http://99doors.at.ua/99_dis_old/oldstyle.css
http://99doors.at.ua/99_dis_neutral/newstyle_neutral.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_d/style_white.css
http://99doors.at.ua/Eclipse_n/eclipse.css
http://99doors.at.ua/99_2014/99-2014.css
http://99doors.at.ua/99_2015/99_2015_vesna.css
http://99doors.at.ua/99_dis_ettnhm/ettenheim.css
http://99doors.at.ua/99_dis_fest/New_year_2013.css
Вверх страницы
Вниз страницы

99 дверей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. XVII: Ulenhorst. Sunday.


Amen: deadly vortex. XVII: Ulenhorst. Sunday.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Фандом: исторический к/ф "Amen".
Режисер: К. Коста - Гаврас (Франция, 2002 год.)
Жанр: drama, военный, OOC.
Рейтинг: G
Основной/желаемый пейринг: -
Пожелания к игре: другие игроки не требуются.
Пожелания к игрокам: -
N.B. Пост не ограничен по числу строк.
Краткое описание временного промежутка: осень, 1943 год.

1940 год. В нацистской Германии душевнобольных людей умерщвляют при помощи углекислого газа.
Племянница химика Курта Герштайна оказывается в их числе, и, хотя настоящая причина смерти от его семьи скрывается, Герштайн узнает правду. Потрясенный страшным преступлением, он присоединяется к борьбе христиан против бесчеловечных методов. Однако научные заслуги Герштайна привлекают к нему внимание эсэсовцев, и они поручают ему продолжать исследования свойств различных газов для санитарных нужд армии, а позже отправляют его лейтенантом в санитарные войска на Восточный фронт. Слишком поздно он понимает, что вещество, рекомендуемое им для очистки воды – «Циклон Б» - может иметь гораздо более губительное применение в газовых камерах Аушвица и прочих лагерей смерти. Сохраняя свою должность в войсках СС, Герштайн использует все возможности для того, чтобы мир узнал о холокосте.
Вначале он пытался привлечь внимание шведского дипломата и заставить действовать берлинского нунция. Однако безуспешно - услышал его (во время аудиенции у нунция) только молодой иезуит Рикардо Фонтана, наследник семейства, близкого к святому престолу.

19 сентября 1943 год, Германия, Уленхорст, 15:00

- Налейте себе еще вина, Господин Вебер. Вы выглядите дурно, - Магда Шрекк поднялась со своего места, чтобы очистить переполненную пепельницу. Герштайн, как и было условленно, приехал к ней в первое же воскресенье со дня отъезда Фонтана. Было три часа дня, до звонка Рикардо оставался час, и они с Магдой провели его за беседой. у Герштайна оставалось четыре дня. По приказу командования его ожидала срочная командировка, и он собирался сообщить об этом сегодня Рикардо. Будет ли у него возможность связаться с Фонтана, пока он находится в отъезде? Герштайн полагал, что личные звонки окажутся не слишком разумным ходом, точно так же, как и письма, которые могут перехватить..
- Вы, господин Вебер, да еще моя дорогая подруга Хильтруд, единственные кто приходят в этот дом, с тех пор как Рихард уехал, - Магда поставила перед ним пустую пепельницу и сама, к легкому удивлению Курта, потянулась к его сигаретам, - теперь вот вы тоже собираетесь покинуть меня.
- Я уеду всего на несколько недель, - Герштайн сам не уверен до конца, будет ли это так. В текущее время несколько недель могут превратиться в месяцы, а могут оборваться в один момент, но у него нет права тратить столько времени, как и нет права умереть, не завершив начатое им дело.
- Мой Карл тоже говорил когда-то, отправляясь на фронт, что скоро все это кончится, и мне будет казаться, что годы, проведенные в разлуке, были только неделями.. - Магда поднесла ближе зажженную спичку, чтобы прикурить. Герштайну хотелось утешить ее чем-то, но он не мог обещать ей ничего, особенно сейчас. Кому он мог вообще обещать что либо, кроме себя самого? Успех их дела зависел целиком и полностью от того, над чем ни у него, ни у Рикардо не было власти, по сути. Поэтому все, что он мог, это дать Магде слово, что будет у нее в первый же день своего возвращения в Берлин. А затем его ждет поездка в Тюбенген на несколько дней, об этом он уже условился с Оберфюрером Мюллером, которому искренне полюбилась его семья, и он сразу же согласился предоставить ему кратковременный отпуск, с тем только условием, что Герштайн передаст от него подарки для детей. Курт мог только согласиться, и так слишком долгой стала эта вынужденная разлука и потом, насколько было известно Герштайну, из последнего разговора с Марианной, сестра его, Марта, переехала к отцу и перевезла младших детей сразу после смерти Берты, и он просто обязан быть там, чтобы поддержать их обеих.
- Я беспокоюсь за Рихарда, - продолжила тем временем фрау Шрекк, - если бы вы только знали, как тяжело ему дается каждый день здесь, в Германии.
Герштайн посмотрел на нее удивленно. Он знал, что Рикардо не полюбился Берлин, но его друг с удовольствием остался бы в Германии, где-нибудь в пригороде. В прошлом они уже много раз говорили об этом. Очевидно, для Магды его замешательство не осталось незамеченным, она легко коснулась его руки, на ее лице появилась легкая улыбка.
- Поверьте мне на слово. Я прожила много лет здесь, хотя не родилась в Уленхорсте, и я знаю, что такое быть чужим человеком в чужом месте. Германия холодна с ним, поэтому он так бережно относится к вам и вашей дружбе, Господин Вебер.
- Я боюсь, что дело не только в этом, - Курт не станет говорить ей ни о чем. То, что происходит на его душе и то, что происходит на востоке, куда идут поезда, не должно коснуться этого дома ни в коей мере, поводов для горя и так было и еще будет достаточно...
- Хотите, я сыграю для вас что-нибудь? - у них есть еще четверть часа, и Герштайн хочет, чтобы Магда порадовалась хоть чему-то, а ожидание гнетет ее ничуть не меньше, чем его самого. Она соглашается, и Курт садится за старое фортепиано. Не задумываясь, он выбирает одно из своих любимых произведений, то, что играла Марианна в день их встречи.
Когда, завершив исполнение, Герштайн оборачивается к Магде, она смотрит на него с улыбкой.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-11-11 14:46:41)

2

Рикардо нервничал. Разговор с Витторио настроил его на боевой лад - он даже не ожидал так быстро найти в нем союзника. И теперь ему не терпелось рассказать обо всем Курту.
К тому же, через два часа отец ждал на ужин дипломата из США - он вскользь успел обмолвиться об этом во время завтрака - и Фонтана-младший был уверен, что американец проявит живое участие к проблеме германских евреев.
До условленного времени оставалось десять минут, и Рикардо решил, что уже можно звонить - мало ли какие будут помехи на линии или задержки в соединении.
Он прошел в свои комнаты, сел в кресло и набрал телефон узла связи.
- Алло. Пожалуйста, соедините меня с Берлином... Да, Берлин, Уленхорст, номер... - сверяясь по бумажке, он продиктовал берлинский номер, затем, по просьбе связистки, свой.
- Подождите у аппарата, пожалуйста. Вам перезвонят, - в голосе девушки слышалась усталость. Еще бы - она, наверное, на работе с утра, и скоро конец смены...
Ждать пришлось недолго - не прошло и пяти минут, как раздался звонок.
- Вызывали Берлин?
- Да, - торопливо сказал Рикардо, прокашливаясь - голос неожиданно охрип.
- Говорите!

3

Герштайн сжал в руках трубку так сильно, что старый аппарат жалобно скрипнул. Когда раздался звонок, он и Магда одновременно поднялись, как будто внутри резко разжалась пружина. Оператор сообщила ему о зоне, из которой поступил звонок и, получив согласие на соединение, попросила подождать, предупредив заранее, что связь может время от времени прерываться. Минуты ожидания тянулись медленно и почти болезненно. Герштайну нетерпелось знать, как обстоят дела в Риме и как, в целом, они обстоят у самого Рикардо.
- Есть связь, говорите, - снова прозвучал в передатчике голос девушки и тихий щелчок.
Герштайн машинально облизнул пересохшие губы.
- Рикардо?

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-11-11 15:15:17)

4

- Курт? - Рикардо тихо рассмеялся, счастливый, что слышит голос Герштайна, и, значит, с ним и с "любимой женщиной" все в порядке. - Как дела? Фрау Шрекк рядом с тобой? Скажи, что я ее целую, - он привычно оглянулся, проверяя, не вошел ли кто в комнату, однако все было спокойно.

Отредактировано Рикардо Фонтана (2010-11-11 15:20:07)

5

- фрау Шрекк, Рикардо просит передать вам поцелуй, а своему другу я отказать не могу. - смеясь, Курт поцеловал подошедшую к нему Магду в щеку, от чего та фыркнула, легонько шлепнув его ладонью по локтю.
- Дама просит передать тебе ответный, - Курт улыбается. У него возникает ощущение, что это просто еще один из тех разговоров, которые были у них ранее, что Фонтана сейчас не находится на другом конце материка, - здесь все неизменно, но боюсь, что у меня все таки есть новости, которые не принесут тебе радости. Я отбываю в срочную командировку, предположительно на две недели, и следующий наш разговор может состояться не раньше октября.. как ты? что происходит в Риме?

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-11-11 15:34:32)

6

- Все туда же... по работе? - костяшки пальцев, сжимающих трубку, белеют. Рикардо думает о том, что там, куда Курт поедет, идут более интенсивные бомбежки, чем в Берлине. И бомбоубежище далеко не всегда будет рядом. Однако сейчас не время об этом думать. Он будет молиться за Курта.
- В Риме...- он переключается на другую тему. - В Риме жара. А если серьезно, то итоги таковы: отец со мной не согласен, но я постараюсь еще раз поговорить с ним, зато согласен Тори. У нас сегодня ужинает гость... - он помедлил, - из-за океана, я намерен с ним говорить и показать документы, - кажется, он говорит достаточно ясно, хотя для постороннего слушателя их разговор звучит вполне себе невинно.

7

- Боюсь, что так.. я еду не в Польшу, - Курт оттягивает высоко застегнутый воротник. Ему вдруг становится тяжело дышать, - я постараюсь прислать тебе хотя бы какую-то весточку, но в институте, - он не может сообщить при фрау Шрекк, что едет по служебному распоряжению, - может быть очень много работы. Поэтому заранее прошу прощения, если за эти две недели от меня все таки не будет новостей.
Услышав слова Рикардо о госте и о поддержке Витторио, Герштайн ощущает прилив надежды.
- Я надеюсь, что твой вечер будет удачным..

8

- Ты едешь... ближе к передовой? - Рикардо спрашивает это тихо, затем спохватывается, что Герштайн может его и не услышать, и повторяет вопрос. Неприятно тянет в груди - это дурное предчувствие. Рикардо надеется, что оно кажется еще и ложным.
- Я тоже надеюсь, - он не знает, как ободрить Курта, как сказать ему, что он не одинок, что Фонтана будет молиться за его безопасность, но вместо этого говорит только:
- Думаю, мы справимся.

9

- да, - Герштайну эти слова даются с трудом. Он не хочет тревожить Рикардо и, на самом деле, его пугает возможность погибнуть до того, как они закончат свое дело. Но в эти времена выбора нет ни у кого и он, Курт Герштайн, не является исключением, - я выезжаю в Украину.. по вопросам научной работы.
Он чувствует взгляд фрау Шрекк в спину, но не подает вида, что обратил внимание. Герштайн знает, что потом, рано или поздно, она спросит его, как он, простой ученый, как представил его Рикардо, оказался в таком положении и, возможно, ему придется рассказать о том, чего она не знает.
Но это будет не сейчас.
- Да, мы справимся, - Курт улыбается слабо, но искренне. Он благодарен Рикардо за поддержу, которую тот предлагает ему.

Отредактировано Kurt Gerstein. (2010-11-11 16:40:27)

10

- Пожалуйста, старайся беречь себя, - говорит Рикардо порывисто. Он осознает, что если кто-то из них сейчас окажется жертвой нелепого случая, или позволит себе вести себя неосторожно, погибнут тысячи невинных людей. Надежда, которую они несут в себе, так непрочна... но она есть, и это делает их сильными. А Пресвятая Матерь Божья, он уверен, осенит его друга благословением и возьмет под свою защиту. Фонтана чувствует это и спешит сказать об этом Герштайну.
- Я буду молиться за тебя, и все будет благополучно. Не исключено, что к твоему возвращению я уже буду тут с каким-то результатом, - он прикидывает по времени и думает, что это вполне может случиться. - Дай телеграмму на адрес пансиона, если сможешь... Или позвони и сообщи, когда вернешься.

11

- Я буду осторожен, - и Курт действительно имеет это ввиду. Он обязан вернуться, как бы ни сложилась его судьба в отъезде, - я непременно отправлю телеграмму. Действительно, вполне возможно, что к тому времени, как я вернусь, ты уже будешь здесь..
Герштайн надеется на это, от чего-то он беспокоится за Рикардо, хотя, казалось бы, причин для этого нет. Его друг дома, рядом со своей семьей..
- По приезду я отлучусь в Тюбенген на несколько дней, навещу жену с детьми, от туда я смогу звонить в Уленхорст.. возможно, моя вынужденная командировка все таки принесет нам пользу.
Курт уверен, что Рикардо поймет, что он имеет ввиду.

12

- Хорошо, - Рикардо улыбается в трубку. Он охотно говорил бы еще, или просто молчал, слушая голос Курта, но телефонные разговоры - не его стихия. В представлении Фонтана телефон нужен только для деловых разговоров. К тому же их могут прослушивать, да мало ли что! Поэтому он с сожалением произносит:
- Я буду ждать известий от тебя. Звони в пансион. Да, и - передай фрау Шрекк, что следующий мой звонок будет целиком и полностью посвящен разговору с ней, так что пусть не обижается сейчас.

13

- Конечно, - Герштайн улыбается. Ему хотелось бы видеть сейчас лицо Рикардо, сидеть с ним рядом, как тогда в кухне его дома, говорить о чем угодно, просто чтобы сохранить это ощущение обоюдной поддержки и участия. Но сейчас им действительно пора прощаться.
- Береги себя, Рикардо..
Попрощавшись, Курт кладет трубку.

14

Рикардо еще несколько секунд сидит неподвижно, слушая гудки в трубке, затем тихо кладет ее на рычаги и направляется к шкафу - сменить рубаху на свежую. Сегодняшний ужин слишком важен - он должен быть, что называется, в форме.
Внезапно ему кажется забавной мысль, что вот КУрт может сменить форму на гражданской костюм, а он, Рикардо, постоянно в сутане. "Воинство Царя Небесного всегда на службе, - Фонтана улыбается, глядя на себя в зеркало. - Тоже мне... воин. Ладно, у всякого своя война. Наша - не менее трудная, чем та. Хотя и менее опасная. Наверное".

15

Возникает глухая пауза, - неприкаянная тишина, неприятная и тяжёлая. Как будто в окружающей атмосфере стало чего-то недоставать, едва утих далёкий голос в телефонной трубке.
Герштайн рывком поднимается, стараясь как можно искренней улыбнуться фрау Шрекк, стоящей с несколько вопрошающе-заинтересованным видом в двух шагах от него.

16

- Вы чем-то расстроены, господин Вебер? - Магда Шрекк не хотела бесцеремонно влезать в дела "своих мальчиков", но ей очень важно знать, что происходит - хотя бы в той мере, в какой они оба могут ей довериться. Она помнит оговорку Рикардо, когда тот случайно назвал своего друга совсем не тем именем, каким представил ей. Впрочем, какая ей разница? Курт Вебер, Курт Герштайн... главное, что она чувствует - эти двое решились на какое-то отчаянное дело. Отчаянное - однако, скорее всего, благое. Иначе не были бы так расстроены ее постоялец и его друг. Кто сейчас замышляет дурное, тот не станет переживать и сомневаться.

Отредактировано Магда Шрекк (2010-12-28 11:57:21)

17

- Тем, что вынужден буду покинуть Вас и тем, что не смогу поддерживать связи с товарищем, - мягко улыбается Герштайн не без попытки сгладить тему. - Говоря обо мне самом - всё в порядке. Насколько, конечно, понятие "порядка" как такового применимо к военному времени.
Он знает, что больше не выдаст себя, не проявит ненужного сейчас, хоть и нестерпимо гложущего, волнения. Он не должен беспокоить фрау Шрекк.

18

Магда, против обыкновения, не улыбается ему в ответ, но серьезно отвечает:
  - Я без вас буду скучать, но и только. Рихард у себя дома. Он говорил, что Муссолини настроен по отношению к церкви лояльно, а Рихард к тому же - сын влиятельного человека. Ему ничего не грозит. А вы едете туда, где идут бои. Так что оставьте тревоги - это мы будем за вас тревожиться.

Отредактировано Магда Шрекк (2010-12-28 23:47:56)


Вы здесь » 99 дверей » Amen » Amen: deadly vortex. XVII: Ulenhorst. Sunday.