!.. А ведь когда-то Притчард ненавидел любую небритость, признавая шевелюру исключительно на макушке!..
Хоть глазами не встречаться получается, уже что-то. Не хватало еще залипать на чужой, то теплый, то обжигающе-холодный взгляд.

- Дженсен, я невероятно благодарен тебе за кофе и милую беседу, но если позволишь - у меня много дел, и я хотел бы завершить с ними до отлета, - умение злиться на себя - прекрасное топливо и для нужной дозы сарказма в голосе, и для умения скроить желчное выражение лица. - Давай обязательно повторим, но только после Турции, обещаю, кофе с меня.
"Уйди ты наконец, не маячь!"
Френк не был уверен, что сумеет сосредоточиться на работе, но это вовсе не повод раскисать и уж тем более унижаться настолько, чтобы пытаться задержать Адама в кабинете подольше.

11

Соглашаясь на перспективу кофе с Фрэнком, Дженсен был уверен,  что до саммита у него совершенно не будет времени не то что побеседовать за чашкой кофе, но и просто пересечься с кибернетиком. А после - тот забудет о собственном предложении.
Насчет кофе он оказывается прав, насчет пересечься - не вполне. Оставшиеся пару дней до вылета в Новую Турцию он натыкается на Притчарда постоянно: в кабинете Дэвида, согласуя последние приготовления, в хранилище, контролируя упаковку оборудования, на вертолетной площадке, договариваясь с Малик о доставке груза в аэропорт, и даже в лаборатории, проводя инструктаж для учёных (Фрэнк не упускает случая влезть, чтобы вставить парочку важных по его мнению замечаний).

Поэтому, Дженсен почти не удивляется, когда видит Фрэнка перед шаттлом, готовящимся доставить сотрудников Шариф-индастриз в аэропорт. "Почти" - потому что мысль о том, что Притчард решит добираться до самолета самостоятельно на своем байке несколько раз мелькала в его голове.
- Адам, спасибо, дальше я сама, - Меган, которой он вызвался помочь с вещами, останавливается около грузового отделения автобуса, забирает у него сумку и прослеживает за направлением его взгляда, - Ниа сказала, что вы с Притчардом.. подружились. Я рада.
Говорит она правду или ее замечание - просто жест вежливости, Адам не может понять. Выражение ее лица спокойно, но в интонациях больше холода, чем той радости, о которой она рассказывает.
- Я бы это так не назвал. Но интересно, почему доктор Колвин сделала такой вывод.
- Думаю, она решила, что коллег, ночующих друг у друга в кабинетах, едва ли толкает на это неприязнь друг к другу. А как бы это назвал ты?
Теперь на лице Меган натянутая улыбка, а во взгляде - равнодушие. Дженсен хмурится. Ему кажется, что в словах доктора Рид таится какой-то намек, какое-то указание на то что Дженсен совершил преступление, и теперь отчаянно пытается это скрыть, но доктор Рид, конечно же, в курсе.
- Я бы это назвал: я не понимаю, о чем речь.
Меган пожимает плечами.
- Тогда, возможно, Ниа сделала неправильный вывод.
Дженсена осеняет.
- Подожди. Видимо она решила, что совместное распитие кофе непременно приводит к крепкой дружбе. Какая наивность.
- Боюсь, что наивна здесь вовсе не Ниа. Но Адам, тебе не нужно передо мной оправдываться, - Меган снисходительно качает головой, легко трогает Адама за плечо и исчезает в проеме открытой автобусной двери, оставляя Дженсена в недоумении.
Оправдываться за попытку пообщаться с Фрэнком Притчардом? Неужели не он один в корпорации в курсе его тёмного прошлого? Или... женский коллектив лаборатории знает о Фрэнсисе что-то еще, до чего не смог докопаться опытный полицейский?
Дженсен снова оборачивается на Фрэнка и в этот раз встречается с ним взглядом. Тот кривится и тут же делает вид, что страшно занят чем-то в своем планшете. На секунду Адаму кажется, что тот слышал весь их разговор с Меган, но нет, Притчард стоит слишком далеко. Впрочем, одно можно утверждать наверняка: радости доктора Рид касательно потенциальной дружбы с начальником безопасности он не разделяет.

Отредактировано Adam Jensen (2019-09-04 23:56:14)

12

Кажется, шипение местного гадюшника, гордо именуемого "женский коллектив" компании Сариф-индастриз достигло и Дженсена. Перехватив растерянный взгляд полицейского, Френсис быстро утыкается в планшет, разрываясь между нездоровым весельем, удушающей злостью и, внезапно, стыдом. Ну, положим, веселье понятно откуда: оказывается, за все это время Адам так и не понял главного о Френке. В оправдание копу, конечно, можно сказать, что Френсис свою ориентацию и не афишировал никогда, оставив пространство для догадок местному серпентарию. Впрочем, возможно Адам все знал изначально и не придавал этому значения. Или все-таки хваленый полицейский глаз-рентген в очередной раз дал сбой. В любом случае взгляды и улыбки доктора Рид, обращенные на Френка в последние пару часов были более, чем красноречивые. Это тоже весьма веселило, особенно, когда Притчард попробовал в отместку смотреть на Меган оценивающе и периодически "залипать" взглядом на ее длинных ногах (мысленно то проводя инвентаризацию лаборатории, то дописывая строчку кода, очень удобно). Кажется, прочая часть женского коллектива, становящаяся свидетелем этих сцен получала культурный шок. Собственно, происходящий бред по уровню забавности компенсировал даже бессонную ночь. Ровно до того момента, как змея Меган не начала что-то шипеть Адаму; Френк стоял слишком далеко, чтобы подслушивать, но по направлению взглядов и экс-копа и его экс-возлюбленной, и по совершенно растерянному виду первого несложно было догадаться, о чем речь.
И отчего-то в этот момент веселье улетучилось и Френк почувствовал злость. На сплетницу Ниа, на лицемерку Меган, на всех, кто несомненно уже успел придумать какой-то грязи и в своих сплетнях облить ею... Адама?

Кибернетик прислушивается к себе. Его никогда не беспокоило, что о нем думают или говорят другие. Значит, или сейчас что-то изменилось или он действительно так реагирует на явное непонимание в глазах Дженсена.  И, скорее всего, стыд он чувствует по той же причине. Что стал поводом, по которому копу досталось. Безосновательно. И непонятно, от чего злее и стыднее - от этого "безосновательно" или от чрезмерной проницательности женской части компании.

Френк вдруг как никогда остро ощущает желание остаться. Вот так - все бросить и не поехать. Вот прямо сейчас. Никуда не лететь. Вернуться в лабораторию, доработать в тишине новый код, не думая ни о чем.
Но Дженсен снова поворачивается к нему и делает какой-то едва заметный кивок головой в сторону открытого шлюза шаттла, мол, ну что же ты? Полезай.
И ноги Причарда совершенно против воли несут хакера ко входу.

Поездка обещает быть невероятно мучительной. Притчард не знает, что делать со своим внезапным новым увлечением, надеясь только на то, что его со дня на день отпустит. Но, кажется, со дня на день становится только хуже. И Френсис становится ядовитее, злее. К нему окончательно перестают лишний раз обращаться, списывая невыносимость хакера на его невероятную сосредоточенность на защите данных во время саммита. Отчасти это правда. Отчасти кто-то и правда то и дело пытается прощупать безопасность их развернутой сети на прочность. Притчард очень благодарен этим хакерам. Они позволяют полностью погрузиться в работу и не думать про начальника охраны.

Френк уже немолод. Он знает, как это бывает - бурное увлечение, влюбленность, страсть. Потом закономерный спад и ощущение стылого послевкусия. Взрослые люди разбегаются быстро, без долгих выяснений и попыток удержать хорошую мину, доброжелательно улыбаясь друг другу при случайных встречах. Так почему бы с Дженсеном сразу не перейти к поклонам после занавеса, когда все уже позади и зрители с актерами готовятся навсегда разойтись, довольные друг другом?
Френк старается воображать, что все уже позади, что остается лишь вежливо улыбаться, случайно пересекаясь взглядом в толпе. Но мозг так просто не обманешь. А сердце и подавно. И приходится очаянно желать очередной атаки на сеть Сариф Индастриз, чтобы полность погрузиться в работу.

Самый темный час - перед рассветом.
Френк выходит покурить, смутно радуясь, что большинство хакеров, как и он сам - по биоритмам махровые совы, а значит днем можно будет отоспаться, понимая, что с большинством автоатак справится и автоматика. Осталось помониторить данные еще два часа, не больше.
Вид с балкона его номера - потрясающий. Пики минаретов Нового Стамбула пронизывают полосу смога и смутное зарево на востоке через пару часов разгорится достаточно сильно, чтобы позолотить изящные полумесяцы. С высоты, на которую их поселили, даже видно звезды, правда, только самые яркие. Но это вся равно куда круче, чем тучи в вечно дождливом Детройте.
Френк глубоко затягивается, переступая босыми ногами по подогреваемому кафелю балконного пола. Пятиминутный перерыв позволяет мыслям и памяти чуть прочиститься от рабочих схем и услужливо развернуть в проекции модель их отеля, солью по ранам напоминая, что даже номера им с Дженсеном достались соседние. Конечно, это было вполне себе закономерно, все-таки Притчард - не последнее лицо в корпорации, а весь топ-менеджмент разместили на одном этаже, под петхаусом Сарифа, но все равно. Могли бы разделить их комнатой доктора Рид, например. Отбило бы желание смотреть налево, туда, где за ажурной решеткой с трехмерными голопроекциями растений трепетала тонкая занавеска раздвинутой настежь стеклянной двери спальни.

13

То ли смена обстановки играет свою роль, то ли начало конференции отвлекает доктора Рид от непонятных Дженсену подозрений, то ли Новый Стамбул оказывает благотворное влияние на ее настроение, но уже на следующий вечер после прилета Меган благосклонно принимает предложение Адама поужинать вместе.
Не то, чтобы Адам на что-то надеется: они достаточно долго были вместе, чтобы хорошо узнать друг друга, и уже достаточно долго порознь, чтобы исключить что-то большее, чем дружба, но... Меган остаётся для Адама близким человеком, и единственной женщиной, которую он, наверное, любил и любит, и этого достаточно чтобы стремиться провести с ней как можно больше времени.
А возможно это сказочный турецкий город дурманит ум и навевает на Дженсена романтичное настроение.
Их ужин начинается поздно: в первый день саммита находится немало желающих обсудить с доктором Рид ее труды, а Адаму приходится согласовывать поздний прилет доктора Фостера и его ассистента. Заканчивается их свидание уже ночью в номере Адама. Они увлекаются и разговаривают почти до утра: про исследования Меган, про Кубрика, про Дэвида, про Стамбул и Детройт.
Когда Меган уходит, Дженсен понимает, что едва ли сможет заснуть сейчас, несмотря на насыщенный день и несмотря на то, что завтра предстоит ещё один - не менее сложный. Он вспоминает, что так и не спросил доктора Рид, что же она имела в виду там, у автобуса, но решает, что это уже не важно. Сегодня вечером Меган улыбалась ему вполне искренне, и после приглашения на ужин от ее вчерашней холодности словно бы не осталось и следа.

Свет в соседнем номере не горит, зато в темноте чуть мерцает сигарета в длинных пальцах Френка. Если бы не она, Дженсен, погруженный в собственные мысли, наверное, заметил бы кибернетика не сразу.
Тот молча курит, не торопясь приветствовать вышедшего на балкон коллегу.
Адам щелкает зажигалкой, затягивается и медленно выпускает дым.
А ведь именно Притчард был причиной недовольства Меган - думает Дженсен. Он не нравится ей, и вполне можно понять почему: ехидный, даже злой, вечно раздраженный и всегда высокомерный - определенно не тот человек, который может вызвать симпатию. Но Адам достаточно хорошо знает Меган. Всех этих качеств было бы достаточно для доктора Рид, чтобы не общаться с Притчардом, но совершенно не достаточно, чтобы столь неодобрительно реагировать на чужие попытки наладить с ним контакт.
Возможно, в прошлом у них был какой-то личный конфликт? Или - чем черт не шутит - у них был роман? Меган прекратила отношения с Дженсеном почти четыре года назад, и тот был уверен, что все это время она ни с кем не встречается но... кто знает, возможно, это был тайный служебный роман?
Странно, но Адам понимет, что не испытывает ни капли ревности. Возможно, потому что просто не может представить их вместе.
Ему вообще сложно представить Фрэнка с кем-то.
Адам ловит себя на том, что уже пару минут бессовестно его разглядывает. Тот, впрочем, продолжает делать вид, что не замечает коллегу. Но и уходить не спешит, несмотря на то, что его сигарета истлела почти до фильтра.
- Притчард, - зовёт Дженсен, и, дождавшись, когда Фрэнк все же снизойдет посмотреть в его сторону,  спрашивает, - Всегда работаешь ночами? Или страдаешь бессонницей?

14

Вот так и начинается Ад - с шороха занавески и звука шагов. По спине Френка, вопреки местной жаре скрытой тканью облегающего термобелья, бегут мурашки. Очень тяжело игнорировать того, кто нравится, когда вокруг - восточная темная ночь, воздух наполнен теплом, а до чужого номера - один прыжок через метровый условный бордюр, прикрытый качественной голограммой. Тяжело и почти невыносимо - но Притчард справляется, затягиваясь так, что в глазах темнеет и  сигарета выгорает почти наполовину.
Почему Дженсен не спит? Впрочем, в тишине было слышно, как пиликнул электронный замок на двери соседнего номера, а затем в номере доктора Рид загорелся свет. Не нужно быть гением или полицейским, чтобы сделать элементарные выводы. И сердце Френка в очередной раз разрывается в клочья, чтобы пропустить несколько ударов. И пройтись бы по "бессоннице" коллеги, хорошенько окатить ядом их с доктором Рид посиделки, или правильнее - полежалки - в рабочее воемя на саммите, но хакер... Не может.
Сам не понимая, что с ним не так.
Взгляд полицейского жжет почти ощутимо, все сложнее делать вид, что Френк тут один. А уж от звука чужого голоса он и вовсе вздрагивает, едва не выронив сигарету, и неторопливо оборачивается к Адаму, надеясь, что тот не заметил чужой дрожи.
И тут же спешно отводит взгляд: паршивец коп и не подумал что-то набросить, выкатившись на балкон практически в чем мать родила. Ну и в брюках. Но разве положение не обязывает его быть круглые сутки затянутым в кевлар с ног до головы?! А вдруг враги, или там снайпер?!
Готовый ответ потерян, Притчард затягивает с паузой, отчаянно сражаясь с самим собой: у него все так же не выходит придумать что-то, что уязвит побольнее, а подлое сознание нашептывает о совсем другой стратегии, той, что позволит наладить контакт, установить дружеские отношения, стать ближе...
- Доброй ночи, Дженсен, - он старается сказать это с привычной долей сарказма, но кажется, получается просто устало. -  Твоими молитвами - работаю и страдаю. Бессонницей, в смысле. Понимаешь ли, самые успешные атаки - не только при военных кампаниях, но и в мире кракеров и сетей - совершаются ближе к рассвету, когда сознание бойцов притупляется от усталости и концентрация рассеяна. Хакеры не очень отличаются от военных генералов. Или просто дает о себе знать давняя привычка работать в темноте и тишине. В общем, если неприятности с сетью не произойдут в течение двух часов, то я склонен думать, что они не произойдут до завтрашней ночи, - увлекшись, Френк развел руками, подходя ближе к разделяющей их с Дженсеном перегородке и опираясь о нее локтями. Не признаваться же, что как магнитом тянет к соседу, да и разговорчивость такая образовалась примерно по той же причине.
- А ты? Бдишь, чтоб никто не вынес Дэвида ночью через окно, замотанного в простыню?

15

Подсознательно Адам ждёт, что Фрэнк начнет огрызаться. Потому что тот слишком напряженно стискивает сигарету в пальцах, слишком явно вздрагивает, когда Дженсен обращается к нему, слишком долго молчит. Ну или просто потому что Фрэнк огрызается всегда, в любой с ним диалог добавляя своего яда.
Через несколько затянувшихся мгновений тишины Дженсен думает, что вообще зря начал этот разговор. Притчард так явно хочет, чтобы его оставили в покое (возможно, чтобы его оставил в покое конкретно Дженсен), что можно было бы проявить каплю уважения и сочувствия и все-таки не лезть.
Но любопытство побеждает.
Любопытство и, наверное, дурманящая атмосфера южной ночи: тёмная, и от этого немного интимная, пронизанная запахом табака и каких-то пряностей.
Дженсену любопытно, кто же все-таки прав: Малик, уверенная что Фрэнк замечательный парень, или Меган, по мнению которой Притчард невыносим?

Кибернетик подходит ближе, и на его лицо падает приглушенный свет, пробивающийся сквозь занавеску из номера Адама, подчеркивая темные круги под глазами и резко выделяющиеся скулы. И в голосе Фрэнка Дженсен неожиданно слышит не раздражение и злость, а всего навсего усталость.
Он достает из кармана пачку, открывает и протягивает Притчарду.
- Почему именно Дэвида? - усмехается Адам, - может я слежу, чтобы замотанный в простыню под покровом ночи не сбежал ты. Все-таки таких усилий стоило тебя сюда притащить. В любом случае, надеюсь, ты не станешь этого делать через окно. Через вентиляцию - безопаснее, и гораздо больше шансов уйти незамеченным.
Рассказывать про Меган он не собирается, даже если по реакции Притчарда он сможет угадать было ли что-то между ними или все-таки нет.

- Завтра во втором блоке конференции будет демонстрация наших разработок по части программного обеспечения протезов. Ее проводит доктор Рид. Я хотел бы, чтобы ты присутствовал. Несмотря на твои гениальные теории насчет времени кибер-атак, у меня есть подозрения, что данные могут попробовать перехватить во время демонстрации. Или, что тоже не лучший вариант, нам могут попробовать ее сорвать.
Адам снова смотрит на Притчарда, думая правда совсем не про кибер-атаки и не про саммит, а про отношение Фрэнка к работе и про то, что с таким отношением неудивительно, что у него такой тяжелый характер.

Отредактировано Adam Jensen (2019-09-06 16:02:29)

16

Френсис фыркает, качая головой. На миг ему действительно становится почти смешно: неугомонное воображение мгновенно нарисовало ему себя самого, в простыне, как гигантская тощая гусеница болтающегося на широком плече Дженсена. И все это в вентиляции. В которой они оба застряют.  Слишком тесно, а тонкая ткань простыни позволяет почувствовать изгибы чужого тела почти в совершенстве...
Притчард заходится кашлем, мотает головой, тянется к предложенной пачке. Рука, вздрогнув, промахивается, мазнув по чужим пальцам (такие горячие!). Чертовы сигареты. Надо бросать курить, но кибернетик не представляет, как тогда держаться и не спать ночами.
- Спасибо. В частности, за подсказку насчет вентиляции, учту. И часто ты... пользуешься такими методами?

Он прикуривает, затягивается. Кажется, сигареты Дженсена немного крепче: это хорошо. Френку хочется быть в форме, особенно к завтрашней конференции - помимо естественного желания хорошо сделать свою работу его преследует еще одно - не ударить в грязь лицом перед Адамом, чтоб ему пусто было.
- Я там буду,  - сварливо - по большей части от злости на себя самого - ворчит хакер.  - Иначе не было смысла сюда ехать.
Тяжело смотреть на собеседника, но Френк держится, надеясь, что ему удается соблюсти баланс между взглядами в сторону - весьма интересный узор звезд на небе, знаете ли, - и на собеседника, буквально физически ощущая, что взгляд его как вода - оказывает Адама, обтекает, неукротимо скользя по красивым переплетениям мышц к поясу штанов и ниже, и контролировать его очень тяжело.


Вы здесь » 99 дверей » Компьютерные игры » Deus Ex: HR. Ping